Может ли Гаити стать второй Кубой?

    Учитывая стратегическое значение Гаити, вполне резонно было бы начать в российском экспертном сообществе дискуссию о том, чем мы могли помочь многострадальной республике, как изменить к лучшему сложившуюся в ней ситуацию.
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time16 июн 2024remove_red_eye14 715
    print 16 6 2024
     

    Покойный гаитянский диктатор Франсуа Дювалье по прозвищу Папа Док любил объяснять свои американским покровителям исключительную роль Гаити и, целом, региона Карибского моря, для национальной безопасности великого северного соседа. Надо сказать, что с 1960-х годов, когда были сказаны эти слова, ситуация изменилась мало. Геополитическая ценность Гаити огромна, но республика представляется для США чем-то вроде чемодана без ручки, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

    В настоящее время Республика Гаити переживает тяжелые времена. Идет гражданская война. В 2021 году президент Гаити Жювеналь Моиз был убит бандой террористов, связанной с американскими ЧВК и, в конечном счете, с ЦРУ. Моиза, как и бывшего панамского лидера Норьегу, а также руководителей Венесуэлы, Запад обвинял в «наркоторговле». После гибели президента Гаити, глобальные медиа и Госдепа США оплакивать Моиза не стали, реакция была где-то посередине между «сам виноват» и «так ему и надо». Мир не заметил этого события, которое, вообще-то, носит абсолютно экстроординарный характер. Ведь такого, чтобы главу государства не просто убили, а перед этим еще и пытали, не было со времен убийства Муаммара Каддафи в 2011 году.

    После гибели Моиза в стране начался затяжной политический кризис, анархия и безвластие. В апреле 2024 года на Гаити сформирован Переходный президентский совет, в который входит несколько проамериканских политиков. Как минимум до 2026 года они будут сменять друга по принципу ротации, занимая пост главы государств 3-5 месяцев.

    Переходный президентский совет признан США и «Карибским сообществом» CARICOM, куда входит 15 небольших, в основном — островных государств карибского бассейна. Эта структура была создана в 1973-1974 годах британцами после ухода из колоний, полностью подконтрольна Вашингтону и Лондону. Кстати, в 1983 году именно CARICOM задним числом легализовывал американское вторжение на Гренаду и установление оккупационного режима на острове.

    Серьезным международным авторитетом CARICOM не обладает, крупнейшие государства Карибского бассейна (Мексика, Колумбия, Куба, Венесуэла) в него не входят. Не входит в него и Доминиканская Республика (Доминикана) — соседнее с Гаити государство, расположенное на восточной части острова.

    Переходный президентский совет контролирует международный аэропорт, здание Центробанка и часть правительственного квартала, на этом все. Еще 90 процентов территории Гаити контролирует повстанческое движение «G-9» во главе с бывшим полицейским, полевым командиром и политическим деятелем Джимми Шеризье.

    Шеризье считался соратником убитого президента Моиза и после его убийства выводил людей на мирные акции протеста, но затем осознал неизбежность вооруженного сопротивления.

    Западные СМИ позиционируют Шеризье как кровожадного гангстера, который живьем зажаривает людей на медленном огне, эти же тезисы воспроизводят российские информационные агентства и СМИ. «Банды», «союзы банд» — они, мол, терзают Гаити, не дают стране жить спокойно.

    Но возникает вопрос: а почему мы должны верить всем этим западным источники? Ведь, как мы знаем, точно в таких же выражениях западные медиа описывают и действия России в украинским конфликте.

    Может быть, и гаитянские «банды» — это не столько криминальные объединения, сколько повстанческие группы? Давайте будем честны — объективной информации мало, судить о том, что происходит на Гаити, насколько законопослушны и гуманны те или иные лидеры — чрезвычайно сложно.

    Однако, мы можем оценивать под другим углом зрения — с точки зрения геополитики. Сейчас очевидно только одно: США хотели бы устранить Шеризье и подавить повстанческое движение, но сознают все последствия высадки американских морпехов в населенную чернокожими страну.

