Перспективы рынка нефти на период до 2025 года

Аватар пользователя Админ
account_circleАдминaccess_time30 Май 2020remove_red_eye131

Постановка проблемы.

Выход России из соглашения ОПЕК+ и последовавшее за этим падение нефтяных цен с 62,48 в январе до 29,93 долларов за баррель марки Brent на 20:05 МСК 16 марта 2020 года показало несостоятельность всех ранее действовавших фундаментальных прогнозов.

Они опирались на убеждении в сохранении неизменным тренда, сложившегося в течении последних четырех лет. Аналитики Всемирного банка на ближайшую перспективу прогнозировали цену в коридоре волатильности от 59 до 86 долларов.

Эксперты МВФ считали возможный несколько меньший разброс относительно среднего в 62-65 долларов. Минэкономразвития РФ полагало более обоснованным ожидание в районе 55 долларов за баррель. Но все вместе они сходились в общем признании тренда устойчиво положительным.

Текущие события на рынке показывают иное. Кризис, ожидавшийся с 2012-2014 годов, наступил. И он не ограничивается только отдельной нефтяной нишей. Наблюдается негативный синергетический эффект сложения собственных проблем в финансах, энергетике, промышленном производстве и сфере услуг.

Ожидания быстрого и полного прекращения сланцевой добычи в США безосновательны. Совершенствование технологий бурения, а также значительное количество уже работающих, и, что важнее, на данный момент еще не законченных, скважин сформировало высокую инертность сланцевой добычи.

Из-за чего ее объемы в США до конца текущего года будут мало зависеть от ценовых котировок. На конец 2020 ее уровень останется примерно соответствующим показателю начала года.

Разорение от 40 до 60% существующих на данный момент добывающих сланцевых компаний лишь стимулирует процедуру консолидации рыка двумя крупнейшими американскими производителями - ExxonMobil и Chevron, способными сохранить прибыльность добычи при ценах в 32-35 долларов за баррель.

Некоторое сокращение предложения нефти со стороны США безусловно произойдет, но оно не превысит 3-5 млн баррелей в сутки и почти наверняка в текущем году будет компенсировано наращиванием добычи в Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратах, Бразилии и ряде прочих добывающих стран, а также их способностью сохранять демпинг достаточно продолжительное время.

Положение усугубляется расширением масштабов пандемии COVID-19. На данный момент число заболевших превышает 179 тыс. человек. Пандемия охватила 157 стран мира, 58 из которых ввели у себя полную карантинную изоляцию.

На данный момент совокупный экономический ущерб от пандемии по году в оптимистичном сценарии оценивается в 1,1 трлн долларов или 1,3% совокупного мирового ВВП. Что, несомненно, отразится на нефтяном рынке негативным образом из-за сокращения спроса.

Более того, перспективы цен на нефть на период 2020-2025 годов будут определяться именно степенью устойчивости мировой экономики к негативным воздействиям в целом, а не динамикой сланцевой добычи в США. То есть перспективу ближайших 3-5 лет станут определять иные, не ценовые, факторы.

Иными словами, Россия оказалась втянута в глобальную войну на истощение, которая будет длиться не менее 2, а скорее не менее 3-4 лет. Шансы на победу в которой определяются уровнем себестоимости добычи и размером финансовых ресурсов для компенсации текущих потерь.

В этом отношении РФ имеет существенные преимущества. Ведущие российские добывающие компании отметили возможность сохранения прибыльности даже в случае падения мировых цен до 30 и, по расчетам, до 20 долларов за баррель. Хотя объемы налоговых отчислений в бюджет в таком случае радикально сократятся.

Саудовская нефть по себестоимости примерно вдвое дешевле российской, но зависимость бюджета Саудовской Аравии от итоговой цены значительно выше. Изначально он был сбалансирован на отметке в 82 доллара и в 2014 – 2015 годах с большим трудом ужат до 60. Способность Эр-Рияда пережить длительный период «нефти по 30» выглядит сомнительно.

Американская сланцевая нефть в такой перспективе существовать может, но там критичным становится долговое обременение рынка, оцениваемое в 10% национального ВВП. Предпринимаемые Вашингтоном экстренные меры сводятся к аварийному вливанию в экономику 1,5 трлн долларов за две недели и обрушению четной ставки ФРС до околонулевых значений.

