Венесуэла-Гайана: территориальный конфликт

    Эсекибо является яблоком раздора, которое созрело еще в девятнадцатом столетии.
    Аватар пользователя Леонид САВИН
    account_circleЛеонид САВИНaccess_time16 дек 2023remove_red_eye141 466
    print 16 12 2023
     

    Прошедший 3 декабря в Боливарианской Республике Венесуэла референдум по поводу принадлежности территории Эсекибо показал, что большинство граждан страны считают ее неотъемлемой частью своей страны и считают необходимым использовать все возможные средства для того, чтобы она стала еще одним штатом. В течение ноября взаимоотношения между Гайаной, две трети которого и занимает спорная территория Эсекибо, и Венесуэлой нарастали. Отреагировали и США, но явно сдержанно, ведь накануне был снят ряд санкций с Венесуэлы, что стало последствием политического урегулирования между властями и оппозицией. Однако дальнейшие действия руководства Венесуэлы показали решительную позицию.

    Президент Николас Мадуро на встрече со своим правительством дал распоряжение «немедленно начать дебаты в Национальной ассамблее и принять органический закон о создании «Гвианы Эсекиба» в качестве венесуэльского штата. Он также призвал государственную нефтяную компанию PDVSA «создать подразделение PDVSA-Esequibo» и также немедленно предоставить операционные лицензии на добычу сырой нефти, газа и полезных ископаемых в Эсекибо, который контролируется Гайаной, но на который претендует Каракас.

    Мадуро также приказал создать «комплексную зону обороны», расположенную в городе Тумеремо, в штате Боливар (юг) и граничащую со спорным районом. Тумеремо будет временной столицей нового штата.

    Через этот небольшой город уже начата выдача документов для жителей спорного Эсекибо.i На его территории проживает примерно 125 тысяч человек.

    В спорную территорию входят два небольших города — Летем и Мабарума, население которых чуть более тысячи человек каждый. Они не играют значительной роли в экономике Гайаны.

    Позиция Венесуэлы в двустороннем споре заключается в том, что путь прямого диалога между сторонами является единственным решением в контексте уважения Латинской Америки и Карибского бассейна как зоны мира. Кстати, позиция России в этом отношении совпадает — должен быть прямой диалог двуг сторон.

    В свою очередь президент Гайаны Мохамед Ирфаан Али заявил, что не собирается уступать территорию и, если необходимо, они попросят о помощи у Южного командования США.

    14 декабря 2023 г. в Сент-Винсенте состоялась запланированная встреча между главами двух государств для обсуждения данного вопроса. В качестве основных участников помимо глав Венесуэлы и Гайаны участвовали премьер-министры Доминики, Гранады, Санта-Лусии, Барбадоса, Багамских островов, Тринидада и Тобаго. Также присутствовала глава кабинета ООН Кортни Рэттрей и заместитель генерального секретаря ООН по делам Европы, Центральной Азии и Америки Мирослав Енча.ii

    Стороны договорились не применять силу прямо или косвенно ни при каких обстоятельствах, придерживаться концепции мира в Карибском бассейне, двигаться далее по пути диалога и дипломатии, но также указали на Женевское соглашение 1966 г. о необходимости разрешения противоречий.iii

    Доктрина Монро и эхо колониализма

    Конечно, с позиции суверенитета ни одно государство не захочет отдавать свою территорию другому, будь то безжизненная скала, торчащая в море, либо десятки тысяч километров территории, в недрах которой находятся природные ресурсы (Эсекибо занимает 160 тыс. км. кв.). Однако случай Венесуэлы и Гайаны — это типичный реликт эпохи колониализма, вызванный политикой европейских государств, прежде всего, Британии. Плюс вмешательство США, которые с 1823 г. заявили о том, что «Америка — для американцев», конечно же, подразумевая под американцами граждан США, а не других стран Западного полушария.

    После покупки у Нидерландов этой части земли в 1814 г. британцы не урегулировали границу с соседней Венесуэлой, а самопроизвольно установили край своих владений. Этим в 1841 г. по заданию британской короны занимался географ и этнограф прусского происхождения Роберт Герман Шомбургк. Однако границы были намечены как предварительные, а не окончательные, поэтому они получили название линии Шомбургка. Между прочим, с другими соседями Британской Гвианы — Бразилией и Суринамом на тот момент также не были установлены взаимно признанные границы. С Бразилией этот вопрос удалось решить в начале 20 века, а вот Суринам также до сих пор претендует на часть Гайаны.

