Турция в БРИКС: особенности геополитической картины

    Вступление Турции в БРИКС будет стратегическим событием — но до него ещё далеко.
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time10 июн 2024remove_red_eye4 810
    print 10 6 2024
     

    4 июня во время визита в Пекин глава МИД Турции Хакан Фидан заявил, что Анкара рассматривает возможность присоединения к БРИКС. В ходе диалога со своим китайским коллегой Ваном И, Фидан сообщил, что с нетерпением ожидает участия в заседании в России (10-11 июня в Нижнем Новгороде), где министры иностранных дел стран БРИКС — Бразилии, России, Индии, Китая, Южной Африки, Ирана, Египта, Эфиопии, Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов встретятся в рамках подготовки к октябрьскому саммиту в Казани.

    Такие заявления Анкары отражают как развитые турецкие навыки геополитического торга, так и дальнейшую эволюцию мирового порядка в пользу его многополярности. Было бы слишком оптимистичным ожидать от Анкары стремительности в деле присоединения к БРИКС — с другой стороны, внешне- и внутриполитическое «окно» для присоединения, как определенного залога сохранения турецкого суверенитета, не бесконечно.

    Интерес Турции к БРИКС понятен, и не скрывается. Фидан сообщил СМИ, что группа БРИКС могла бы предложить Турции «хорошую альтернативу» Европейскому Союзу для улучшения турецких экономических перспектив. По словам Фидана, хотя Турция состоит в таможенном союзе с Брюсселем, она также изучает новые возможности для сотрудничества с несколькими партнерами на различных платформах, таких как БРИКС.

    «Конечно, мы хотели бы стать членом БРИКС. Посмотрим, как все пойдет в этом году», — сказал он.

    Специфическими чертами турецкой экономики в последние годы остается высокая инфляция — в конце мая Центробанк Турции сохранил ключевую ставку на уровне 50% (!), связанная с ней девальвация лиры, дефицит внешней торговли и, как следствие, кризис перепроизводства в самых разных сферах. Так, минсельхоз Турции планирует приостановить импорт пшеницы в страну с 21 июня по 15 октября. Как сообщается на сайте турецкого продовольственного ведомства, данная мера необходима для поддержки турецких производителей «в сложный летний сезон», когда растет плотность импортных поставок в страну, а цена на урожай заметно падает.

    Страны БРИКС — это огромный рынок, привилегированный доступ на который необходим Турции для поправки торгового баланса и повышения экспорта. Кроме того, сам факт заявления о намерении Турции вступить в БРИКС должен стать аргументом Анкары в дальнейших переговорах с Брюсселем, по выбиванию для себя дополнительных торговых уступок. В этом случае, однако, возникнет заметный конфликт интересов, сравнимый с коллизией между зоной свободной торговли с ЕС и аналогичным льготным режимом с Россией, которого до госпереворота 2014 года добивалась Украина. Пока что сложно сказать, как Анкара видит структуру своих финансово-экономических отношений с ЕС, ведь вряд ли Брюссель оставит без пересмотра миграционные, финансовые и экономические отношения с Анкарой, если та присоединится к геополитическому противнику Запада.

    Глава МИД КНР Ван И изложил восприятие ситуации Китаем: Пекин готов укреплять стратегическое партнерство с Турцией для противодействия «политике силы» на международной арене. То есть, не скрывается сугубо геополитический контекст потенциального союза, за рамками экономических аспектов.

    «Китай готов продолжать укреплять координацию и сотрудничество с турецкой стороной в рамках Организации Объединенных Наций и Группы 20, противостоять всем формам гегемонии и силовой политике, а также поддерживать стабильность глобальной цепочки поставок», — заявил Ван И.

    Ожидать быстрого присоединения Турции к БРИКС не стоит. Впервые президент Турции Эрдоган заявил о намерении присоединиться к БРИКС шесть лет назад на саммите организации в Йоханнесбурге, но с тех пор был достигнут незначительный прогресс. Однако, в ЕС Турция вступает почти 40 лет, кандидатом в члены объединения она стала в 1999 году, но с тех пор прогресс также исчезающе мал, и если оценивать ситуацию в сравнительных категориях, то динамика вступления в БРИКС всё же выше.

    В стратегическом плане, Турции действительно выгоднее присоединиться к БРИКС, особенно с учетом перспективы. БРИКС и Глобальный Юг- это единственный рынок, потенциально способный к росту, а сам альянс — к расширению. Весьма маловероятно, что Эфиопия, Египет или Турция однажды станут полноправными игроками на рынке ЕС, поэтому БРИКС выглядит лучшим выбором долговременного сотрудничества из возможного. Причем не только экономического — 10 апреля стало известно, что Турция подала заявку на участие в проекте Международной лунной исследовательской станции (ILRS), совместно инициированном Китаем и Россией.

    БРИКС был бы весьма полезен для Турции, но традиционная для Анкары тактика длительного маневрирования с целью получения максимальных встречных бонусов (как это было с выдачей одобрения на вступление Швеции и Финляндии в НАТО) имеет ряд объективных ограничений.

    «Окно» для цементирования отношений Турции и БРИКС юридическими соглашениями можно более-менее гарантировать до следующих выборов президента Турции, то есть до 2028 года. Состоявшиеся 31 марта 2024 года муниципальные выборы в Турции показали серьезное снижение популярности президента Турции Реджепа Эрдогана и, что важно в данном случае, рост популярности оппозиционной НРП, фронтменом которой на выборах выступил мэр Стамбула Экрем Имамоглу, уже второй раз избранный на этот пост. Эрдоган впервые получил настолько заметное поражение с момента начала правления 21 год назад. В столице Анкаре оппозиционный мэр Мансур Явас опередил своего соперника на 60%.

    НРП — Народно-республиканская партия — снова победила в Измире, Адане и на курорте Анталья. Примечательно, что она также получила контроль над четвертыми по величине городами Турции Бурсой и Балыкесиром на северо-западе, а также Адияманом, который сильно пострадал от двойного землетрясения на юго-востоке в прошлом году. Что важно в данном случае, за НРП стоит более молодое поколение турок, имеющих прозападную ориентацию. Нельзя исключать, что следующие выборы президента Турции будут сопровождаться и сильной вестернизацией её политики и отказом от вектора на БРИКС.

    Уже сейчас ряд ведущих западных аналитических изданий отмечает, что Вашингтону нужно использовать предстоящие возможности «после Эрдогана», и пробовать уже сейчас задействовать Турцию в собственных интересах.

    «Анкара может многое предложить США и их европейским союзникам в области торгового и оборонного партнерства, а также в оказании помощи в сдерживании влияния Китая, Ирана и России, особенно в регионах, где Турция активна, но охват США ограничен», — подчеркивает, например, Foreign Affairs.

    Вопрос БРИКС наверняка войдет в активную политическую жизнь Турции уже в ближайшие два-три года, а ему будет оппонировать группа, подогретая Западом и настаивающая на вестернизации политики Анкары.

    Средняя оценка: 5 (голоса: 3)