Украинцы в шоке: на Западе «отменяют» мову

    «Соловьиный язык» оказался для мигрантов малоликвидным преимуществом.
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time16 июн 2023remove_red_eye551
    print 16 6 2023
     

    Новый документ, опубликованный в ЕС, указывает на языковые проблемы, которые становятся для украинских беженцев значительным препятствием при попытках осесть в принимающей стране.

    В настоящее время более 5 140 000 украинцев в Европе имеют статус временного беженца, что юридически дает им доступ к жилью, медицинской и социальной помощи, образованию и рынку труда.

    В теории, «директива о временной защите» ЕС направлена на обеспечение тех же условий труда, что и у граждан Евросоюза. Однако, ее реализация варьируется от страны к стране, с продолжением конфликта дефекты системы всё больше проявляют себя, что приводит к острой необходимости размышлять о корректирующих мерах, говорится в документе.

    В Эстонии 4 из 10 украинцев имеют работу, в то время как в других странах, таких как Германия, этот показатель составлял всего около 14%.

    Это во многом связано с языком. В опросе 86% респондентов заявили, что они почти не говорят по-немецки, в то время как в Эстонии население немного понимает по-русски, что облегчает общение.

    Должно быть, большое было удивление для многих беженцев, что украинский язык не дает никаких преимуществ – в отличие от русского.

    Согласно собственному исследованию Европейской комиссии, украинцы в Европе обычно заняты в секторах, где преобладает временная или нерегулярная работа, таких как строительство, туризм или гостиничный бизнес, что, в свою очередь, связано с локальной нехваткой рабочей силы в этих секторах.

    Всего 3 из 10 украинцев имеют более или менее хорошо оплачиваемую работу. Для остальных нормой является сверхурочная работа, задержка или невыплата заработной платы, а также работа вне контракта, в «серой» юридической зоне.

    Основную часть украинских беженцев составляют женщины с высшим образованием, а по данным Евростата к концу 2022 года почти 75% получивших статус «временной защиты» составляли женщины и дети.

    Из-за этого дисбаланса, говорится в докладе, работа по уходу за детьми ложится в основном на женщин, что, в свою очередь, затрудняет им доступ к рынку труда, изучение местного языка или адаптацию своих навыков к тем, которые требуются в принимающей стране.

    Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) также отмечает, что многие украинцы имеют «избыточный» уровень квалификации, по сравнению с той работой, которую они реально могут получить. Поэтому органам исполнительной власти ЕС рекомендовали ускорить процесс признания сертификатов и прочих квалификационных удостоверений украинцев, с целью их скорейшей интеграции — особенно для молодых людей.

    Конечно, можно иронизировать над тем, что политика уничтожения русского языка на Украине привела к тому, что теперь приходится его вспоминать, чтобы прокормиться. Или учить немецкий, поскольку воспеваемая до уровня культа «мова» оказалась никому не нужной.

    На самом деле, статистика ЕС и озвученные планы говорят о крупнейшей проблеме Украины, как государства. Если женщины, дети и перспективная молодёжь будут усиленно интегрироваться в европейское общество — то сколько из них захотят вернуться обратно? А мужчины-украинцы будут по конвейеру отправляться на убой. Те из них, кто выживет, скорее всего решит отправиться к уже освоившимся в Европе родным и близким.

    Что будет представлять собой Украина при такой динамике лет через 5 – догадаться нетрудно. Разбитая войной территория с отсутствующей экономикой и населением в несколько миллионов человек. В основном — пенсионеров, инвалидов и тех, кто не нужен даже на подсобной работе.

    Средняя оценка: 5 (голоса: 4)