Ни мира, ни войны: на Тайване сложилась патовая ситуации 

    Пекин решил «задачу-минимум». С другой стороны, итоги выборов на Тайване никак нельзя рассматривать и как победу линии на объединение острова и материка.
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time14 янв 2024remove_red_eye163 813
    print 14 1 2024
     

    13 января на Тайване прошли президентские и парламентские выборы. Как и предсказывали социологи, победил действующий вице-президент Лай Циндэ из проамериканской Демократической прогрессивной партии (ДПП). За него проголосовало более сорока процентов избирателей. Хоу Юи, представлявший условно прокитайский Гоминьдан, получил 33 процентов голосов. Кандидат от еще одной оппозиционной силы – Народной партии Кэ Вэньчжэ набрал 26 процентов.

    Вместе с тем, Гоминьдан оказался реальным победителем на парламентских выборов. Хотя по количеству набранных голосов Гоминьдан уступил ДПП, результаты в одномандатных округах позволяют партии получить 52 мандата, а ДПП – всего лишь 51. «Золотая акция» оказалась в руках у Народной партии Тайваня, получившей 8 мандатов.

    Таким образом, безраздельное доминирование ДПП на Тайване закончилось. «Пятая колонна» США на Тайване, нацеленная на провозглашение независимости острова, победила на президентских выборах, но проиграла на парламентских, и таким образом, не достигла своих целей. Хотя шансы получить не только пост президента, но и большинство в парламенте у нее были.

    Вместе с тем, фактор неопределенности в дальнейшем развитии ситуации на острове после выборов лишь увеличился. Этот фактор в значительной степени связан с занявшей третьей место Народной партии Тайваня и ее лидером Кэ Вэньчже.

    Если новый президент Лай Циндэ является соратником уходящего президента Цай Инвэнь, которая известна своей проамериканской позицией, а Хоу Юи намерен следовать партийной линии Гоминьдана и усиливать центростремительные тенденции единого Китая, то курс Кэ Вэньчжэ гораздо очевиден и предсказуем.

    Кэ с 2014 года два срока был мэром Тайбэя – позиция, которая традиционно считается на Тайване второй по политической значимости после президентской. На старте своей политической карьеры Кэ действовал как однозначно антикитайский политик. Он приобрел известность во многом благодаря тому, что связал себя с движением «Подсолнух», которое сформировалось в противовес предложенному президентом Ма Инцзю «Соглашению о торговле услугами через пролив» (CSSTA) с Китаем.

    Тогда ДПП поддержала Кэ, решив не выдвигать кандидата, который выступал бы против него, когда он впервые баллотировался на пост мэра. Это, в частности, позволило Кэ одержать уверенную победу над кандидатом Гоминьдана и стать первым независимым мэром на «традиционной» территории этой партии. Фактически Кэ отобрал у Гоминьдана столицу Тайваня.

    Однако постепенно нынешний «политик номер три» на Тайване дистанцировался от ДПП и стал проводить политику, более тесно связанную с Гоминьданом. В результате ДПП выдвинула кандидата против Кэ, когда тот переизбирался в 2018 году. Недавно Кэ  заметил, что Гоминдан ему не нравится, но ДПП вызывает еще большие антипатии. Себя же Кэ позиционирует как лидера третьей силы и «единственного человека на Тайване, который может положить конец идеологическим спорам об объединении и независимости».

    В вопросах внешней политики и национальной безопасности позиции Кэ противоречивы. С одной стороны он заявил, что США являются самым важным партнером Тайваня, но в то же время прокомментировал, что Тайваню необходимо управлять своими отношениями с США и Китаем в условиях «динамического равновесия». И так – везде и по всем вопросам. Например, Кэ выразил обеспокоенность чрезмерной зависимостью Тайваня от торговли с Китаем, одновременно выступая за заключение Тайванем торгового соглашения, которое увеличило бы коммерческое влияние на Пекин.

