Конфликт с Венгрией окончательно превращает Украину в «Недопольшу»

    Будапешт и Киев закрепили состояние затяжного личного конфликта правящих элит
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time17 июн 2022remove_red_eye2 668
    print 17 6 2022
     

    События, произошедшие по линии Киев-Будапешт, в последние месяцы оказываются достаточно серьезным фактором, который закрепляет образ будущего Украины как польской колонии без заметных перспектив многовекторности. Для исправления созданного и надежно закрепленного кризиса межгосударственных отношений потребуется полная перезагрузка парадигмы, в которой существует киевский режим. На что, по целому ряду причин, Киев пойти не сможет.

    После начала СВО на Украине Киев неоднократно критиковал Будапешт за последовательное, несмотря на давление со стороны ЕС, отстаивание национальных экономических и идеологических интересов. Через два дня после старта СВО президент Украины Владимир Зеленский заявил, что отключение России от SWIFT невозможно из-за позиции Венгрии и Германии. Также в вину Венгрии ставился отказ поддержать эмбарго на российскую нефть и вето на включение в санкционные списки ЕС патриарха Кирилла.

    В марте премьер-министр Венгрии Виктор Орбан заявил о нежелании влезать в конфликт на Украине, в том числе и потому, что Владимир Зеленский с 2019 года не удосужился встретиться с венгерским руководством. Раскол усугубился в апреле, когда переизбранный на очередной премьерский срок Орбан назвал Зеленского «противником» - за то, что украинский лидер поддерживал оппозицию правительству Орбана.

    4 июня спикер венгерского парламента Ласло Кёвер, представитель правящей партии «Фидес» и третье государственное лицо в Венгрии после президента и премьера, дал интервью венгерскому телеканалу Hir TV, где оценил риторику президента Украины Владимира Зеленского. Ласло Кёвер отметил, что заявления Зеленского звучат очень странно – и сложно вспомнить, чтобы лидер какой-либо страны, неспособной решить свои проблемы самостоятельно, допускал подобный тон в отношении кого-либо, в том числе в Венгрии и Германии».

    Обычно, подчеркнул Кёвер, тот, кто нуждается в помощи, обычно вежливо просит.

    «Так что здесь какая-то личная психическая проблема у Зеленского, и я не знаю, что с этим можно сделать», - поделился опасениями Кёвер.

    В ответ официальный представитель украинского МИДа Олег Николенко заявил, что Киев ждет «обнародования Ласло Кёвером справки о состоянии его психического здоровья».  В Киеве добавили, что «венгерские политики настойчиво продолжают поливать грязью Украину», а Венгрия «исторически уже не раз ориентировалась на сторону зла».

    Эстафету дипломатических ударов подхватил МИД Венгрии. Глава ведомства Петер Сийярто напомнил, что «в Венгрии в последние месяцы десятки тысяч людей работали над тем, чтобы помочь Украине и украинскому народу», но «украинские политики постоянно в неприемлемом тоне говорят о Венгрии, провоцируют нас, лгут и пытаются нас очернить». Сийярто попенял Киеву на неблагодарность и подчеркнул, «Ласло Кёвер совершенно прав, даже если украинцы этим возмущены».

    На это ответил секретарь СНБО Украины Алексей Данилов, ранее уже обвинявший Будапешт в «посягательстве» на украинские территории. Украинский чиновник заявил о выходе ситуации на новый уровень и настоял на том, чтобы украинский МИД перешел к отправке официальных нот.

    Напряжение между Венгрией и Украиной растет уже пять лет – в 2017 году на Украине был принят закон об образовании, фактически ликвидировавший возможность обучения на родном языке не только для русских, но и для венгерского меньшинства, компактно проживающего на Закарпатье.

    После этого Будапешт, в частности, блокировал проведение министерского заседания комиссии Украина – НАТО. Осенью 2020 года Киев обвинил Будапешт в лоббировании венгероязычных депутатов и вмешательстве в местные выборы. В 2021 году очередной антивенгерский аккорд был вызван соглашением Будапешта с «Газпромом» о поставках газа в обход Украины.

