Елена Панина: После Сочи Лукашенко пора переходить к активным действиям

Аватар пользователя Админ
account_circleАдминaccess_time15 сен 2020remove_red_eye1 717

В Сочи завершились переговоры Владимира Путина и Александра Лукашенко. Мирная картинка двух улыбающихся лидеров, дружеские рукопожатия. Наверное, так и должно быть в дипломатии.

Однако положение, складывающееся в Республике Беларусь после президентских выборов 9 августа 2020 года, остается достаточно сложным. Массовые акции протеста, идущие в республике больше месяца (с 9 августа по 14 сентября), являются беспрецедентным событием для общественно-политической жизни Белоруссии.

Конечно, у этих акций есть свои западные заказчики и местные координаторы. Тем не менее этот протест упал на благодатную почву — граждане республики устали от «многовекторной» политики, от отказа на интеграцию с Россией в рамках Союзного государства, от недальновидной политики властей во время эпидемии COVID-19.

Если бы не было массового недовольства итогами выборов, оппозиция традиционно бы собирала на свои марши в Минске по 10−15 тысяч, и уже на второй-третий марш они бы выдохлись, несмотря ни на какую поддержку Запада.

Однако спустя месяц после выборов мы имеем принципиально иную картину — протесты не затухают, а местами (Новополоцк, Минск, Гродно, Витебск, Брест) даже радикализируются. И это в условиях отсутствия лидеров протеста.

Идёт война нервов, и хотя митингующие избегают силовых захватов зданий и нападений на ОМОН, власть тоже показывает пределы возможного. Опасность продолжения протестов в том, что власть срывается на жёсткие меры типа водомётов и задержаний во дворах, что создаёт для Лукашенко негативный фон, размывающий единство его боязливого чиновничества. Если число пострадавших в столкновениях станет расти, радикализация протестов пойдёт легче. За примером далеко ходить не надо — Украина.

В то же время, подавляя протесты, белорусские силовики продемонстрировали не только стойкую приверженность действующей власти, но и отсутствие необходимой тактической гибкости, а также чрезмерную жестокость к уже нейтрализованным лицам.

В результате на сегодня в Белоруссии сложились предпосылки к радикализации противостояния как между гражданским обществом и государством во внутриреспубликанских рамках, так и между властной вертикалью Александра Лукашенко и внешним миром, в первую очередь —Западным.

Занимаемая белорусским президентом позиция, во-первых, носит исключительно оборонительный характер, во-вторых, не имеет вектора каких-либо изменений в будущем, способных позитивно устранить причины, вызвавшие нынешний общественно-политический кризис.

Тогда как оппозиционная платформа исходит из внешне позитивной логики необходимости принятия неких новых решений для устранения причин, приведших страну и общество к кризису и препятствующих улучшению жизни людей в будущем.

Современная сетецентрическая структура управления социальными процессами не позволяет провластным силовикам вычислить и нейтрализовать оппозиционных лидеров. Точнее, ранее апробированная технология изоляции людей, способных стать точками кристаллизации протестного лидерства, должного эффекта больше не дает.

Интернет позволяет управлять массами с сохранением у них видимости свободы воли. А выдворенные за пределы страны лидеры получают поддержку европейских стран и превращаются в альтернативную форму правительства Белоруссии. Например, по схеме, относительно успешно реализованной американцами в Венесуэле. Во всяком случае, альтернативное посольство альтернативной Белоруссии в Польше уже создано.

Таким образом, конфликт целенаправленно сводят к единственному вопросу — Лукашенко должен уйти. Действия его оппонентов, как внутри, так и особенно вне страны, направлены на поиск дополнительных доказательств нелегитимности его правового статуса.

По действующему в республике законодательству избранный президент должен принять присягу не позднее двух календарных месяцев с даты выборов, то есть не позднее 9 октября. И вступить в должность не позднее чем в течение последующей за этим календарной недели. Получается, что с 9 октября Александр Лукашенко утратит легитимность, если до этого времени не пройдет инаугурация, которая как никогда ранее затягивается.

А это создает дополнительный повод для новой волны протестов. Кроме того, возникают условия для организации какой-нибудь радикальной провокации, обязательно сопряженной с жертвами и кровью, после чего ситуация утратит управляемость.

Важно отметить, что если сейчас Россия может оказывать Минску публичную поддержку на основании принципа уважения любого выбора народа соседнего независимого государства и действующего Договора о создании Союзного государства, то в случае, если ситуация будет развиваться таким образом, Москве придется резко изменить тактику, так как поддерживать Лукашенко в этих условиях будет невозможно. И опять не могу не вспомнить Украину и ситуацию с Януковичем.

Резюмируя сказанное, можно констатировать следующее.

Позиционный тупик, возникший из-за столкновения базовых смыслов, ни к чему, кроме радикализации процесса противостояния, привести не может. Однако данный тупик возник во многом из-за ошибочной и сугубо оборонительной позиции белорусских властей в области содержания политических процессов на протяжении длительного отрезка времени.

Инициатива в смысловых и политических действиях полностью передана оппозиции. Власть лишь запоздало реагирует на новые приемы и методы. Причем промежуток запаздывания с каждым ходом увеличивается. Если выработка способов эффективного подавления классических форм гражданских беспорядков после 9 августа занимала максимум 2−3 суток, то что-то действенное противопоставить «женскому протесту» силовики сумели лишь через 11−12 дней.

Во внешнеполитической плоскости Белоруссия вообще ничего не способна противопоставить действиям западных стран. В том числе ближайшим соседям вроде Литвы, Латвии и Польши, тем более —Европейскому Союзу. Например, МИД РБ на открытие Тихановской «Белорусского дома» в Польше со статусом альтернативного посольства не отреагировал вообще никак.

Никто не берётся предсказать, что будет с монолитностью элиты, если, не дай Бог, начнутся массовые столкновения, стрельба неизвестных снайперов и метание булыжников и коктейлей Молотова. Нельзя не замечать, что эта стадия последовательно готовится. К ней ведут цинично и расчетливо.

Доведённое же до ярости общество не станет верить или не верить в провокации — в этот момент бушуют страсти и трезво разбираться уже никто не будет. А Россия встанет перед выбором, перед которым лучше никогда не вставать.

Остается совсем немного времени для предотвращения такого сценария. Лукашенко должен понимать, что вернуть пасту в тюбик уже не получится. Ему необходимо начать активно действовать, причем в рамках нынешней белорусской конституции, которая предусматривает достаточно возможностей.

Иными способами инициативу у оппозиции не перехватить. Ещё Ленин писал, что с восстанием не шутят. Лукашенко сидит на пороховой бочке, под которой зажгли фитиль.

Продление нынешней ситуации играет на руку только провокаторам и врагам белорусского государства. Лукашенко пора переходить к активным действиям, прежде всего на треке продвижения углубления интеграции в рамках Союзного государства. Согласование каждой запятой в условиях жесткого цейтнота времени — это непозволительная роскошь, прежде всего, для белорусской стороны.

Елена Панина — директор Института Русских стратегий

Средняя оценка: 4.4 (голоса: 10)

Видео