Евразийская стратегия Китая, России, ЕС и США: суша побеждает море

Борьба за Евразию является главной целью сверхдержав, претендующих на глобальный статус
Аватар пользователя Админ
account_circleАдминaccess_time11 янв 2021remove_red_eye1 907
print 11 1 2021
 

Борьба за Евразию является главной целью сверхдержав, претендующих на глобальный статус. Ни у одного государства в истории не хватало сил для единоличного господства над этим континентом, и потому Евразия остаётся полем соперничества нескольких стран, основных претендентов на мировое влияние. В разное время это были разные империи. Сейчас к таким центрам силы относятся США, Китай, Россия и ЕС.

Китайская стратегия доминирования в Евразии сложилась после распада СССР и включает несколько этапов: превращение в крупнейшую экономику на континенте, создание управляемой системы союзов, вытеснение США из их зон влияния в мире, ослабление и разрушение их системы союзов, построение собственной китаецентричной глобальной империи.

Китай не смущает то, что его цели кажутся недостижимыми. То, что выглядит утопией, через время становится фактом. Китай не будет строить гегемонию по-британски или по-американски, навязывая свои культурные стандарты. Это невозможно и нерационально. Однако Китай стремится управлять интересами партнёров, превращая их со временем в вассалов.

Стратегия Китая – медленное продвижение к своей цели, рассчитанное на столетия. Минимальный стратегический горизонт для Китая – 30 лет. Пятилетки – это узловые моменты внутри долгосрочных периодов. Политическая система Китая и его политическая культура как нельзя лучше подходят для таких методов.

Несмотря на наращивание военно-морских сил, Китай стремится уклониться от соперничества с США на море, предпочитая реванш на суше. Этой цели служит неуклонное продвижение китайских геостратегических проектов.

Несмотря на то, что в них есть признаки интерференции, можно вычленить три основах направления:  формирование проекта Нового Шёлкового пути «Один пояс – один путь», создание ориентированного на Китай крупнейшего в мире торгового союза из 14 стран АСЕАН (совокупный ВВП больше, чем у ЕС или США), заключение всеобъемлющего инвестиционного соглашения с ЕС.

Проект ОПОП продвигается Китаем 7 лет, над созданием торгового союза со странами АСЕАН работали 8 лет, над инвестиционным соглашением с ЕС 7 лет. ОПОП создаёт транспортный коридор из Китая в Западную Европу и на Ближний Восток.

Торговый союз со странами АСЕАН создаёт общий рынок, куда не входят Индия и США, но входят британские доминионы Австралия и Новая Зеландия, что делает Британию косвенным участником союза. Соглашение об инвестициях с ЕС создаёт ещё один общий рынок с участием Китая, но без США.

Таким образом, Китаем создано три стратегических союза, где нет места США, но куда включены все их вассалы. Создана новая реальность, и администрации Байдена уже не удастся вернуть ситуацию ко временам Обамы. ЕС явно движется в сторону от однополярной гегемонии США, участвуя в её разрушении, и США придётся адаптироваться к этой новой реальности. А. Меркель сыграла ключевую роль в заключении инвестиционного соглашения ЕС с Китаем, как и в судьбе обоих газопроводов «Северный поток» из России в Европу, и США не смогли ей в этом помешать.  

Инвестиционное соглашение Китая с ЕС должно быть ратифицировано Европарламентом, но с этим проблемы не будет. США через часть своих сателлитов пытались сорвать соглашение, используя тему нарушения прав человека в Китае, но добиться успеха им не удалось.

Теперь Китай открывает для европейских инвестиций некоторые сектора своей экономики – телекоммуникации, обрабатывающую промышленность, банковский сектор, в то время как автомобильная промышленность и здравоохранение пока останутся под протекционистской защитой. В то же время и Китай получает инвестиционный доступ в ЕС, что усиливает его позиции в проекте ОПОП.

Инвестиционное соглашение Китая и ЕС стимулирует мощное ускорение восстановления мировой экономики после пандемического спада и подчёркивает полный провал попыток США изменить неотвратимые тенденции, ведущие к их углубляющейся изоляции.

Впервые экономический рост в Евразии пойдёт не по инициативе США. Общее торговое пространство Китая с Азией и ЕС превращает США в региональную сверхдержаву. Это ставит под угрозу американское доминирование в АТР, толкая США к углублению отношений с Индией. Позиции США в битве за ЕС ухудшились, если учесть провал попыток сорвать не только инвестиционное соглашение с Китаем, но и газопроводные проекты Германии и России.

ЕС в целом и Германия в частности получают мощный стимул для многовекторной политики, уравновешивая влияние США фактором Китая и России. Проект ОПОП, в той его части, которая выходит на Европу, критически зависим от России. Два из трёх трансконтинентальных транспортных коридоров из Китая в Европу, северный и центральный, идут через ЕАЭС, где Россия является членом ШОС и БРИКС, важных площадок координации между Россией и Китаем. 