    Геополитический тупик

    Рассорившись с Венгрией, Украина осталась в ситуации, когда у неё вообще не осталось вариантов проведения многомерной политики, при этом целый ряд процессов, значимых для киевского режима, оказался заморожен.

    Исторически и географически, у суверенной Украины были варианты выстраивания суверенной политики за счет опоры на экономического и политического лоббиста в географическом окружении. Однако, Киев последовательно сам себе уничтожал пространство для маневра. Постепенно – с ускорением после 2004 и 2014 годов – была ликвидирована возможность кооперации с Россией.

    Несмотря на попытки белорусского руководства выступать посредником между Киевом и Москвой, украинская сторона уничтожила возможность диалога с Минском после прямой поддержки санкций против Белоруссии и лично президента страны Александра Лукашенко.

    Закрепили холод в отношениях попытки Украины осуществлять провокации на белорусской территории – речь идет об известном инциденте с сотрудниками российской ЧВК, которых в Киеве пытались использовать для создания фиктивной угрозы Лукашенко со стороны Кремля.

    Молдавия, в силу слабой экономической базы, нулевого политического веса в европейских делах и значительного румынского влияния, мало чем могла бы помочь Украине. Но и с Молдавией Киев смог испортить отношения – украинские спецслужбы втайне от молдавских коллег провели несколько спецопераций на территории Молдавии, например, выкрав беглого судью Чауса.

    Румынский вектор хотя и более перспективен по сравнению с Молдавией, но и здесь есть проблемы экономического плана, связанные с шельфом Черного моря и спором вокруг острова Змеиный. Кроме того, после начала СВО Румыния заявила о своем нейтралитете. 5 марта румынский президент Клаус Йоханнис сообщил, что его страна исходит из сценария, при котором боевые действия на территории Украины расширяться не должны.

    «Ни НАТО в целом, ни Румыния в частности не станут вмешиваться в ситуацию на украинской территории. Наша роль сводится к предоставлению убежища всем желающим украинцам, а также оказанию гуманитарной помощи самой Украине», - заявил он.

    Самой серьезной проблемой на пути евроатлантической интеграции Украины оказывается та самая Венгрия, которая не может позволить себе отступиться от занятых позиций по политическим и экономическим причинам и в ближайшей перспективе из состояния напряженных отношений с Украиной не выйдет.

    Ситуация с правами этнических венгров на Закарпатье лучше не стала, и вряд ли станет, с учетом резкого повышения на Украине градуса нацизма и радикального шовинизма. Поскольку борьба за эти права занимает не последнее место в риторике действующего венгерского правительства, то порог одобрения Венгрией евроатлантических инициатив Киева, будь то вступление в ЕС или НАТО, остается очень высоким.

    В конце мая киевский режим ещё сильнее усугубил ситуацию, намекнув Венгрии на проблемы со стратегическим для Будапешта нефтепроводом «Дружба», по которому российская нефть через Украину попадает в Венгрию. Об этом было заявлено вполне официально, устами советника министра энергетики Украины и экс-замглавы МИДа Елены Зеркаль.

    «В руках Украины есть прекрасный рычаг — это нефтепровод «Дружба», — сказала советница министра и напомнила, что в Венгрию идет отдельная нить этого нефтепровода, с которой «может что-то произойти».

    Стоит отдельно отметить, что тем самым украинская сторона начала угрожать не только Венгрии, а и ЕС в целом. После нескольких санкционных пакетов против России, осталось не так много точек входа жизненно-необходимой Европейскому союзу российской нефти, и «Дружба» среди них чуть ли не главная. Фактически, Венгрию негласно «назначили» хабом российской нефти, и атака с этой стороны заденет весь ЕС в целом.

    Украина добилась «впечатляющих» успехов в порче отношений со всеми соседями – кроме Словакии, не имеющей достаточного для прикрытия амбиций Украины политического и экономического значения, и Польши. Которая осталась единственным партнером для Киева – причем партнерские отношения в этом случае крайне неравновесные.

