ООП и ХАМАС — враги или партнеры? Узлы противоречий палестинской политики

    ХАМАС — лишь одна из палестинских группировок, и нельзя сказать, что самая популярная.
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time14 ноя 2023remove_red_eye39 112
    print 14 11 2023
     

    В настоящее время медийная картина дня сфокусирована вокруг боестолкновений ЦАХАЛ и ХАМАС, палестино-израильские противоречия в массовом восприятии сводятся исключительно к конфликту этих двух субъектов. Однако, политический восток — дело тонкое: по последним перед началом новой войны опросам, только 30% арабского населения сектора Газа и Западного берега реки Иордан симпатизировали ХАМАС. Остальные предпочитали другие политические движения — или их полное отсутствие.

    Под «другими» в первую очередь подразумевается «Организация освобождения Палестины» (ООП) -правящая партия на Западном Берегу, на той части палестинских территорий, которой управляет президент Палестины Махмуд Аббас. ООП — это структура, имеющая куда более солидную историю и не меньший авторитет, чем ХАМАС. Организация освобождения Палестины была создана ещё в 1964, и сегодня сменилось уже несколько поколений ее лидеров. На протяжении 35 лет ее возглавлял Ясир Арафат, после смерти которого (2004) руководство перешло к Махмуду Аббасу. До 2013 года главным формальным органом управления в секторе Газа и на Западном берегу Иордана была Палестинская национальная администрация (ПНА), которая с 2013 года указом Аббаса была переименована в «Государство Палестина», а сам Аббас стал первым президентом этого государства.

    Палестинская администрация признана ООН и оказывается легитимным с точки зрения Запада участником переговорного процесс — и это важно.

    ХАМАС значительно моложе ООП. «Харакат аль-Мукаввама аль-Исламия» или Исламское движение сопротивления, было основано в 1987 году на базе палестинского отделения египетского филиала «Братьев-мусульман». В 2011, после «арабской весны», «братья"пришли к власти в Египте, и этот период был «звездным часом» в отношениях ХАМАС с Каиром. Затем, оданко, власть в Египте вернули себе светски настроенные военные во главе с маршалом аль-Сиси, после чего отношения ХАМАС с египетской стороной резко испортились «Братья-мусульмане» в Египте были объявлены врагами государства. Генезис «Братьев-мусульман» подразумевает, во-первых, исламистский интернационализм, что означает сильные экспансионистские стремления, а во-вторых радикализм. Ключевой документ ХАМАС, принятая в 1988 году «Исламская хартия», не признает право Израиля на существование и ставит цель создания палестинского государства на всей территории, которую подмандатная Палестина занимала до образования Израиля в 1948 году.

    В военном сотрудничестве с ХАМАС находится организация «Исламский джихад», также родственная идеологически «Братьям-мусульманам» и происходящая из Египта. Если ХАМАС имеет заметную политическую линию, то «Исламский джихад» полностью военизированная организация.

    Официально ХАМАС никогда не исключал сотрудничества с «палестинскими патриотами», даже если они не принадлежат к исламистским группировкам. В первой декларации ХАМАС говорилось, что патриотизм — есть неотъемлемая часть религиозного убеждения, а ООП самое близкое к ХАМАС движение, потому что у них одна родина и один враг. Тем самым возникает некоторое противоречие с интернационально-исламистской идеологией «Братьев-мусульман» — и далеко не единственная.

    На практике, отношения между ХАМАС и ООП очень сложные и многоуровневые. Например, к власти в Газе ХАМАС пришел в 2007 году после локальной войны с ФАТХ, военизированной структурой под эгидой ООП — и главной политической партией на Западном берегу.

    Причиной этого конкретного конфликта стали парламентские выборы 2006 года, на которых ХАМАС обошел ФАТХ. Выборы проходили в Рамалле, то есть на Западном берегу. ФАТХ не признала результаты, возникли столкновения, в ходе боев ФАТХ была полностью вытеснена из сектора Газа.

    Предельно упрощая, ХАМАС и «Исламский джихад» критикует ФАТХ и, как следствие, ООП, за слишком «умеренную» позицию. Лидеры ООП недовольны популярностью ХАМАС у молодёжи и высокой турбулентностью, которую генерирует организация, что мешает выстраивать диалог с Тель-Авивом.

    Учитывая региональную специфику, конфликты мнений достаточно быстро стали острыми. Уже в 80-е начались столкновения между палестинцами — например, в университете Бир-Зейта или египетском Аль-Азхаре. Обычно израильские власти предпочитали не вмешиваться в такие междоусобицы. В частности, неоднократно израильские силы безопасности преднамеренно и заранее отводились из района, где назревали столкновения.

    Весьма типично, что Израиль сам приложил руку к становлению ХАМАС. В 70–80 годах деятельность религиозных обществ — даже исламистского толка — фактически поощрялась израильскими властями, которые противопоставляли такие структуры деятельности светских и политически-активных организаций. Таких как ФАТХ. До конца 80-х эта линия работала, ХАМАС демонстративно занимался «просвещением» и сторонился Арафата и его сторонников. Однако спустя десятилетия ситуация изменилась. ХАМАС не только радикализировался сам, но и превзошел в радикализме своего светского оппонента — ФАТХ.

    Открытой вражды на взаимное уничтожение между ФАТХ и ХАМАС нет, несмотря на конфликты середины нулевых. Политическое руководство ХАМАС старается избегать акций насилия в отношении деятелей ООП, на проведении которых нередко настаивали некоторые активисты боевых групп — и иммунитет удавалось поддерживать даже в период самых напряженных отношений.

    Лидеры Палестины и ООП также не исключают проведения переговоров с умеренными кругами в ХАМАС и демонстрируют терпимость по отношению к радикалам. Лично Махмуд Аббас заявлял, что «существует уже не одна, а несколько ХАМАС» — та, которая действует за рубежом, и существующая непосредственно на территориях Палестины. ООП подчеркивала, что не существует серьезных препятствий для того, чтобы ХАМАС признала мирные договоренности с Израилем. Несмотря на все противоречия, два полюса борьбы за Палестину регулярно назначают себе в руководство политиков, близких к «конкурентам».

    Сложившаяся на Ближнем Востоке ситуация может привести к серьезному усилению ООП и ФАТХ. Участники внеочередного совместного саммита Лиги арабских государств (ЛАГ) и Организации исламского сотрудничества (ОИС), который прошел 11 ноября в Эр-Рияде, неоднократно подчеркивали статус именно ПНА (государства Палестина) как субъекта, с которым необходимо вести переговоры и настаивали на самом процессе этих переговоров.

    Исходя из заявлений, которые прозвучали на саммите, арабские государства намерены консолидированными дипломатическими усилиями добиваться остановки боевых действий и организации гуманитарной помощи сектору Газа. ХАМАС, как признанная в ряде стран террористическая группировка, может иметь сложности с внешнеполитическими контактами. Но такой проблемы нет у ПНА и Махмуда Аббаса.

    Для самой ООП это выход из сложной электоральной ситуации. Не достигнутый мир, и постепенная исламизация интифады стала негативно сказываться на общем имидже ООП на оккупированных территориях. В идеологическом плане ООП уже ничего не могла противопоставить продолжающемуся росту популярности ХАМАС.

    Средняя оценка: 5 (голоса: 4)