Елена Панина: Несостоявшийся пока путч в Белоруссии – что дальше?

Аватар пользователя Админ
account_circleАдминaccess_time17 авг 2020remove_red_eye1 368

События в Белоруссии, которые на первом этапе выглядели скорее как белорусский недомайдан, стремительно развиваются.

Вместе с тем нельзя не отметить ряд существенных отличий от цветных революций, спровоцированных в других странах. Если анализировать белорусский кейс и сопоставлять его с советским, украинским и грузинским, то возникает много вопросов. А действительно ли мы имеем дело с попыткой инсценированного Западом политического переворота в Белоруссии? Говоря словами горьковского героя: «Да был ли мальчик-то, может, мальчика и не было?»

Картина участия Запада в белорусском кризисе двойственная. С одной стороны, налицо активность Польши, Украины, Литвы, Чехии, Венгрии, Британии. Оттуда шёл ясно читаемый поток медийной и организационной поддержки протеста. С другой стороны, самостоятельно местные джеймсы бонды в такие инициативы не влезают, за ними стоят местные филиалы спецслужб США и Британии.

Все основные атрибуты внешнего вмешательства были.

Кроме самого главного — прямого активного вмешательства крупнейших западных государств, которые в таких случаях выдвигают ультиматумы власти с требованием не допустить силовых акций под угрозой арестов активов и самих политиков.

В таких случаях обычно все ключевые генералы и чиновники перекуплены и заняты прямым саботажем. Отключение интернета не просто не состоится, но будет сопряжено со многими другими действиями элиты против президента. В Белоруссии ничего этого нет — такое впечатление, что США отдали переворот в Минске на аутсорсинг Польше, а та не очень справляется.

Коренной государственный переворот, гарантирующий полное изменение внешнеполитического курса захватываемого государства, требует несколько этапов. На всём постсоветском пространстве в каждом государстве было несколько майданов, где только последний приводил к надежному захвату и контролю элит, которые последовательно ротировались и готовились вплоть до стадии объявления о возникновении «политической нации».

В Белоруссии этот процесс лишь в начальной стадии. Проникновение Запада в политический класс Белоруссии уже достаточно велико, но пока нет главного — перехвата управления над институтами. Хотя в окружении Лукашенко влиятельных предателей не меньше, чем было в окружении Януковича.

Сегодня можно точно сказать — весь кризис в Белоруссии инсценировался не для свержения Лукашенко, а для его ослабления с целью давления на него в направлении дальнейшего перехвата контроля Западом над государством. Пока Лукашенко разводили на условия помощи против России, он всё глубже увязал в трясине Запада. Если процесс десуверенизации Белоруссии продолжится такими темпами, судьба страны, с Лукашенко или без него, предрешена. И судьба эта плачевна.

Сейчас алгоритм для Лукашенко создан оптимальный. Он гарантированно будет ругаться с Россией, что обеспечит дальнейшее падение уровня жизни белорусского населения и кризис её экономики. Минимальная помощь Запада, если и пойдет, то в пакете с требованием политических уступок.

Лукашенко будут держать под угрозой санкций — персональных, для раскола элиты, и секторальных, бьющих по основным отраслям экономики. Их не применят только при условии углубления конфликта с Россией. Следование этому курсу гарантированно приведёт Лукашенко к перевороту, но тогда, когда Запад посчитает ситуацию созревшей.

Вместе с тем, как это всегда бывает, когда на улицы выходят большие массы людей, не все проходит по заранее написанному сценарию. Что-то пойдет не так. Тем более что в Белоруссии не просматриваются жесткие действия западных спецслужб. Но сам по себе протест, который, казалось бы, выдыхается, воспроизводится вновь и с новой силой. Появляется больше организаций, в него вовлекаются новые социальные группы, вброшены финансовые ресурсы.