    Не Малороссия, а «Недопольша»

    Даже на Западе сложно найти экспертное мнение, согласно которому текущий конфликт закончится для Украины чем-то хорошим, и украинская территория сможет сохраниться хотя бы в варианте февраля 2022 года. Кроме Донбасса к самоопределению с вероятным вступлением в состав России готовится Херсонская и Запорожская области, официально озвученные задачи второго этапа СВО подразумевают освобождение Николаева и Одессы, а один из наиболее вероятных вариантов нового статус-кво выглядит как переход под протекторат России всего Левобережья Днепра.

    Соответственно, под контролем собирательного киевского режима останется только часть центральной и западной Украины – где стремительно набирает вес Польша. Этот процесс идет при полном одобрении Киева. Владимир Зеленский анонсировал наделение граждан Польши особым правовым статусом на территории Украины, на что польское руководство ответило пожеланием упразднить польско-украинскую границу. Кроме того, Польша по словам президента Анджея Дуды вступила в фактический симбиоз с украинской армией, направив Киеву столько бронетехники, что обнажились собственные уязвимые места.

    Так, в интервью Bild Анджей Дуда сообщил, что Польша «пожертвовала Украине большую часть оружия нашей армии». «Мы отдали свои танки, и теперь у нас ничего нет взамен», — цитирует Bild Анджея Дуды.

    Президент Польши в этой связи подверг критике Германию, что Берлин не выполняет свои обязательства в части поставок в Польшу танков «Леопард» взамен переданной бронетехники киевскому режиму. Дуда уточнил, что Варшава ведёт переговоры о покупке нового вооружения с США и Южной Кореей, но, по его словам, «пройдёт несколько лет, прежде чем продукция дойдет до нас».

    Служба внешней разведки России неоднократно предупреждала о том, что Польша готовит ассимиляцию западноукраинских областей, к которым, что не исключено в сложившихся условиях, может присоединиться часть географических центральных областей Украины и Киев. 9 июня СВР обратила внимание на то, что Варшава усиленно подталкивает режим Зеленского к передаче ей де-факто контроля над важнейшими государственными функциями и учреждениями.

    С согласия Киева поляки в настоящий момент, в частности, размещают у себя резервный центр обработки данных Государственной налоговой службы Украины (ГНСУ). До украинского руководства было доведено, что это якобы позволит повысить эффективность деятельности указанного ведомства, отмечает российская спецслужба.

    Иными словами, поясняет СВР, Киев осознанно открывает польско-американскому тандему доступ к сведениям государственной важности, включая информацию о налогоплательщиках и, как следствие, реальном финансовом положении Украины.

    «В бизнесе такую «сделку» можно было бы отнести к категории слияний и поглощений. Но государство - не частная корпорация, и в данном случае мы видим, что киевская хунта уже согласилась с аннексией Украины Польшей и добровольно сдает ей государственный суверенитет», - говорится в релизе СВР.

    Исторический шанс на развитие в качестве самоценной единицы евразийского пространства Украиной был утерян в середине нулевых. Попытки добиться равноправного статуса на евроатлантическом направлении, как показывает объективная реальность, тоже не привели к успеху.

    В данный момент, стремительно теряющая территории, население и даже гипотетическую перспективу экономической стабилизации Украина оказалась в положении должника, который уже технически неспособен рассчитаться с кредиторами, снабжающими киевский режим оружием в счет зерна и металла.

    Даже если кому-то придет в голову принимать в ЕС или НАТО то, что осталось от Украины, практическая реализация этого желания будет торпедирована Венгрией. Обладай украинское политическое руководство минимальным пониманием стратегии, конфликта с Венгрией и любой другой страной, от мнения которой зависят евроатлантические перспективы, нужно было бы избегать любой ценой.

    Единственная опция, которая сейчас осталась у Киева – это статус польской колонии для тех территорий, которые будет признано нецелесообразным освобождать в рамках СВО. Новых вариантов будущего для Украины, по всей видимости, уже не возникнет.

     

    Средняя оценка: 5 (голоса: 4)