    Все это напоминает аналогичные действия британцев в других частях света — линия Дюрана между Афганистаном и Пакистаном до сих пор не признается в качестве границы со стороны Афганистана, а оккупацию Гибралтара сами испанцы называют последней колонией в Европе.

    На тот момент дело дошло до Арбитражного суда в Париже, который решил спор фактически в пользу Англии. Венесуэлу такой поворот не удовлетворил. Однако даже это решение 1899 года не было окончательным и определяло, что сухопутная граница между Венесуэлой и Гайаной должна соблюдаться до тех пор, пока стороны не придут к новому соглашению или компетентный юридический орган не примет иного решения.

    В середине ХХ века достоянием общественности стал так называемый меморандум Северо Малле-Прево — американского юриста, который гласил, что «судьи не были беспристрастными». С учетом того, что исторические документы показывают явное присутствие Испании, а затем нового государства (вначале это была Великая Колумбия, а потом Венесуэла) на территории Эсекибо, а граница с нидерландскими владениями, а позже британскими проходит по естественному водоразделу — реке Эссекибо (в названии реки две «с», тогда как у территории — одна «с» — прим. авт.).

    Но если посмотреть на карту Гайаны и реку Эссекибо, будет понятно, что спорная территория — это фактически две трети размера страны, поэтому и реакция на действия Венесуэлы президента Гайаны Мохамеда Ирфаана Али вполне предсказуема.

    Хотя и ранее вопросы о принадлежности территории постоянно возникали между двумя державами. Сами же британцы, вручив Гайане независимость и суверенитет в 1966 г., признали о наличии спора.

    В Женевском соглашении между Венесуэлой и Британией о разрешении противоречий от 17 февраля 1966 г. используется термин фронтир между Венесуэлой и Британской Гвианой. Фронтир на юридическом языке — это подвижная граница.

    Гайана уже после получения независимости пыталась «застобить» за собой спорную территорию. Так, премьер-министр и президент Гайаны Форбс Бернхем в 1968 г. обращался в Организацию Объединенных Наций по поводу претензий Венесуэлы на территорию до 12 миль от спорных территорий. Гайана подавала в Международный суд иск и в марте 2018 г. с просьбой признать законность и действенность арбитража 1899 г.

    Венесуэла хоть и предпринимала действия, но не очень активные по причине того, что у власти там находились правители, ориентированные на США. И пока американские корпорации добывали нефть в самой Венесуэле, неолиберальному истэблишменту вполне хватало

    Напомним, что в 1948 г. создана Организация американских государств, которая по факту до настоящего момента является инструментом проведения политики Вашингтона в странах Ибероамерики и продолжением доктрины Монро. В ее рамках США сглаживали возникавшие противоречия. А если что-то угрожало их интересам, то в ход шли бригады смерти под руководством ЦРУ и организация переворотов, как произошло в Чили в 1973 г.

    Кстати, интересный факт — 8 ноября 1978 года в общине Джонстаун в Гайане совершили массовое самоубийство 918 членов секты «Храм народов», возглавляемой Джимом Джонсом. Среди погибших был американский конгрессмен Лео Райан. Считается, что за этим также стояло ЦРУ.

    Эпоха чавизма

    Ситуация изменилась при президенте Уго Чавесе. Именно при нем Эсекибо, хоть и символически, но стало ассоциироваться с Венесуэлой — в виде дополнительной восьмой звезды на флаге государства (флаг изменен в 2006 г.).

    Но более активные действия начало предпринимать правительство Мадуро, хотя находилось под санкциями США и ЕС. В ноябре 2019 г. Верховный суд Венесуэлы учредил 1-й Конгресс «Миссия Эсекибо», который имеет «цель обмена знаниями и поощрения дебатов на высоком академическом, историческом и юридическом уровнях по вопросу, актуальному для венесуэльского государства и его граждан». На этом мероприятии, проводимом в главном зале Суда высшей инстанции, судья Морено сказал, что «как высшие представители государственной власти, мы намерены приложить все усилия, чтобы вернуть нашей любимой Республике то, что соответствует справедливости, истории и патриотическим чувствам, и это наша территория». Во время своего выступления он сказал, что Эсекибо — это вопрос, по которому государство через различные институты, составляющие национальную общественную власть, в последние годы поощряло серьезные аргументы, чтобы весь народ Венесуэлы и весь мир поняли, что он принадлежит Венесуэле и что они абсолютно убеждены, что это будет не подлежать обсуждению в соответствии с каким-либо соглашением, отличным от того, которое соответствует справедливости и исторической традиции.iv

    Уже в 2023 г., когда США сняли часть санкций с Венесуэлы, Каракас перешел к активным действиям, начав подготовку референдума.

