Купирование разрекламированных роев вражеских дронов в происходящем контрнаступе

    Об этом снимали ролики в центре Киева, рекламируя в интересах ВСУ под индийские танцы, что не только хлопцы, но и дивчины могут легко управлять БПЛА. Об этом были хвалебные фото-отчёты о формировании рот операторов ударных беспилотников.
    Аватар пользователя Игорь Казенас
    account_circleИгорь Казенасaccess_time14 июл 2023remove_red_eye8 059
    print 14 7 2023
     

    Отличительной особенностью уже идущего вовсю украинского наступления должна была стать волна украинских дронов-камикадзе. Направляемые роем, вкупе с артподготовкой, они способны были нанести серьёзный ущерб первой линии обороны, производя значительные потери личного состава. Таким образом предполагалось существенно снизить наш оборонительный потенциал и подготовить прорыв для механизированной пехоты и танков.

    Об этом не так давно самозабвенно вещал Арестович, описывая детали будущего наступления. Об этом снимали ролики в центре Киева, рекламируя в интересах ВСУ под индийские танцы, что не только хлопцы, но и дивчины могут легко управлять БПЛА. Об этом были хвалебные фото-отчёты о формировании рот операторов ударных беспилотников в бригадах, ожидающих наступления. В одном кадре — сотни коптеров различных «калибров и мастей», десятки операторов, десятки джипов. Всё это могло бы стать реальной силой, весомым подспорьем против любой армии мира, значимым аспектом для взламывания любой обороны. Но только не для Армии РФ.

    Наша армия не могла не совершенствоваться для преодоления возникавшей дополнительной угрозы. Военные специалисты исследовали эту область современного вооружения со всеми особенностями, изучая работу подобных устройств ещё с «сирийской песочницы». А с первых дней СВО — как такая техника использовалась войсками хунты, наращивая массовость применения. Причём, наша работа в этом направлении не замалчивалась, то тут, то там об этом дозированно давалась информация. Только она тонула в нагнетаемой истерии и негативе, что плодилась рядом новоиспечённых так называемых военблогеров, и всячески раздувалось ЦИПсО хунты. Главное, чтобы читатели потеряли веру в собственную армию, разуверились в её мозговом центре — в Генштабе. «Мы отстаём в дронах!» — неслось отовсюду. «У нас отсутствует РЭБ!» — вещали эти «специалисты». Они на каждом шагу критиковали МО РФ: «Лампасники ничего не понимают в реальной войне», — ведь это «на хайпе» приносило им кучу «подписоты». Совсем уж начав «почивать на лаврах» многих сотен тысяч подписчиков, подобные диванные деятели умудрялись давать военному ведомству советы в стиле «капитана очевидности»: «Надо срочно минировать подходы!», и всё в таком духе. Теперь они отряхнутся и пойдут дальше, глубокомысленно утверждая: «Вот видите! Меня услышали!».

    Так что же мы имеем в реальности на данный момент? Как видно по номенклатуре бронетехники, по задействованным для ударов по нашей передней линии обороны Хаймерсам, — так называемый контрнаступ включился на полную катушку со всеми предполагаемыми сюрпризами уже как пару недель назад. Но среди этих сюрпризов «вдруг» отсутствуют рои ударных ПБЛА. Случались некие единичные прорывы, но именно массового обещанного применения не фиксировалось. Куда делись тысячи камикадзе, накопленных только на этом участке фронта, где сейчас идёт основной прорыв? Ведь в каждой приданной специальной роте на каждую бригаду их имелось по нескольку сотен вместе с операторами.

    У противника уже наступила ситуация, когда ему очевидно, что все введённые им в наступление средства пока не приносят результата. Он уже использует всю подготовленную номенклатуру средств поражения, но роя дронов мы так и не дождались. Его напор может продолжаться в таком интенсиве ещё две-три недели, — дальше интенсивность неизбежно пойдёт на спад. Грамотно и плотно выстроенные системы минных заграждений (привет поучающим МО РФ) не дают противнику развернуть более массивные боевые порядки и бросить в атаку бОльшие силы, которые у него пока ещё есть в резерве. Значит сейчас ему максимально бы пригодились заготовленные рои. Но почему они так и не долетели массово до первой линии обороны?

