«Нужно рынку, а не голодающим»: Запад об украинском зерне

    CFR про украинское зерно: про голодающих мы и не думали.
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time18 авг 2023remove_red_eye35 970
    print 18 8 2023
     

    Совет по международным отношениям взял весьма интересное интервью у Кейтлин Уэлш, руководителя продовольственной программы СSIS. Реальный взгляд Запада на «зерновую сделку», продовольственную безопасность и агрокомплексы Украины и России выглядит несколько иначе, чем это кажется большинству людей.

    Например, из опубликованной на сайте Совета по международным отношениям беседы с Кейтлин Уэлш, бывшего сотрудника Совета нацбезопасности при президенте США и действующего директора продовольственной программы CSIS можно узнать, что Запад в принципе не заботился о каких-либо голодающих. Во главе угла этой истории всегда стоял доступ к дешевому зерну западного рынка.

    Прежде всего, из диалога с Кейтлин Уэлш следует, что «уровень продовольственной незащищенности» в преддверии 2022 года рос «рос в течение по меньшей мере пяти лет или около того». То есть, вопреки риторике абсолютного большинства западных СМИ, Россию западные think-tank виноватой в происхождении так называемого «мирового поголодания» (то есть продовольственного кризиса) вовсе не считают.

    Уэлш приводит интересные цифры. Существует ряд различных показателей продовольственной незащищенности, которые используются ООН, и один из этих параметров называется «распространенность недоедания». По сути, это количество людей в мире, не имеющих доступа к достаточному объему пищи и килокалорий.

    В данный момент, это число достигает 783 миллионов человек, а позволить себе минимум здорового питания, то есть провиант достаточного разнообразия, не могут 40% населения планеты. Другими словами, пропагандистские штампы о том, что если возобновить «зерновую сделку», то ситуация в мире качественно улучшится — попросту не имеют никакого математического подтверждения.

    Тем не менее, американские спикеры пытаются продвигать именно тезис о ключевой значимости Украины для всемирной продовольственной безопасности. Например, в вину России были поставлены удары по нефтебазам с топливом: дескать, теперь нечем заправлять трактора и прочую сельхозтехнику. Хотя в общей массе используемой Киевом военной техники, мирные трактора потребляли минимальный объем топлива.

    Уэлш подтверждает, что морем вывозилось три четверти украинского сельскохозяйственного экспорта, а половина от этого объема уходила через три морских порта — как раз те, которые ВС РФ небезуспешно ровняют с землей.

    Какой был смысл в «зерновой сделке» по мнению США? Намерением было разрешить экспорт сельскохозяйственной продукции Украины в военное время, поясняет Уэлш. Сделка не была направлена на возвращение Украины к довоенному уровню экспорта сельскохозяйственной продукции. Также она не была направлена на облегчение продовольственной нестабильности для населения стран, испытывающих наибольшую нехватку продовольствия в мире.

    Последнее обстоятельство Уэлш особенно подчеркнула, потому что не поступление зерна с Украины в беднейшие страны мира было «одним из обвинений России при выходе из сделки». Целью было доставить украинское зерно на рынок, подчеркнула Уэлш. На западный рынок, прежде всего.

    Любопытен пассаж насчет санкций против российского агросектора. Оказывается, их вообще не было. Уэлш подчеркнула, что «западные санкции никогда не были нацелены и никогда не намерены быть нацелены в будущем на российский сельскохозяйственный экспорт, ни на российское зерно, ни на экспорт удобрений».

    Как же так вышло, что российское зерно стало трудно вывезти? Оказывается, это «чрезмерное соблюдение требований», когда страны или компании могут опасаться ведения бизнеса с Россией из-за существования более широких санкций.

    Если брать это за чистую монету, то совершенно непонятно, чего вообще хочет Россия в рамках сделки — если у неё и так всё хорошо.

    Уэлш умолчала о многом. Прежде всего о санкциях в отношении страховок «российских» грузоперевозок и фактическом запрете захода в различные порты судам, имеющим «русский след», а также об отключении российских банков от SWIFT. Что делает невозможными многие платежи, а значит и зернотрейдинг. Так что…

    Зерновая сделка — это очень простая вещь. Она вообще не имеет отношения к голоду, он начался задолго до СВО. Да и на Африку Соединенным Штатам, по большому счету, плевать. Украинское зерно было дёшево, его было много, и оно поступало на подконтрольные США рынки. Поэтому Вашингтон и требует возобновить сделку. Вот только для России в ней нет ничего интересного.

    Средняя оценка: 4.4 (голоса: 5)