    30 октября 2023 года Гайана, ссылаясь на статью 41 Статута и статьи 73 и 74 Регламента Суда, подала запрос в Международный суд ООН в Гааге об указании временных мер. В своем запросе Гайана заявляет, что «23 октября 2023 года правительство Венесуэлы через свой национальный Избирательный совет опубликовал список из пяти вопросов, которые он планирует поставить перед народом Венесуэлы на... „Консультативном референдуме“ 3 декабря 2023 года». По словам заявителя, целью этих вопросов, которые изложены в пункте 15 ниже, является «получить ответы, которые поддержали бы решение Венесуэлы отказаться от этих разбирательств и вместо этого прибегнуть к односторонним мерам для „разрешения“ спора с Гайаной путем официальной аннексии и интеграции в Венесуэлу всей территории, о которой идет речь в этих разбирательствах, которая включает более двух третей Гайаны».

    В конце своего запроса Гайана просит Суд указать следующие временные меры:

    «1. Венесуэла не будет проводить Консультативный референдум, запланированный на 3 декабря 2023 года в его нынешнем виде;

    2. В частности, Венесуэла не должна включать Первый, Третий или Пятый вопросы в Консультативный референдум;

    3. Венесуэла также не должна включать в планируемый „Консультативный референдум“ или любой другой публичный референдум какой-либо вопрос, затрагивающий правовые вопросы, которые должны быть определены Судом в его решении по существу, включая (но не ограничиваясь):

    (a) юридическую действительность и обязательную силу арбитражного решения 1899 года;

    (b) суверенитет над территорией между рекой Эссекибо и границей, установленной Арбитражным решением 1899 года и соглашением 1905 года; и

    © предполагаемое создание государства „Гуаяна Эсекиба“ и любые связанные с этим меры, включая предоставление венесуэльского гражданства и национальных удостоверений личности.

    4. Венесуэла не должна предпринимать никаких действий, направленных на подготовку или разрешение осуществления суверенитета или фактического контроля над какой-либо территорией, которая была присуждена Британской Гвиане в арбитражном решении 1899 года.

    5. Венесуэла должна воздерживаться от любых действий, которые могут усугубить или продлить спор, находящийся на рассмотрении Суда, или затруднить его разрешение.»

    1 декабря 2023 г. Международный суд постановил принять следующие временные меры:

    (1) Единогласно, до принятия окончательного решения по делу, Боливарианская Республика Венесуэла воздерживается от принятия любых действий, которые могли бы изменить ситуацию, сложившуюся в настоящее время на спорной территории,в соответствии с которой Кооперативная Республика Гайана управляет этим районом и осуществляет контроль над ним;

    (2) Единогласно обе Стороны должны воздерживаться от любых действий, которые могут усугубить или продлить спор, находящийся на рассмотрении Суда, или затруднить его разрешение.v

    Уже после референдума во время прямой телевизионной трансляции президент Гайаны Али изложил многогранный подход, предполагающий дипломатическое взаимодействие с союзниками и друзьями в регионе, включая Министерство обороны США, Государственный департамент и Белый дом. Он упомянул о взаимодействии с региональными организациями, такими как Кариком, СЕЛАК и ОАГ, подчеркнув «широкую международную коалицию, мобилизованную для предотвращения безрассудных действий Венесуэлы». «Сейчас мы работаем с SOCOM (Южным командованием Соединенных Штатов) и Министерством обороны США», — заявил президент Али.

    Он рассказал о разговоре с президентом Бразилии Луисом Инасиу Лулой да Силвой, который заверил его в «решительной поддержке» Бразилии и противодействии действиям Венесуэлы. «Мы не можем допустить ситуации, подобной Украинской, в этом Западном полушарии. Мы не можем допустить аннексии территории в этом Западном полушарии», — сказал он.vi

    Попытки сравнения с Крымом или новыми территориями бывшей Украины, конечно, мало уместны, поскольку ситуация асимметрична. В Крыму, Донецкой, Луганской, Херсонской и Запорожской областях проводились референдумы о присоединении к России. 125 тысяч гайанцев, которые могут стать венесуэльцами — не такая уж большая цифра, с которой вполне может справиться Каракас, интегрируя в свое правовое поле. В деле социальной политики с имеющимся опытом различных программ Венесуэла легко переиграет Гайану, учитывая относительную бедность большинства населения этой страны. Всего в Гайане проживает 795 408 человек (данные на 2022 г.), 30% из них проживает в столице Джорджтауне. Поэтому Венесуэла довольно легко сможет получить легитимность в глазах тех общин, которые разбросаны в Эсекибо. Известно, что сейчас уже в приграничных с Венесуэлой районах под охраной венесуэльских военных строится школа и больница. Далее последует паспортизация и, наверняка, какие-то пакеты материальной помощи.

