Индийский вектор противостояния России и США

Центральным вопросом индийской внешней политики остаются отношения с США, Россией и Китаем
Аватар пользователя Админ
account_circleАдминaccess_time02 июн 2021remove_red_eye5 175
print 2 6 2021
 

Индия является претендентом на статус глобального игрока, её цивилизации пять тысяч лет. Она обладает огромным международным авторитетом, ощущает себя великой державой и стремится к признанию её доминирующего статуса на субконтиненте и в Индо-Тихоокеанском регионе, претендуя на статус одной из решающих сил в мировых делах.

Это один из геополитических центров силы, уже из-за одного географического положения имеющий огромное влияние на расклад сил в мире. То, что при этом Индия обладает ещё и большим экономическим потенциалом, превращает её в поле активного соперничества сверхдержав, к которым относятся Россия, США и Китай.

Индия – доминирующе государство в Южной Азии, стремящееся сохранить суверенитет и не позволить другим сверхдержавам втянуть себя в следование их внешнеполитическим целям. США пришли в Индию после того, как перехватили у Британии её колониальную систему по итогам Второй мировой войны.

Культурное влияние Британии на индийские элиты до сих пор остаётся определяющим, что переносится на их отношения с США. Английский язык в Индии, где существует 24 языка, из которых 21 официальные, и 1652 диалекта, является вспомогательным официальным языком для бизнеса, администрирования и образования. По сути, он сшивает индийскую элиту сильнее, чем хинди, официальный язык индийского правительства и системы образования.

СССР также после окончания Второй мировой войны начал выстраивать с Индией тесные отношения, но реальное сближение началось в 1971 году после победы на выборах партии Индийский национальный конгресс во главе с дочерью Джавахарлала Неру Индирой Ганди. 9 августа 1971 года именно по инициативе индийской стороны СССР и Индия подписывают двусторонний договор о дружбе и сотрудничестве.

США и Россия, унаследовавшая от СССР хорошие отношения с Индией, считают друг друга главным противником, и потому акцент в их работе с Индией сводится к недопущению изменения её внешнеполитического курса в выгодном сопернику направлении.

Индийское общество и индийский политический класс очень фрагментированы. В стране действуют десятки крупных партий и организаций, они разделены на множество фракций, у каждой из которых свои взгляды на внешнюю политику. Они создают самые различные коалиции, сохраняя единство лишь во враждебном отношении к Пакистану. При этом для тамилов южных штатов Индии отношения с тамилами соседней Шри-Ланки важнее проблем автономного штата Джамму и Кашмир, граничащего с Пакистаном и Китаем.

Центральным вопросом индийской внешней политики остаются отношения с США, Россией и Китаем. Личные и групповые разногласия в индийском руководстве – следствие внутрииндийского элитного консенсуса. Это создаёт возможности для создания опорных групп в индийской элите для главных геополитических конкурентов.

Любая пропагандистская кампания в Индии, вспыхивающая против США, России или Китая, в большинстве случаев основывается на борьбе спецслужб этих государств друг с другом в Индии. Их влияние чувствуется в материалах индийской прессы и выступлениях лоббистов и союзников в парламенте. Каждая страна старается укреплять связи с индийским бизнесом, так как он связан с политическими кругами и позволяет влиять на их позицию по чувствительным вопросам.

Внешняя политика не меняется со сменой элит и политических режимов в государствах, формируясь под влиянием долгосрочных устойчивых факторов. Так, конфликт Японии, Кореи и Китая существует со средних веков. При этом ещё в 1592 году китайская династия Мин в японо-корейской войне поддержала северную часть Кореи. Это приводило военные кампании Японии в Корее в тупик.

То же самое делает сейчас Китай в отношении КНДР. С тем же геополитическим результатом. Прошли века, изменились политические системы, появились новые элиты, а внешняя политика остаётся прежней.

Преемственность внешней политики России в отношении Индии существует и опирается она на советское наследие. Борьба США и России на индийском векторе противостояния не изменилась и определяется прежде всего соперничеством спецслужб. Недооценивать индийский фактор в геополитическом соперничестве главных противников не следует – самый крупный ущерб был нанесён СССР вербовкой американцами военного атташе советского посольства в Индии Д. Ф. Полякова.

В немногочисленной мемуарной литературе советских дипломатов и разведчиков признаётся, что костяк американской резидентуры в Дели всегда состоял из специалистов не по Индии, а по Советскому Союзу, и это были не политики, а оперативники разведок, специалисты по разработке работников советских учреждений в Индии.

Советская сторона отвечала тем же, она концентрировалась на работе по главному противнику и потому была результативной. Обе стороны внимательно наблюдали за посольствами друг друга и определяли круг людей в индийской элите, на которых опираются дипломаты и установленные разведчики соперников.

Их лоббисты участвуют в политической борьбе в Индии и время от времени организуют нападки друг на друга. Поводом были кампании по выдворению из страны выявленных разведчиков, как ЦРУ, так и КГБ. Через освещение этих кампаний в СМИ стороны определяли «руку влияния» друг друга.