    Кэ утверждает, что способен найти общий язык с материковым Китаем без поглощения острова КНР. В статусе мэра Тайбэя Кэ ежегодно проводил Форум городов-побратимов между Тайбэем и Шанхаем, в котором принимали участие официальные лица и гражданское общество обоих городов. Он побывал в Шанхае и заявил, что «две стороны пролива - одна семья», у которых общая судьба, что является явной трансляцией формулировок, которые использует Си Цзиньпин. Будучи мэром Тайбэя, Кэ призвал также к строительству моста между островом Киньмэнь и китайским городом Сяомынь, обосновывая такое предложение экономическими соображениями, хотя такой проект усилил бы зависимость

    С другой стороны, Кэ отказался поддержать так называемый «Консенсус 1992 года», единственную формулировку, принятую Пекином для взаимодействия по обе стороны пролива. Согласно этой формуле «Китай и Тайвань – не отдельные государства», признается сам принцип единства Китая. Политик утверждает, что сохранение статус-кво – единственный возможный выбор Тайваня.

    В то же время он считает, что взаимодействие по обе стороны пролива необходимо для сохранения статус-кво. Как и Гоминьдан, Кэ выступает против независимости Тайваня, но он пытается провести различие между своей позицией и позицией Гоминьдана, объясняя, что он пришел к этой позиции не благодаря идеологии, а скорее из прагматизма, потому что объявление независимости спровоцировало бы войну. Таким образом, позиция Кэ можно быть обозначена формулой «и не нашим, и не вашим». Куда выведет дальше кривая политических предпочтений этого «прагматика», прогнозировать трудно.

    Перед выборами Китай делал ставку на то, что Гоминьдан и Народная партия выдвинут единого кандидата в президенты, чтобы противостоять ставленнику США. На первом этапе две политические силы согласовали создание коалиции, однако, в итоге, не договорились о едином кандидате. Причем складывается впечатление, что переговоры закончились неудачей из-за нежелания Народной партии идти на компромисс и поддержать кандидата от Гоминьдана.

    Почему мы так много внимания уделяем анализу «третьей силы» на Тайване и ее идеологии? Потому, что это - некая компромиссная позиция, которая популярна на Тайване, но которая не устроит в конечном счете ни Америку, ни Китай. После всего того, что было сказано в Пекине о едином Китае, руководство КНР в принципе не сможет согласиться с идеей «заморозки» проблемы Тайваня еще не насколько десятилетий.

    Выборы на Тайване не приблизили развязку, но и не отдалили ее плоскость неопределенного будущего. В данный момент можно говорить лишь о том, что сценарий провозглашения независимости Тайваня от Китая, который стоял бы на повестке дня в случае ДПП, фактически сорван. Не имея большинства в парламенте, ДПП не может изменить статус-кво. У его главного оппонента Гоминьдана – гораздо больше голосов, чем блокирующий пакет. И, скорей всего, именно Гоминьдану достанется политически значимая позиция спикера парламента, значение которой в условиях сформировавшейся стратегической неопределенности будет только нарастать.

    Пекин решил «задачу-минимум». Посылаемые с материка смысловые и информационные и военно-политические сигналы предотвратили худшее – провозглашение независимости Тайваня, что сделало бы неизбежным начало военной операции.

    С другой стороны, итоги выборов на Тайване никак нельзя рассматривать и как победу линии на объединение острова и материка. Время работает против Пекина, а политика в сфере обороны и безопасности будет находиться в руках ДПП. Сторонники «стратегии дикобраза», накачивающие остров американским оружием, не сидят сложа руки.

    На этом фоне никто не сможет прогнозировать, в какую сторону склонится обладающая «золотой акцией» Народная партия к осени, когда большинство экспертов ожидает новый виток обострения ситуации вокруг Тайваня. Шансов на то, что она окажется «троянским конем» американцев, как минимум, не меньше, чем шансов на создание устойчивой прокитайской коалиции с участием Гоминьдана и Народной партии. Если Народная партия воспользуется своей «золотой акцией» и будет блокироваться с ДПП с целью изоляции Гоминьдана в парламенте, это станет еще одним фактором, сдвигающим потенциальную точку баланса в сторону дрейфа к «независимости». Иными словами, к аннексии части территории исторического Китая западным блоком и его окончательного превращения в непотопляемый авианосец США у китайских берегов.

    Изменение политического баланса на Тайване в ближайшие месяцы также может стать поводом для обострения. Нельзя исключать вероятность того, что, в случае неизбежности поражения Демпартии США на президентских выборах, КНР может принять решительные меры с целью восстановления суверенитета над островом. Это может произойти в финальной фазе президентской гонки в США, либо в период между президентскими выборами и вступлением в должность нового президента. Октябрь, ноябрь и декабрь нынешнего года будут иметь критическое значение для перспектив разрешения тайваньского кризиса.

    Средняя оценка: 4.1 (голоса: 13)