Логистическая экономика – третий путь

Аватар пользователя Админ
account_circleАдминaccess_time29 Май 2020remove_red_eye184

Краткая предыстория вопроса.

После демонстративного обострения в марте 1969 года пограничного конфликта на острове Даманский мир фактически стал триполярным.

Маоистское руководство КНР от обвинений СССР в ревизионизме и осуждения ввода войск ОВД в Чехословакию перешло к делу. Мао вмешался в раздел мира по Договору ОСВ-1 между СССР и США. С момента распаковки блока взаимоотношений между США и КНР в 1971 году Китай перешёл с советской на американскую технологическую базу. Мир фактически стал триполярным.

Условно можно считать этот момент началом глобализации. Главной издержкой этого процесса стало не де факто международное разделение труда, а разделение мира на экспортирующих производителей и импортирующих потребителей. В рамках этого разделения Китай становился глобальной мануфактурой, разменивающей все виды ресурсов на отвязанные в том же 1971 году доллары от золотого эквивалента.

Последствия с нарастающим итогом: финансовый пузырь госдолга США, предсказуемые пределы экстенсивного развития глобализации. В частности, произошёл захват новых территорий за счёт искусственного развала премьером СССР Рыжковым системы СЭВ путём отмены взаиморасчётов в клиринговом (неэмитированном) рубле и введения долларового эквивалента.

Формула «замена завода на супермаркет» в зависимых новых членах ЕС обеспечила подавление конкуренции и монопольный сбыт производящих индустриальных лидеров. Но эйфория первых лет выявила катастрофическую ошибку проекта еврозоны. Производитель для обеспечения сбыта оказался вынужден фактически субсидировать потребителя заработанными средствами в (!) Евро как средстве наличных расчётов.

Обеспечение колебательного движения маятника «производство-сбыт-производство» на основе единой валюты требовало постоянного кредитования потребителя производителем. Это в настоящий момент обеспечивается подпиткой Евро за счёт печатного станка ФРС. Энергетико-сырьевая экспортно-ориентированная модель (РФ) также вовлекает страну в действующую систему международной зависимости от экспорта и, соответственно, ФРС.

Не случайно, при 15-процентной доле углеводородов в структуре российского экспорта курс рубля жестко привязан исключительно к нефтяным котировкам. Характерно, что основным рычагом регулирования в этой модели по мере нарастания критических кризисных противоречий становятся нерыночные политические регуляторы, в частности, санкционные.

В условиях, когда производитель попал во взаимную зависимость от потребителя – Китай от США, индустриальные локомотивы ЕС – от лимитрофов, РФ – от ЕС, Россия и КНР начали нащупывать «третий путь», выводящий из этого глобального противоречия. Его условно можно обозначить как «логистическая экономика».

В основе философии этой модели – многовековой глобальный политико-экономический драйвер. Он заключается в прокладывании логистических коридоров, к примеру, «из варяг в греки» и Шелковый путь. Исторически именно логистические коридоры были осями цивилизационного развития и масштабных конфликтов. Таковыми в оси «север-юг» был цивилизационный генезис и конфликт «Русь-Хазария-Константинополь», в оси «восток-запад» - крестовые походы, перекрывшие транзит Шелкового пути через территорию Руси с её последующим упадком.

Ключевым условием обеспечения транзита по трансконтинентальным логистическим коридорам является сквозное обеспечение безопасности. Поэтому наряду с логистической рентой не менее важной по значимости является рента безопасности. И право на эту ренту становится предметом жёстких политических и военных конфликтов (к примеру, вторжение США в Панаму, Семидневная война в зоне контроля Панамского и Суэцкого каналов).

В 70-е годы ХХ века трансконтинентальные трубопроводы «Уренгой-Помары-Ужгород», «Дружба» и др. заложили экономико-политическую основу фиксации географического разделения Европы по итогам 2 Мировой войны подписание Заключительного (Хельсинского) Акта СБСЕ 30 лет спустя после её завершения в 1975 году.

Что сейчас?

В конце декабря 2013 Волгоград сотрясло два теракта подряд. Первый взрыв прогремел 29 декабря в здании железнодорожного вокзала. Террорист-смертник подорвал себя 10-ю килограммами тротила и забрал жизни 18-и человек. Спустя сутки не успевший оправиться от происшествия город оплакивал очередные жертвы террористов.

В подорванном троллейбусе погибло 16 человек. Это был уже третий теракт в Волгограде за минувший 2013 год. За два месяца до этой кровавой серии, 21 октября, террористка подорвала себя в рейсовом автобусе. Погибло 7, пострадало более сорока человек.

Чем привлёк террористов город, находящийся вдалеке от мировых центров религиозных, этнических и политических конфликтов? Случайно ли, что к тому моменту с 1996 года здесь уже было совершено 4 зверских теракта и один был предотвращён? Логику очевидно следовало искать за пределами Волгоградской области и за рамками обыденных региональных проблем.

