Пакистан в полосе турбулентности

    Устранение с политической арены Имран Хана еще больше осложнило и запутало ситуацию.
    Аватар пользователя Леонид САВИН
    account_circleЛеонид САВИНaccess_time12 фев 2024remove_red_eye4 043
    print 12 2 2024
     

    8 февраля граждане Пакистане голосовали на всеобщих выборах после почти двухлетнего политического кризиса, вызванного отставкой и последующим арестом премьер-министра и лидера Движения за справедливость Имрана Хана. До начала избирательной кампании Имрану Хану вменяли коррупцию, якобы за то, что он не сдал какой-то подарок в депозитарий. Потом к обвинениям добавился пункт о беспорядках 9 мая, поскольку его сторонники после ареста начали широкомасштабные акции протеста, вылившиеся в столкновения с полицией, силами безопасности и поджегом правительственных зданий.

    После Имрана Хана и бывшего главу МИД Махмуда Курейши обвинили в разглашении государственной тайны (поскольку Имран Хан открыто заявил, что его отставка была инициирована из США, и эти сведения есть в дипломатической переписке), приговорив к 10 годам лишения свободы. Наконец, перед самыми выборами добавилось еще обвинение, что его последний брак нарушил нормы шариата. В число обвиняемым попала и его жена Бушра Биби.

    Было понятно, что истеблишмент, который представляют военные, постараются не допустить возвращения во власть Имрана Хана.

    Однако с самого начала подсчета голосов стало понятно, что Движение за справедливость, точнее независимые кандидаты, поддерживаемые этой партией (поскольку Центральная избирательная комиссия запретила участвовать непосредственно партии с ее символикой), набирают большинство. И не только в местах своего традиционного ядерного электората, но в общей сложности для формирования состава Национальной Ассамблеи.

    В понедельник 12 февраля согласно официальным данным Движение имело 101 место, Мусульманская лига Наваза — 75 мест, Народная партия — 54 места. Динамика данных по выборам в провинциальные ассамблеи также показала интересные закономерности — статистика на конец прошлой недели отличалась от последних вводных. А для перевеса в несколько голосов это имеет критическое значение.

    Итак, в Синде чистую победу одержала Народная партия, набрав 83 места. Мухаджиры взяли 26, и это обоснованно, поскольку исторически они обосновались в Карачи. Движение за справедливость там получило 14 мест, а Мусульманская лига всего одно. В понедельник место от Движения за справедливость перешло к Народной партии.

    В Хайбер-Пахтунхва, где значительный демографический перевес составляют пуштуны, являющиеся сторонниками Движения за справедливость, партия стало безусловным лидером с 89 местами. Остальные партии не набрали и десяти мест. Позже еще одно место добавилось в Движению, ДУИ получили семь, Мусульманская лига Наваза пять, а Народная партия четыре места. А вот Пенджаб показал сильную поляризацию. Вначале у Мусульманской лиги было 139, мест, а у Движения за справедливость — 135. Потом Движение пошло на обгон и показало 138, тогда как Лига осталась с 137 местами.

    Народная партия смогла взять всего 10 мест. В Белуджистане получился сильный разброс между партиями — 11 мест у Народной партии, девять у Мусульманской лиги, восемь у ДУИ, пять у Движения за справедливость и 13 от других депутатов. При этом Движение отыграло себе одно место, ДУИ добавило три, а Лига одно.

    В общем, ни одна партия не сможет в одиночку создать правительство. Поэтому нужна коалиция. Национальная ассамблея Пакистана имеет 266 мест, поэтому большинству нужно набрать 134 места.

    Но есть один важный нюанс. Независимые кандидаты от партии Движение за справедливость не могут сами сформировать правительство, несмотря на то, что они в большинстве. Согласно пункту 92(6) Закона о выборах в течении 72 часов после оглашения официальных результатов они должны присоединиться к какой-либо партии, либо создать группу в парламенте.

    Основной риск для этой условной группы заключается в том, что их депутатов могут перекупить. Проблема с отступничеством сыграла ключевую роль во время импичмента Имрану Хану два года назад. Следовательно, это может повториться. Кроме того, поскольку кандидаты шли не от партии, то они лишились квотированных мест, которые предназначены для женщин и немусульман. С другой стороны, высокие показатели показывают явную сплоченность сторонников партии и готовность к политической борьбе.