    На это нам дал исчерпывающий ответ в своём интервью командующий группировкой ВС РФ на Запорожском направлении генерал-полковник Александр Романчук ещё в первые дни «боевого гопака-контрнаступа». Так им описывалась атака в ночь с 7 на 8 июня: «Подразделения радиоэлектронной борьбы подавили систему связи противника, а также каналы управления беспилотных летательных аппаратов. Зенитчиками было сбито 11 беспилотных летательных аппаратов.»

    Тоесть, армады FPV и прочих дронов-камикадзе были запущены, но не преодолели стену РЭБ. Те же единицы (явно некоммерческого класса), кому удалось просочиться, были сбиты ПВО.

    Почему так вышло, откуда «неожиданно» у России «появилось» столь эффективное оружие и как мы к этому пришли — рассмотрим ниже.
    Дело в том, что Армия России к преодолению возникшей новой угрозы готовилась, и готовилась основательно. Парирование угроз и наращивание собственных возможностей. Для нашего высшего военного руководства давно стало понятно, на какие классы БпЛА сделать упор. Коптеры нормальным БпЛА не замена, не альтернатива, а только дополнение.

    В настоящее время наш ВПК «печёт, как пирожки», БпЛА ударного, разведывательного и прочих типов. Не настолько капризных к погоде, как коптеры. Способных более суток висеть в воздухе. Забирающихся на высоты, не доступные для ПЗРК, с возможностью залезать на заоблачные 12 км и более. С ежемесячным увеличением их производства. Без творчества «сделано на коленке» с прошивками и бардаком сопряжения с другими системами и частями. Это меч, или, говоря по-современному — снаряд, в извечной борьбе снаряда против брони.

    Что касается щита, или брони. Исходя, в том числе, и из сирийского опыта, было запланировано и осуществлено расширение номенклатуры и наращивание производства средств обнаружения, воздействия и поражения подобных летательных аппаратов. МО РФ было очевидно, что с происходящим уплотнением и расширением диапазона применяемых средств РЭБ роль гражданских коптеров любого оснащения и «перепрошива», являющихся основой парка БПлА ВСУ, будет снижаться по экспоненте.

    Некоторое время назад обе воюющие стороны на самых «окопных низах», как и волонтёрские движения с обеих сторон, вдруг постигло одно на всех откровение, что обозначенная «перепрошивка» коммерческих коптеров, хоть самая навороченная и дорогая, являются пустой тратой времени и денег. Да ещё и ухудшающей начальные характеристики аппаратов. Она спасает только от простого Аэроскопа (система идентификации и мониторинга активных дронов, с помощью которой сотрудники органов безопасности могут проверять летательные аппараты). Нормальная же армейская установка РЭБ, как, например, «Силок-1М» и другие отечественные (как, впрочем, и у заклятых партнёров) — прекрасно видят коммерческие дроны. Засекают, какую прошивку ни скачай, и канал связи, и расположение НПДУ, то есть пульта, и по возможности наводят туда артиллерию.

    Коммерческими коптерами на фронте уже в ближайшие месяцы будут пользоваться очень ограниченно, если вообще пользоваться. Это не значит, что Минобороны совсем отвергает подобный малый класс беспилотников. Проходят разработку и испытания разные модели для уровня отряд-рота-батальон. Тут техзадание от заказчика с весьма высокой планкой, особенно по каналам связи. Посмотрим, когда получится нечто, удовлетворяющее всем требованиям военных и через сколько это всё появится в частях.

