Единый мировой корпоративный налог – насколько это реально?

Будут ли цифровые гиганты и другие мировые ТНК платить налоги в России?
Аватар пользователя Валентин Катасонов
account_circleВалентин Катасоновaccess_time12 июл 2021remove_red_eye5 706
print 12 7 2021
 

В 80-90-е годы прошлого века происходила активная офшоризация мировой экономики. Создавались многочисленные «налоговые гавани», в которых транснациональные корпорации (ТНК) могли прятать свои прибыли. Уклоняясь таким образом от уплаты высоких корпоративных налогов, которые действовали в экономически развитых странах.

Кроме так называемых «черных» офшоров (юрисдикции типа Багамских островов или Панамы), где налоговые ставки были нулевыми или почти нулевыми, возникли так называемые «серые» офшоры (например, Нидерланды), где ставки были намного ниже, чем, скажем, в США, Германии или Франции. 

С конца прошлого века на международном уровне стали предприниматься попытки противодействия уклонению ТНК от уплаты налогов. Прежде всего, в рамках Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Одним из важных документов, разработанных в рамках ОЭСР, стала конвенция «Об автоматическом обмене налоговой информацией».

К настоящему времени участниками конвенции стали почти 100 стран, среди них и Россия. Уклоняться от уплаты налогов бизнесу стало сегодня намного сложнее. Хотя еще имеется немало «тихих заводей» - различных юрисдикций, которые не подписали конвенцию и продолжают оставаться «налоговыми убежищами».

Еще одно направление деятельности ОЭСР в деле наведения порядка по налогам – подготовка стран к принятию единой минимальной ставки по корпоративному налогу на прибыль. Даже экономически развитые страны втянулись в конкурентную борьбу за привлечение ТНК и иностранных капиталов, что, конечно же, подрывает государственные финансы. Тренд снижения средней ставки корпоративного налогообложения в мире наблюдается десятилетиями, пишет Bloomberg: в начале 1980-х ставка превышала 40%, к 2020 году снизилась до 24%.

В группе экономически развитых стран при этом наблюдается большая пестрота в картине ставок по корпоративному налогу на прибыль. В Великобритании она равняется 19%, Ирландии – 12,5%, в Швейцарии – 14,9% (средняя ставка, она варьирует по отдельным кантонам), в Японии – 30,6%.

В Европейском союзе средняя ставка составляет 24,5%. Чтобы остановить неумолимо происходившее снижение налоговых ставок, ОЭСР стала готовить предложения по унификации минимальной ставки в мире. Первоначально большинство стран-членов ОЭСР предлагали такой минимум установить на планке 12,5%.

США участвовали в работе по данному вопросу, но не особенно активно. Вашингтон при этом проявлял максимализм, предлагаю минимально значение ставки в 21%, что соответствовало реально действовавшей в США ставке корпоративного налога. Такой максимализм не устраивал большинство стран.  «Поручик» (США) хотел, чтобы «вся рота шагала в ногу» с ним. «Рота» (партнеры США по ОЭСР) считали, что «поручик» шагает слишком широко.

И вот неожиданно при новом президенте Джо Байдене активность Вашингтона по внедрению единой налоговой ставки в мире резко возросла. Дело в том, что новая администрация задумала в США налоговую реформу, одним из главных пунктов которой является повышение корпоративного налога на прибыль с нынешнего уровня 21% до 28%. Чтобы как-то сдвинуть с мертвой точки процесс переговоров, США и их партнеры пошли навстречу друг другу и договорились, что минимальная ставка единого мирового налога будет 15%.

В результате достигнутого консенсуса ОЭСР подготовила проект реформы мировой налоговой системы, который согласован и одобрен ста тридцатью странами мира, обеспечивающих 90% глобального ВВП. Об этом сообщили многие СМИ 1 июля этого года.

Как подчеркивает ОЭСР, пакет положений, «состоящий из двух компонентов, окажет необходимую поддержку правительствам, которым нужно обеспечить дополнительные доходы для восстановления своих бюджетов и балансов, инвестиций в основные государственные услуги, инфраструктуру и меры, необходимые для содействия оптимизации эффективности и качества восстановления после COVID». Итак, в ожидаемом международном соглашении содержатся следующие два компонента

Первый компонент сводится к тому, чтобы запретить порочную практику многих ТНК: производственную, торгово-экономическую и финансовую деятельность они ведут в одних странах (там, где благоприятные условия по цене рабочей силы, источникам сырья, рынкам сбыта и т.п.), а налоги платят в других странах (там, где низкие ставки налогов). Особенно ярко такой дуализм проявляют крупнейшие цифровые корпорации типа «Фейсбук», «Гугл», «Эппл», «Амазон» и др.