    Несмотря на то, что Мусульманская лига не смогла занять первое место, фактически сразу после голосования Наваз Шариф заявил о своей победе. Но это было сделано в двусмысленной манере. Бывший премьер-министр, выступая с балкона своей резиденции, сказал, что его партия стала «единственной по величине партией», хотя не обладает достаточной численностью, чтобы самостоятельно сформировать правительство. Он добавил, что «поручил Шехбазу Шарифу заняться этим сегодня вечером. Я попросил его встретиться с Асифом Али Зардари, Мауланой Фазлур Рехманом и Халидом Макбулом Сиддики.

    В воскресенье в Лахоре состоялся ряд встреч, где партии Мусульманская лига Наваза, Народная партия и Мухаджирское националистическое движение — Пакистан, которые в общей сложности имеют численный перевес для формирования коалиционного правительства, «в принципе согласились работать вместе».

    Президент Мусульманской лиги Наваза Шехбаз Шариф, младший брат лидера Наваза Шарифа провел свою первую официальную встречу с руководством Народной партии в доме Билавала в Лахоре, где он встретился с сопредседателем Асифом Али Зардари и его сыном, председателем партии Билавалом Бхутто Зардари.

    До этого, как отмечают СМИ, прошла тайная встреча в резиденции исполняющего обязанности главного министра Пенджаба Мохсина Накви 9 февраля.

    Ранее сообщалось, что Народная партия хотела получить пост премьер-министра и не стремилась отдавать эту должность руководству Мусульманской лиги. Предполагалось, что в противном случае они могут уйти в оппозицию. Но после второй встречи участники выразили свою приверженность тому, чтобы «ставить интересы и благополучие нации превыше всего».Так что, возможно Народная партия и Лига объединятся, чтобы проводить общую политику.

    Пакистанские СМИ также сообщают, что состоялась встреча посла США Дональда Блома с председателем Народной партии Билавалом Бхутто Зардари. Видимо, Вашингтон пытается управлять внутренними процессами в стране и заручиться лояльностью от нового правительства.

    Сделать это будет непросто, поскольку обстановка в Пакистане накалилась до предела. Выборы сопровождались беспорядками, которые продолжаются и поныне. Так, в Шангла из-за столкновений сторонников Движения за справедливость с полицией погибло четверо, и было ранено более 30 человек, среди которых бывший депутат Национальной ассамблеи от Движения за справедливость Наваз Мехмуд. Беспорядки начались после того, как глава избирательной комиссии объявил победителем Амира Мукама из Мусульманской лиги. Представители партии Движения за справедливость обвинили правительство в махинациях с голосами избирателей. Подобные выступления прошли в Кветте (административный центр Белуджистана) и Пешаваре (центр Хайбер-Пахтунхвы).

    Один из лидеров Движения за справедливость в воскресенье 11 февраля заявил, что они не признают результаты выборов в ряде городов, таких как Саргодха и Фейсалабад, поэтому готовятся к акции протеста по всей стране. В тот же день в Ларкане произошла стычка между представителями Народной партии и Великого демократического альянса, в результате чего погибло два активиста и полицейский. А в Равалпинди (город-спутник Исламабада, где размещен генеральный штаб вооруженных сил страны) во время протестов были задержаны сторонники Движения за справедливость.

    Собственно, до проведения самих выборов обстановка также была напряженной. Непосредственно за день о голосования 7 февраля в провинции Белуджистан было совершено два теракта, причем второй взрыв произошел у офиса исламистской партии ДУИ. Официально числится 26 погибших.

    Вероятно, что акции протеста в самых разных формах продлятся даже после оглашения окончательных результатов. В ряде городов голоса оспаривает Движение за справедливость, но также Мусульманская партия Наваза ставила под сомнение адекватность работы некоторых избирательных участков.

    Если добавить к внутриполитическим проблемам сложную экономическую ситуацию, а также напряженную обстановку в области безопасности (более десяти террористических организаций действуют внутри страны, с правительством талибов в Афганистане отношения напряженные, не говоря уже о классическом геополитическом оппоненте в лице Индии), следующему правительству предстоит довольно тяжелая работа. Теоретически Россия могла бы помочь Пакистану решить ряд проблем, как это регулярно делает основной спонсор в лице Китая или давний партнер Саудовская Аравия. Однако двусторонние отношения должны проходить в адекватной манере, без каких-либо махинаций по заказу Запада. Официально Пакистан числится в России как дружественная страна. И Исламабад может доказать это на деле, если будет суверенная политическая воля. Не меньше той, которая была у Имрана Хана, когда после прихода к власти он открыто заявил, что не даст США втягивать страну в какие-либо конфликты.

    Средняя оценка: 4.5 (голоса: 6)