«Третий» в битве Израиля и ХАМАС: кто в тени?

    ХАМАС, как минимум с момента захвата власти в Секторе Газа, не находится под патронажем Ирана. Главный покровитель и спонсор движения — Катар.
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time11 окт 2023remove_red_eye109 721
    print 11 10 2023
     

    События 7—8 октября застали Израиль врасплох, никто не ожидал, что движение ХАМАС способно разрушить «высокотехнологичную» стену между анклавом и еврейским государством, подавить систему ПВО «Железный купол» и захватить в плен большое число высокопоставленных командиров ЦАХАЛ. Эксперты и аналитики сходятся во мнении, что здесь не обошлось без помощи третьей страны, обеспечившей операции ХАМАС планирование, технологическое сопровождение, разведку и целеуказания.

    В медийном поле активно продвигается тезис о том, что эта страна — Иран. Однако никаких оснований для этого, помимо анализа пропагандистской риторики Тегерана, не просматривается.

    Иран — мощная военная держава, однако предположение о том, что вся система военного управления Израиля находится под «колпаком» спецслужб Исламской Республики имеет под собой мало оснований. Следует также исходить из того, что Исламской Республикой руководят сегодня не романтики, а предельно трезвые геополитики.

    Наиболее приоритетные проблемы для Тегерана — это, в порядке убывания — ситуация вокруг Армении и ведущего к Каспию коридора между Турцией и Азербайджаном, сложная и запутанная обстановка в Багдаде, где много лет идет противостояние между иранской, американской и британской агентурой, непредсказуемая политика режима движения «Талибан» в Афганистане, отношения с которым носят напряженный характер.

    Ввязываться в прямое вооруженное противостояние с Израилем с риском прямого столкновения с США иранское руководство явно не планировало. Потому и достаточно сдержанно ведет себя союзная Тегерану шиитская Хезболла в Южном Ливане. Действия ХАМАС и Хезболлы никак не скоординированы, и последние шаги шиитского движения в отношении Израиля, какой бы не была публичная риторика организации, сводятся к формуле «не трогайте нас — и мы не тронем вас, а если ударите — ответим».

    Самое важное: ХАМАС, как минимум с момента захвата власти в Секторе Газа, не находится под патронажем Ирана. Главный покровитель и спонсор движения — Катар. Небольшая, но очень богатая и очень амбициозная монархия Персидского залива, стремящаяся вести свою игру и последние двадцать лет претендующая на роль вершителя судеб арабского мира.

    Что нужно знать о Катаре? Во-первых, Катар находится под защитой США, здесь находится один из крупнейших в мире центров американской военной инфраструктуры. Весь полуостров, на котором располагается Катар, за исключением столицы Дохи — это, по сути, большая американская военная база. Во-вторых, правящая династия тесно связана с британцами, которые в свое время помогли создать для монархии информационное сверхоружие — телеканал «Аль-Джазиру», выстроенную в начале века по лекалам Би-Би-Си. Сейчас «Аль-Джазиру» смотрит весь Ближний Восток, это ведущий поставщик информации и ключевой инструмент формирования общественного мнения в арабском мире.

    Пользуясь этим инструментом Катар сыграл ключевую роль в запуске «Арабской весны» в 2011 году, свержении Мубарака в Египте, уничтожении Каддафи в Ливии и организации мятежа исламских радикалов в Сирии. Во всех этих процессах Катар был не только ключевым информационным, но и финансовым хабом, деньги на «революции» шли через Доху. В-третьих, там имеются огромные запасы нефти и газа (вместе с Ираном и Россией Катар время от времени даже обсуждал планы создания «газовой ОПЕК») в сочетании с информационной и финансовой мощью и стабильностью политического режима. Подданным эмира, благосостояние которых в три раза превышает британский средний класс, есть, что терять в случае смены власти.

    Таким образом, Катар чувствует себя достаточно уверенно, чтобы играть с соседями «не по правилам», имея за спиной надежный тыл и очень прочные гарантии безопасности. Поссорившись в 2017 году с Египтом, с ОАЭ, и главное, с Саудовской Аравией, через которую в Доху доставлялось продовольствие, Катар немедленно развернулся на 180 градусов и стал получать продукты от еще вчера враждебного Ирана. Что касается военного присутствия — в дополнение к американцам на полуострове появились турки. Продержав Катар в блокаде четыре года, соседи сменили гнев на милость и пошли с Катаром на мировую — в обмен на обещание не превращать страну в базу для инсургентов, создающих угрозу для остальных аравийских монархий.

    Процессы, которые идут на Ближнем Востоке в последние год-два, не удовлетворяют амбиции Катара. Пока ОАЭ превращается в аналог новой Швейцарии, привлекая людей и капиталы, а Саудовская Аравия достигает дипломатических успехов на всех фронтах (вступает в БРИКС, мирится с Ираном, устанавливает прочные связи с Пекином и Москвой и независимо держится с Вашингтоном), Катар остается в тени. Соседи диверсифицируют экономику и обретают новый геополитический статус, а Катар находится на той же самой траектории, что 15 лет назад, когда началась его модернизация. Готовившиеся соглашения между Саудовской Аравией и Израилем лишь усугубили бы это положение.

    Мог ли в этой ситуации Катар рвануть «стоп-кран» и стимулировать ХАМАС к выступлению против Израиля (тем более, что костер уже пылал — правое правительство Нетаньяху усилило прессинг палестинцев в последние месяцы)? Видимо, мог, если бы получил одобрение от тех, кто предоставляет династии уникальные гарантии безопасности и страхует от возможных неприятностей извне. И вы, конечно, понимаете, о ком идет речь.

    Выгодны ли были США намечавшиеся соглашения Саудовской Аравии и Израиля, которые начали готовиться еще при Трампе? С точки зрения карьерных перспектив определенных представителей Госдепа — наверно, да. С точки зрения американского «глубинного государства» — вопрос очень спорный. Здесь нужно принимать во внимание следующие факторы:

    1. Вполне могло случиться так, что нормализация могла бы не сблизить Саудовскую Аравию с Западом, а, наоборот, подтолкнуть Израиль к еще большей многовекторности, вплоть до интереса к БРИКС.

    2. Премьеру Израиля Нетаньяху и его правой коалиции «глубинное государство» США не доверяет, на протяжении всего 2023 году шли попытки снести его режим («революция двенадцати суббот») с помощью протестов леваков и ЛГБТ-активистов, то есть примерно по той же схеме, по которой сносили Трампа в 2020 году. Нетаньяху давно послали «черную метку», теневые правители мира считают, что его место — там же, где сейчас находятся Ширак, Саркози, Шредер или бывший австрийский канцлер Курц. И эта цель, в принципе, уже почти достигнута. После всего, что произошло на днях, Нетаньяху трудно будет сохранить былую репутацию, удар пропущен слишком сильный.

    3. Глобальная нестабильность в принципе выгодна Вашингтону, остающемуся «тихой гаванью» в пылающем мире. Ближний Восток, ушедший в свободное плавание, очевидно не нужен США как новая «зона процветания». Проще поджечь все это и оставить гореть на медленном огне.

    Разумеется, все эти мысли — всего лишь допущение. И наши выводы вовсе не означают, что ХАМАС является прокси-армией Катара, а Катар — прокси-инструментом американского «глубинного государства». Все гораздо сложнее, однако нужно признать, что радикальный настрой одних, геополитические амбиции других и стратегические сценарии третьих сегодня ситуативно совпадают. Что будет завтра — неизвестно.

    Средняя оценка: 4.3 (голоса: 18)