    Экономические интересы

    Возможно, на решение поставить точку в этом территориальном споре повлиял чрезвычайно убедительный рост экономики Гайаны в последние годы. Она является одной из самых быстрорастущих в мире, несмотря на постковидные последствия и так называемые разрывы цепочек поставок, которые отразились на большинстве стран. В 2021 г. рост ВВП Гайаны составлял 19,9%, в 2022 г. — 62,3%. В 2023 г. по предварительным прогнозам будет примерно 37%. Одним из основных двигателей экономики Гайаны является нефть, большие залежи которой были открыты на шельфе в 2015 г., а первая добыча с этого месторождения начата в конце 2019 г. Хотя такие компании, как Shell, Total и Mobil работали в Гайане еще во время британского владычества. Хотя основные доходы от добычи нефти (в экспорт страны также входит сахар, золото, бокситы, глинозем, рис, креветки, меласса, ром, древесина и железнодорожные транспортные контейнеры) в Гайане получает небольшая группа лиц и коррумпированные чиновники.

    Но в данном случае крупным бенефициаром является американская Exxon Mobil. Не случайно еще при администрации Барака Обамы эта компания начала активные действия, связанные с карибской нефтью. Показательно также то, что тогдашний президент компании Exxon Mobil Рекс Тиллерсон стал государственным секретарем при Дональде Трампе. Фактически, можно сказать, что если раньше интересами Британии в Гайане двигали запасы золота, то сейчас таким же не менее ценным ресурсом стала нефть.

    При этом согласно договору Гайана получает 60% от прибыли, а 40% забирают США. Обычно при подобных сделках у государства, где идет добыча, остается 75%. А согласно венесуэльской позиции концессия расположена в спорных водах. При этом кусок лакомый — по данным Геологической службы США на шельфе Эсекибо находится второй по объемам неразведанных запасов нефти нефтеносный район — блок Stabroek. Оценка извлекаемых ресурсов блока сначала составляла до 5 миллиардов бнэ (баррель нефтяного эквивалента), а потом возросла до 11 миллиардов бнэ.

    Если же гипотетически представить вооруженное столкновение, то у Гайаны нет никаких шансов. Вооруженные силы Гайаны (силы самообороны) — чуть более четырех тысяч человек. У Венесуэлы — 123 тысячи военных и восемь тысяч резервистов. Плюс нужно учитывать общий патриотический подъем, ведь даже правая оппозиция считает Эсекибо частью Венесуэлы.

    Поскольку речь идет о контроле над нефтеносным шельфом, здесь критическую роль будут играть военно-морские силы. Уже заявлено о строительстве новой базы ВМС Венесуэлы в непосредственной близости к границе Гайаны. У Венесуэлы на вооружении находится две подводные лодки, шесть ракетных фрегатов и шесть патрульных катеров, оснащенных ракетами и пушками, четыре больших десантных корабля и еще ряд вспомагательных судов. К этому добавим ВВС Венесуэлы, на вооружении которых находится более двух десятков истребителей-бомбардировщиков Су-30МКВ, а также американские самолеты. Вертолетный парк насчитывает французские и российские образцы.

    Наконец, есть еще внутренний политический подтекст. Многие рассматривают проведенный референдум как своего рода мобилизацию команды чавистов перед президентскими выборами в 2024 г. Им нужны не только новые очки, но и мониторинг настроений населения, чтобы оперативно отреагировать на чаяния и критику венесуэльского народа.


    i https://www.jamaicaobserver.com/latest-news/venezuela-starts-offering-ids-to-essequibo-residents/

    ii https://venezuela-news.com/onu-suma-reunion-presidentes-venezuela-guyana/

    iii https://www.telesurtv.net/news/presidentes-venezuela-guyana-dialogo-esequibo-20231214-0025.html

    iv https://mppre.gob.ve/2019/11/18/supreme-court-justice-esequibo-congress/

    v https://www.icj-cij.org/sites/default/files/case-related/171/171-20231201-ord-01-00-en.pdf

    vi https://guyanachronicle.com/2023/12/07/we-are-on-the-right-side-of-the-law-president-ali-tells-cnn/

    Средняя оценка: 5 (голоса: 3)