    Тем более, что прецеденты уже были — в двадцатых, тридцатых и девяностых годах ХХ века. Эксперименты оказались неудачными, американцам пришлось с позором уходить.

    Поэтому сегодня для того, чтобы поддержать свою клиентуру на Гаити, США уговорили Кению направить в страну полицейский контингент, профинансировав эту операцию. Со своей стороны, власти Кении деньги от американцев взяли, но отправлять своих людей на Гаити не торопятся — понимая, видимо, чем все это закончится для кенийцев.

    При этом сам Шеризье в своих публичных выступлениях и интервью позиционирует себя как левый политик, противник глобализма и колониализма, стремящийся освободить свою страну от коррупционеров и олигархов. Он выступает за диалог, просит ООН подготовить дорожную карту для ведения переговоров, однако заявляет, что будет сопротивляться высадке иностранных интервентов на остров.

    21 октября 2022 года Совет Безопасности ООН (к большому сожалению — единогласно) ввёл санкции в отношении Гаити (резолюция 2653), установив запрет на поездки, замораживание активов и эмбарго на поставки оружия для Джимми Шеризье и его соратников. Однако санкции должны продлеваться ежегодно, что дает определенный простор для дипломатических маневров.

    Учитывая стратегическое значение Гаити, вполне резонно было бы начать в российском экспертном сообществе дискуссию о том, чем мы могли бы помочь многострадальной республике, как изменить к лучшему сложившуюся в ней ситуацию. Не забывая, конечно, и о собственных интересах.

    На протяжении всего ХХ века политика США в отношении Гаити представляла собой пример неоколонилазима в самом отвратительных из возможных вариантов. Пока весь мир шел по пути прогресса, США искусственно сдерживали развитие Гаити. Не будет преувеличением сказать, что вся история американо-гаитянских отношений — это бесконечная цепь унижения островного государства со стороны могущественного соседа.

    По некоторым параметрам ситуация в Республике Гаити напоминает то, что происходило во многих развивающихся странах, которым СССР оказывали помощь в 1960-1980 годах. Опыт, накопленный нами, мог бы быть востребован и в карибской стране, население которой весьма неприязненно относится к американскому «Большому брату» и не ждет от США ничего хорошо.

    Жители Гаити на примере соседних государств давно могли бы убедиться, что Россия никогда не рассматривает своих партнеров в качестве расходного материала, как это делают американцы. Лучшее доказательство тому — кубинская модель. Благодаря операции «Анадырь» и ее последствиям Куба сохраняет свою независимость уже более шестидесяти лет, выбрав суверенный путь развития. Современная Куба — небогатая страна, но с беспрецедентными достижениями в сфере образования и медицины, и, самое главное, стабильно занимающая ведущие позиции в десятке стран-лидеров мирового «Индекса счастья».

    Гипотетически сотрудничество с Россией могло бы способствовать созданию условий суверенного развития и для Гаити. Тем более, что риски для островного государства значительно ниже, чем для Кубы во времена «Карибского кризиса».

    Раскрутив маховик межрасовых протестов в США, глобалисты, вероятно, тысячу раз подумают, прежде чем атаковать государство, большинство населения которого составляют выходцы из Африки.

    Очевидным препятствием для такого сотрудничества является отсутствие на Гаити законной, легитимной власти. Однако ситуация может быстро измениться, и к этому моменту у российской стороны уже должны быть готовы наработанные сценарии реагирования.

    Надо честно признать, что на сегодняшний момент Российская Федерация не имеет никаких инструментов влияния на ситуацию в Республике Гаити — от слова «совсем», с точки зрения наших интересов это — tabula rasa . Однако все может быстро измениться — ведь совсем недавно именно таким «чистым листом» была, к примеру, Центрально-Африканская Республика.

    Средняя оценка: 4.2 (голоса: 5)