Они делают свой бизнес в десятках стран мира, предлагая сотням миллионов и даже миллиардам граждан свои сервисы, но не платят в казну стран операционной деятельности ничего. Ярким примером этого является деятельность цифровых компаний в России. Цифровые корпорации Кремниевой долины в России до сих пор действовали, даже не открывая своих представительств или филиалов. Предлагаемое соглашение предусматривает, что компании должны платить налоги там, где они фактически осуществляют свою деятельность и получают прибыль. 

Как напомнили в ОЭСР, пакет документов, ставший «результатом переговоров, проводившихся под эгидой ОЭСР на протяжении большей части последнего десятилетия, направлен на обеспечение того, чтобы транснациональные корпорации платили налоги там, где они действуют и получают прибыль».  

ОЭСР сообщает, что «первый компонент обеспечит более справедливое распределение прибыли и налоговых прав между странами в отношении крупнейших транснациональных корпораций, включая цифровые компании». «Это позволит перераспределить некоторые налоговые права в отношении этих корпораций от их родных стран к рынкам, где они ведут предпринимательскую деятельность и получают прибыль». Причем делаться это будет «независимо от того, присутствуют ли там эти компании физически».

На первом компоненте очень настаивали многие европейские страны и Европейский союз. На протяжении многих лет они добивались того, чтобы американские цифровые корпорации выплачивали налоги в Европе, а также покрыли свои гигантские задолженности по налогам за предыдущие годы. Кажется, власти США для того, чтобы сдвинуть с мертвой точки переговоры по реформе мировой налоговой системы, встали на сторону европейцев и согласились, что корпорации Кремниевой долины должны платить налоги в Европе.

Второй компонент предполагает движение стран в сторону унификации налоговых ставок для корпораций. Полной унификации достичь в ближайшее время не получится. Но зачистить окончательно офшоры и зоны чрезмерно льготного налогообложения – вполне реальная цель на ближайшее будущее.

«После долгих лет напряженной работы и переговоров этот исторический пакет обеспечит, чтобы крупные транснациональные корпорации выплачивали справедливую долю налогов повсюду», - отметил генеральный секретарь ОЭСР Матиас Корманн (Mathias Cormann).  По его словам, данный пакет «не устраняет налоговую конкуренцию, но устанавливает согласованные на многосторонней основе ограничения на нее». Таким ограничением и призвана стать минимальная ставка налога в 15%.

Суммарный эффект от соглашения по налогам, как подсчитали в ОЭСР, может составить 250 млрд. долл. Первый компонент может дать дополнительно налогов в сумме 100 млрд. долл., второй – 150 млрд. долл.

Решающая роль в достижении консенсуса по мировой налоговой реформе принадлежит нынешнему министру финансов США Джанет Йеллен. Именно она пошла навстречу партнерам, отказавшись от ряда жестких исходных позиций американской стороны. Комментируя сообщение ОЭСР от 1 июля о положительных результатах переговоров по налоговой реформе в мире, Джанет Йеллен сказала:

«На протяжении десятилетий США участвовали в обреченной на поражение международной налоговой конкуренции, снижая наши ставки корпоративного налога только для того, чтобы наблюдать, как другие страны в ответ снижают свои. Результатом стала глобальная гонка ко дну: кто сможет снизить корпоративную ставку дальше и быстрее?». Она заключила: «Ни одна нация не выиграла эту гонку».       

Последние противоречия между США и их европейскими партнерами были сняты на саммите G7 в июне этого года. Следующий этап, где США будут ждать официального подтверждения достигнутых договоренностей, саммит G20 в Риме 30-31 октября этого года.

Следует ожидать, что Россия инициативу поддержит. Во-первых, ставка налога на прибыль компаний в РФ – 20%, т.е. выше предлагаемого минимума. Во-вторых, для России не менее остро, чем для европейских стран стоит вопрос о том, чтобы американские цифровые компании платили налоги по месту деятельности, т.е. в бюджет РФ.

Окончательная доработка плана реформирования налогов в мире должна быть завершена до конца этого года. В переговорах по плану участвовало 139 стран и юрисдикций. Поддержали его, как сообщается в пресс-релизе ОЭСР, 130 стран и юрисдикций.  К соглашению, не присоединились, в частности, Ирландия и Венгрия. Для них минимальная величина налоговой ставки в 15% является «чрезмерно высокой».

Некоторые эксперты полагают, что согласие США на минимальную ставку в 15% является тактическим приемом, необходимым для того, чтобы сделать первый шаг. 15% - лишь отправная точка, чтобы задобрить низконалоговые юрисдикции (Ирландия – 12,5%, Швейцария – 14,9 %, Сингапур – около 17%) на начальном этапе.

Так, доктор Джордж Дибб (Dr George Dibb), возглавляющий лондонский Центр экономической справедливости при Институте исследований государственной политики (Centre for Economic Justice at the IPPR), уверен, что США будут повышать пороговое значение ставки до 25%.

Средняя оценка: 5 (голоса: 6)

Видео