    Используются и инициативы с низу. Достаточно вспомнить Тамбовский хлебокомбинат, который начал собирать с поддержкой государства все те же FPV-дроны. Но значение, которое придавали подобным аппаратам киевские стратеги, создавая роты БпЛА, как боевые рои — оказалось тотально завышенным. С их стороны. При нашем же превосходстве в артиллерийском подавлении, при выносе средств РЭБ противника изделиями «ZALA» от концерна «Калашников» — наоборот, Минобороны закидало нас массовыми кадрами как раз наших дронов-камикадзе, наносящих урон ВСУ.

    Так, судя по статье в «The Guardian» двухмесячной давности, уже тогда эффективность беспилотников ВСУ упала в десятки раз. «Российские силы, проводящие военную операцию на Украине, близки к тому, чтобы лишить ВСУ возможности использовать популярные модели беспилотников, в частности выпускаемые китайским производителем DJI, что внушает тревогу украинским военным. Об этом операторы беспилотников рассказали журналистам. По их словам, дело в специальных системах глушения. По мнению одного из операторов, 31-летнего Ярослава, „через три-четыре месяца будет невозможно использовать DJI“.

    Другие операторы беспилотников сообщают, что аппараты DJI постепенно становятся всё менее эффективными, поскольку их радиус действия сокращается в результате мер радиоэлектронной борьбы, применяемых российскими силами. Например, в Бахмуте, где видимость ограничена зданиями, отряд беспилотников на данный момент может преодолеть всего лишь несколько сотен метров, тогда как раньше их эффективная дальность была в 10 или 20 раз больше.»

    По срокам эта публикация английского издания хорошо совпадает с сообщением РИА Новости от 10. 04., что в российские войска ПВО поступили комплексы для борьбы с мини-дронами. «Для борьбы с воздушными целями такого класса в объединения ПВО в прошлом году поступили первые комплексы разведки и противодействия тактическим беспилотным летательным аппаратам „РЛК-МЦ“ отечественного производства. Они уже выполняют боевые задачи по прикрытию критически важных военных и государственных объектов, в том числе в зоне проведения СВО.»

    РЛК-МЦ «Валдай» далеко не единственный, таких комплексов разного класса у нас много. Есть «Защита», есть уже упомянутый «Силок-М1». Комплексом РЭБ «Поле-21», по заявлению Минобороны, было осуществлено воздействие на ударный украинский беспилотник, в результате упавший в Тульской области. Есть даже несколько типов лазерных комплексов для борьбы с мелкими коптерами, воевавшие на фронтах ещё прошлой весной. Но командующий войсками ПВО-ПРО ВКС РФ в интервью РИА Новости упомянул именно РЛК-МЦ, а потому вот его характеристики из открытых источников

    117Ж6 РЛК-МЦ «Валдай» Х-диапазона способен обнаруживать БпЛА на дальностях до 20км, и способен обнаруживать цели с ЭПР до 0.001кв.м (скажем, ЭПР 0.01кв.м обнаруживает даже старый уже для нас «Тор-М1» и на весьма солидной дистанции, а вот 0.001 — уже нет). Конечно, столь малые он обнаруживает на куда меньших дальностях, в частности, Мавики — 6-8км. Также обнаруживает он каналы управления, и может искать цели телетепловизионной системой. А затем давит навигацию и каналы управления. Разрабатывался с 2016г., показан в 2019г., завершил «госы» весной 2021г. Впервые опробован еще в Сирии и в Донбассе (до СВО).

    В окончании немного информации из вражеского стана: «Россияне используют против нас электромагнитное оружие. Получил сразу два тревожных сигнала с фронтов о применении РФ оружия, которое на расстоянии буквально „выжигает“ электронику мощным импульсом. Радиостанции, БПЛА, телефоны, пульты от дронов. Дальность от линии фронта составляла около 7 км. Сейчас я могу сказать точно, что это оружие уже применяется против нас. В случаях, о которых мне стало известно, воздушного взрыва не было, то есть исключительно работал лучом „Ранец-Е“. Наши ребята стояли на возвышенности и россияне отработав по БПЛА „Ранцем“, затронули также их место лучом.»

    Средняя оценка: 5 (голоса: 12)