Что неизбежно и очень негативно отразится на экономических показателях страны, но произойдет это не сразу. Тем самым формируя некоторую фору по времени на продолжение борьбы.

Многочисленность синергетических эффектов от взаимного наложения большого количества факторов сегодня создают значительную турбулентность показателей, не позволяющую прогнозировать дальнейшее развитие событий с достаточно высокой точностью. Из-за чего на данный момент возможно оперировать лишь сценарными вариантами с вероятностной оценкой каждого из них. Таких сценариев просматривается три.

Сценарии развития ситуации.

Вариант А. Эпидемию победят быстро (в Европе в апреле-мае 2020, без массовой вспышки в США, Индии, России и Африке), за это время финансовые рынки в принципе устоят без фатального падения.

Тогда цена прогнозируется в районе 32-35 долларов, по меньшей мере, до конца текущего года. Сланцевый рынок США консолидируется, а главным фактором неопределенности окажется способность КСА сохранить добычу даже не на повышенных, а хотя на текущих объемах без коллапса государственности. Практические последствия экстренных антикризисных мер, как в США и Европе, а также в мире в целом, следует ожидать только в начале 2021 года, что и предопределит динамику дальнейших событий.

Вариант Б. Эпидемию победят более-менее быстро, но финансовые рынки не устоят. В этом случае, сначала американская, а потом и европейская экономика неизбежно сваливаются в рецессию, глубина и продолжительность которой станет определяться масштабом разрушения денежно-финансовой системы.

Все перечисленное взаимно усилит глобальный экономический кризис, обваливая спрос на всех мировых рынках всех видов товаров и услуг. Что в конечном счете чревато масштабным – на 20-25% сокращением спроса на сырье и энергоносители. В том числе – нефть, цена на которую долгосрочно опустится ниже 32, а вероятно и ниже 25 долларов за баррель.

Вариант В. Эпидемия продлится до следующего года и финансовые рынки не устоят точно. Это приведет мир к наиболее худшему и разрушительному сценарию развития событий из всех возможных. В рецессию сваливается не только Евросоюз, а практически все страны с более-менее высокой плотностью населения. Включая США.

На двух крупнейших рынках останавливается промышленное производство, тем самым решительно снижая спрос на нефть и другие товары. Кроме самых насущных. Плюс нельзя исключать, по крайней мере локальных, крупных гражданских беспорядков, еще сильнее усугубляя кризис.

Даже сумевший побороть эпидемию Китай не просто останавливает рост, его ВВП грозит сократиться на 10 – 15 % относительно итогов 2019 года. Что окончательно обрушит рынок энергоносителей. Цена на нефть в таком варианте точно окажется ниже 25, а вероятно и ниже 20 долларов за баррель.

Следует подчеркнуть, из-за многочисленности и высокой волатильности влияющих факторов, приведенные выше сценарии на данный момент носят вероятностный характер. Его конкретизация возможна только после выхода статистических данных за первый квартал текущего года, а также прояснения обстановки с пандемией в Европе и финансовым суперштормом в США.

Таким образом, формируются три ключевых реперных временных рубежа, влияющих на оценку вероятности каждого из сценариев. Первым является дата выхода совокупных финансово-экономических показателей за I кв 2020 года. В первую очередь по Китаю, далее – по Европе и США. Обычно в достаточно полном виде они появляются в первой половине мая.

Вторым рубежом становятся итоги первого полугодия и фактический результат борьба с пандемией в Европе, то есть август – сентябрь 2020 года. Третьим – оказывается декабрь текущего года, предопределяемый президентскими выборами в Соединенных Штатах.

При этом в любом из вариантов дальнейшего развития событий нефтедобывающая отрасль России сохранить финансовую эффективность в целом способна. Однако добывающие компании окажутся вынуждены перейти на ежемесячный режим ревизии планов и существенно снизят налоговые отчисления в бюджет. Как минимум в течение этого года. Что предопределяет необходимость корректировки не только среднесрочных, но и ближайших инвестиционных стратегий государства.

При планировании возможностей покрытия бюджетного дефицита из средств Резервного фонда, следует учитывать, что он может, а скорее всего окажется, единственным источником средств стабилизации российской экономики на период до конца 2024 года включительно.

 

*Фрагмент НИР РУССТРАТ по нефтяной тематике (апрель 2020 года)

Средняя оценка: 5 (голоса: 1)