Календарное совпадение вряд ли было случайным: предновогодние теракты в Волгограде произошли сразу после того, как китайская железнодорожная сеть была состыкована с российской Транссибирской магистралью. Волгоград – важный логистический центр на стыке волжской водной артерии с прикаспийским перекрестьем транспортного коридора «Север-Юг» и возможного сухопутного маршрута китайского проекта Великого шёлкового пути.

Наряду с явными логистическими войнами и политическими конфликтами на ведущих логистических маршрутах (ГТК Украины, Сирия, конфликт вокруг НКО) был проведён ряд спецоперативных мероприятий.

Пиратство в разрушенном гражданской войной Сомали стало стремительно развиваться с 2004 года. В среднем в год регистрировалось до 100 нападений. Только за один 2011 год зафиксирован прямой ущерб от действий пиратов в размере 7 миллиардов долларов. Такова была дополнительная плата за вход в узкое горлышко Суэцкого канала.

Но стоимость морских перевозок возросла ещё более резко – из-за дополнительных страховых расходов. Фактически всю систему морского страхования контролирует Британия. Характерно, что за все эти годы ни одно судно под китайским флагом нападению не подверглось. Можно уверенно судить, что Китай уплатил Британии ренту безопасности.

К моменту предельного обострения торговой войны между КНР и США при администрации Обамы китайский морской экспортный транзит фактически был на спецпропускном режиме в контролируемом США Малаккском проливе. И это работало как система политико-экономического шантажа.

Альтернативный сухопутный маршрут Великого Шёлкового пути заявленного в 2013 году Си Цзиньпином проекта «Один путь – один пояс» постоянно натыкался на блокирующие мероприятия. Особенно чётко это прослеживается на намеченных маршрутах подстыковки Китайских железных дорог к Транссибу.  

Казахстан.

Лето 2013 года. поселок Шенгельды Алма-Атинской области блокирован полицейскими. Здесь произошла драка между казахами и чеченцами, в результате которой погиб казах. Местные жители заподозрили в смерти земляка двух чеченцев, дома и машины чеченских семей забросали камнями.

Сценарий бытового конфликта, перерастающего в межэтнические погромы повторяется как под копирку в других точках страны, превращённых в горячие. Причём они концентрируются на юге страны. Вблизи с трассами проекта Шёлкового пути.

Лето 2014 года. Массовая драка в селе Карамурт Южно-Казахстанской области между казахами и узбеками. Нападавшие с огнестрельным оружием не щадили даже женщин.

Февраль 2015 года. Конфликты с таджикской диаспорой в селах Ынтымак и Бостандык Южно-Казахстанской области.

Февраль 2016 года – межэтнические столкновения в посёлке Бурыл Джамбульской области на Юге республики. Повод – убийство подростка. Подозреваемый – турок с явными признаками психического расстройства. Для подавления массовых столкновений казахов и турок в Бурыл под видом учений введены войска и подразделения МВД.

Киргизия.

31 мая 2013 года. В селе Тамга на севере республики массовые беспорядки и кровопролитное столкновение с полицией. Толпа захватила здание районной администрации и взяла в заложники одного из местных руководителей. В акции принимало около 2 тысяч человек. В регионе введено чрезвычайное положение.

22 сентября – пограничный конфликт с Узбекистаном. На гору Унгар-Тоо Джелал-Абадской области Киргизии высадился узбекский вертолётный десант и захватил телевизионную ретрансляционную станцию.

В принципе, в эту формулу вписываются жесткие общенациональные акции протеста и попытка военно-политического переворота в Турции весной-летом 2013 года и ряд других региональных конфликтов.

Возвращаясь к Волгограду.

«Нами принято решение о модернизации БАМа и Транссиба. На эти цели выделяются значительные средства, в том числе – из наших резервных фондов», - это заявление В. Путина прозвучало на российско-корейском диалоге 13 ноября 2013 года. А уже в декабре Волгоград сотрясает серия террористических атак.

Ключевым для понимания этой взаимосвязи является попытка использовать в проекте «Один путь – один пояс» российской Транссибирской магистрали как единственной логистической артерии, отвечающей требованию сквозной безопасности. Все остальные маршруты, за исключением также находящегося под российским контролем Севморпути, ведут через различные государства с соответствующей хрупкой лоскутной системой внутренней и региональной безопасности.

Вероятно, именно этими соображениями бала вызвана «нелогичная» активность Алексей Кудрина, проявленная в начале ноября 2013 года, сразу после процитированного выступления В. Путина на российско-корейском форуме.

Кудрин выступил за диверсификацию ответственности региональных управлений МВД, фактически – за утрату контроля единой системы безопасности на протяжении Транссиба. Причём, как фактический куратор Стабфонда, Кудрин практически отстаивал модель зависимой от ФРС углеводородной экономики и блокировал переход на логистическую модель.

Таким образом, Транссибирская магистраль, БАМ и Северный морской путь – это единственные коммуникационные стратегии, обеспечивающие и России, и Китаю стратегическое партнерство в области трансконтинентальных коммуникаций и одновременно укрепляющие стратегический тыл друг друга.

Голосов пока нет