Весь период до выборов и сразу после них наводит на мысль, что Лукашенко попал в состояние стокгольмского синдрома. Захвативший его Запад виделся ему не оккупантом, а освободителем. Любые попытки России освободить заложника встречали его отпор. В таких условиях обычно судьба заложника предрешена.

Даже сейчас Лукашенко не оставил попытки усидеть на двух стульях: евроинтеграция и помощь от России в одном флаконе. Во всяком случае, ни в одном из его выступлений в эти дни не было сказано о развитии Союзного государства и углублении интеграционных процессов с Россией.

Затягивание с разрешением конфликта чревато предсказуемыми последствиями. Однако Россия не может позволить себе проиграть Белоруссию Западу.

Признание результатов выборов в Белоруссии со стороны Путина предотвратило выдачу Украине российских заложников с перспективой организации нового процесса по Донбассу и введения новых антироссийских санкций.

Замедлен дрейф Белоруссии в структуры ЕС и НАТО, что меняло бы весь ракетно-ядерный баланс сверхдержав в пользу НАТО. Появилась возможность замедлить проект Междуморья, куда втягивают Белоруссию с целью создания санитарного кордона между Германией и Россией.

Словом, у решения Путина признать итоги белорусских выборов были все геополитические и геостратегические основания.

Как правило, стокгольмский синдром проходит, как только захватчики расстреляют первого заложника. Иными словами, для Лукашенко это момент, когда он осознает, что его жизнь и жизнь его семьи висят на волоске.

Для белорусского народа будущее тоже определено. Достаточно вспомнить, что в 1931 году в официальной польской статистике все католическое население Западной Белоруссии было признано поляками, а остальные просто — «тутэйшнымi». В 1934 году численность белорусов в Виленском университете — единственном высшем учебном заведении, куда принимали жителей Западной Белоруссии, составляла всего полтора процента.

Надеюсь, что Лукашенко эти перспективы реально ощутил. Исправить ситуацию он еще может. Но для этого необходимо:

— незамедлительно сформировать новое правительство с сильным премьером пророссийской ориентации;

— отстранить от властных полномочий всех евроинтеграторов, читай, предателей, которые сейчас исподволь дирижируют уличными протестами;

— предложить обществу действенную программу интеграции с Россией, что позволит выйти из экономического кризиса, в котором оказалась Белоруссия из-за разрыва экономических связей по важнейшим направлениям.

Вместе с тем хочу предупредить некоторые горячие головы в России, которые требуют сейчас изменения условий интеграции Белоруссии и России в Союзное государство в направлении того, что Белоруссия или ее области должны войти в Союз как отдельные регионы Российской Федерации. Такие предложения помогают Западу расширять географию русофобских настроений в Белоруссии. Это работает против России.

Конечно, нельзя не понимать, что решение белорусского вопроса в пользу реального Союза Белоруссии и России возможно только в изменившемся геополитическом контексте, где Запад находится под трансформирующим давлением углубляющегося кризиса его институтов.

Один лишь конфликт Турции, Греции и Франции по поводу Ливии и бурения газовых скважин в Средиземном море может привести к вероятной войне между странами НАТО. Прежде такое и предположить было нельзя.

Что случится в результате президентских выборов в США, тем более сложно предсказать. Ясно одно — степень неопределенности значительно повысится, что отразится на внешнеполитических стратегиях сверхдержав. Здесь будут неизбежные корректировки и напряжения по всем вопросам нового передела мира.

Будет нарастать и давление на Лукашенко вперемежку с ложными обещаниями и посулами. Не заставит себя ждать и новый беломайдан, но теперь уже подготовленный по всем классическим канонам с опорой на пятую колонну во властных структурах.

Цель одна: любой ценой помешать появлению сильного Союзного государства России и Белоруссии, которое существенно изменит стратегический баланс сил в Восточной и Центральной Европе.

Поэтому решать надо здесь и сейчас. Завтра будет поздно!

 

Елена Панина - директор Института Русских стратегий

Средняя оценка: 5 (голоса: 8)