Территория ЕАЭС занимает половину пространства между Европой и Китаем. Казахстан в проекте ОПОП становится важным транспортным узлом и перевалочным пунктом («сухой порт» Хоргос на казахстанско-китайской границе), но основная дорожно-транспортная сеть из Казахстана на Европу идёт через Россию. Именно поэтому влияние России в ЕАЭС ключевое и будет только расти, несмотря на сложный и длительный процесс согласования тарифных и валютных соглашений.

В китайской евразийской стратегии Иран является важнейшим узлом центрального трансевразийского экономического коридора. Он конкурирует с китайско-пакистанским направлением. Обе ветки должны обеспечить Китаю выход к Средиземному морю и Персидскому заливу для дальнейшей морской транспортировки товаров в Европу, Африку и Западную Азию.

Учитывая в этой связи возросшую геополитическую роль доступа к Каспию, на Южном Кавказе наблюдается активизация Ирана, Израиля, США, Саудовской Аравии, России, Казахстана, Азербайджана, Турции и Великобритании.

Убийство израильскими спецслужбами иранского учёного-ядерщика Мохсена Фахризаде, по мнению экспертов согласованное Помпео, Нетаньяху и Мухаммедом бен-Салманом в рамках давнего альянса США-Израиль-Саудовская Аравия, является попыткой спровоцировать Иран на громкий ответ, что позволит усилить давление на него и заставить Китай воздержаться от иранского направления.

Активизация Турции в Закавказье во многом объясняется её стремлением занять выгодную геостратегическую позицию перед вводом в эксплуатацию транспортного коридора между Центральной Азией, Каспийским морем, Южным Кавказом и Турцией в рамках проекта ОПОП.

Китай серьёзно инвестирует в турецкую транспортную инфраструктуру, владея 65% долей стамбульского контейнерного терминала Kumport и 51% моста Султана Селима Явуза через Босфор. Создан Транскаспийский транспортный консорциум, в котором участвуют компании Азербайджана, Грузии и Казахстана. Между Стамбулом и Синанем проложена железнодорожная магистраль «Железный шёлковый путь / Средний коридор».

Этот консорциум в перспективе создает Россию конкурентный грузопоток, предлагая доставку грузов за 12 дней вместо российских 18-ти через Транссиб. Сейчас этот грузопоток составляет 1 млн. пассажиров и 6,5 млн. тонн грузов в год, а к 2023 году составит 17 млн. тонн. Транзит через Каспий пока является узким местом для Турции, но для его расшивки потребуется увеличение флота и портовых мощностей в портах отгрузки и прибытия. Стратегическим инвестором тут может выступить Китай.

Турция благодаря укреплению связей с Азербайджаном, добивается получения прямого коридора от Средиземного моря до Каспийского, что будет предложено Пекину как конкурентное преимущество. Если при этом магистраль пойдёт через возращённую Азербайджану часть Нагорного Карабаха, логистическое плечо ещё больше сократится.

С учётом присутствия России в Карабахе, значительной роли в проекте ОПОП, а также специфических отношений с Азербайджаном и Казахстаном, можно прогнозировать поступление предложения принять Россию в каспийский транспортный консорциум с возрастанием вероятности исключения из него Грузии, чьи логистические возможности благодаря Карабаху не понадобятся.

США и Британия не могут допустить ослабления своего влияния на процессы в этом регионе. Таким образом, район Каспия и Закавказье становятся зоной генерации повышенных геополитических рисков, где столкнулись интересы сверхдержав и их союзников, стремящихся к реализации стратегических целей.

Предложенная Китаем новая модель международного экономического сотрудничества становится более конкурентоспособным проектом будущего, чем то, что предлагают США. Он больше даёт как развитым экономикам, так и странам третьего мира, захватывая в свою орбиту страны с богатыми запасами ресурсов, 63% населения планеты и расчётным экономическим масштабом в $21 триллион. 

С учётом гигантских преобразований, вызванных кризисом американоцентричной системы мира и китайским стремлением обеспечить доступ своей экономике к основным рынкам сбыта и источникам сырья, все без исключения страны мира начали борьбу за своё место в новом мировом порядке. Инвестиционное соглашение ЕС и Китая некоторые эксперты называют самым важным событием текущего столетия.

В любом случае, при существовании всех институтов американского глобального господства и управления создан фундамент трансевразийской оси Восток-Запад, и впервые это происходит без США, за счёт США и против США. Суша побеждает море едва ли не впервые со времён Чингиз-хана.

Разумеется, уходящий гегемон не оставит это без ответа, но шансов остановить процесс и повернуть его вспять остается все меньше. Мир реально стал многополярен, и потому Китай, Россия и ЕС в состоянии реализовывать свои стратегии уже без согласия США.      

Средняя оценка: 5 (голоса: 6)

Видео