Сейчас ничего не изменилось в противостоянии СЩА и России на индийском пространстве. США продолжают концентрироваться на работе с представителями российской общины в Индии. Можно догадаться, что Россия также сохранила многие подходы в наблюдении за активностью американцев, так как это позволяет прогнозировать их цели и замыслы. Борьба за влияние на бизнес и политиков в Индии для США и России немыслима без отслеживания этих связей у соперников.

Индия — это страна с достаточно нелиберальным контрразведывательным режимом. Индийских политиков очень беспокоит активность США. В советское время в правящей партии Индии возникали публичные обвинения ЦРУ в разжигании внутренних конфликтов в стране и провоцировании ухудшения её отношений с Бангладеш. Разумеется, агентурная сеть США в индийских кругах немедленно отвечала нападками на КГБ.

Практиковались высылки дипломатов как СССР, так и США – с той лишь разницей, что это делось тихо. Шпионаж признавался и признаётся индийским руководством делом естественным, недопустимыми лишь считаются попытки подорвать позиции законного правительства. СССР и Россия в Индии никогда этого не делали, но про США такого сказать нельзя, их активность всегда была наглой и агрессивной, и потому к их спецслужбам индийская контрразведка относилась предельно настороженно.   

Это имело основания – Индия упустила момент, когда в 1975 году Бангладеш (бывший Восточный Пакистан, отделённый от Пакистана тысячей с лишним километров индийской территории) объявила, что становится исламской республикой. С этого момента отношения между Индией и Бангладеш стали напряжёнными и трудными. Без системного длительного влияния Британии и США никакие внезапные частные инциденты не привели бы к этому результату.  

Пакистан – главный враг Индии. Китай – соперник Индии, с которым у неё очень непростые отношения. Индия крайне чувствительна к любому улучшению советско-, а теперь уже российско-китайских отношений. Каждая публикация об этом вызывает в Индии взрывной резонанс и обсуждается эмоционально и остро.

Индия боится остаётся один на один с Китаем и считает, что при российско-китайском сближении у неё нет выбора, кроме опоры на США – при всём понимании опасности и нежелательности такого решения.  

Китай и Индия прилагают усилия для нормализации двусторонних отношений, но они являются не только торговыми партнёрами, но и конкурентами. Они соперничают за рынки сбыта, инвестиции и рабочие места в наиболее современных отраслях: секторе IT-услуг, программного обеспечения, фармацевтики. Соперничают две модели развития: индийская с опорой на свободное предпринимательство (влияние Англии) и китайская с опорой на государство (влияние СССР).

У Индии плохое состояние транспортной инфраструктуры, и правительство Си Цзиньпина одно время даже вышло на соглашение с правительством Нарендра Моди об инвестициях в этот сектор, однако разгоревшийся пограничный конфликт на границе с Тибетским Автономным Районом похоронил эти планы.

Сейчас Индия создала препятствия для китайских инвестиций, опасаясь проникновения китайских корпораций в индийскую экономику, ослабленную эпидемией коронавируса. Все китайские инвестиции теперь могут осуществляться только с разрешений индийского правительства.  На такое решение Индию подталкивали Австралия, Германия и некоторые другие страны ЕС. Легко догадаться, что за этими инициативами стоят Британия и США, не желающие напрямую светиться в таких инициативах.

Китай отвечает несогласием и апеллирует к правилам ВТО. Но Индия ввела суровые правила проверки китайских инвесторов. Формально Китай в решении Министерства коммерции Индии не упоминается, там говорится о приграничных странах, а туда входят, кроме Китая ещё и Бангладеш, Пакистан и Непал. Но они не представляют для Индии той экономической угрозы, которую несёт мощный Китай.

Кроме того, с КНР у Индии самая большая сухопутная граница и самая высокая зависимость экономики от внешней торговли. Китай – главный торговый партнёр Индии, более 80% импорта Индии – из Китая, и это прежде всего продукция машиностроения и оборудование.

Индия объявила об открытости любым инвестициям – но для Китая сделала исключение. Ограничения коснулись прежде всего тех отраслей, которые являются успешными конкурентами США. Журнал американских деловых кругов Forbes подключился к пропаганде Индии как более лучшей среды для инвесторов, чем Китай.

Действительно, в 2020 году инвестиционные фонды США и аффилированных с ними Саудовской Аравии и Арабских Эмиратов, а также аффилированные с американской властью IT-компании Facebook, Google и Qualcomm включились в финансирование индийской IT-компании Jio Platforms. За три месяца 2020 года туда было привлечено инвестиций на $20 млрд. Так Индия стала инструментом борьбы США с Китаем.

На России это сказывается как прямым, так и косвенным образом. Китай теперь вместо США стал активно накачивать оружием Пакистан. Кроме того, Китай – лидер по темпам роста численности своего военно-морского флота. В ответ Индия довела численность своих сухопутных сил до превышающего китайский уровня и стала сотрудничать с противниками Китая – Вьетнамом и Японией.

Этим пользуются наперегонки США и Россия. США стремится захватить контроль над индийскими вооружениями и не допустить туда Россию. Известно, что Индия отказалась в 2020 году от группы истребителей Су-57, а в 2019-м – от Су-35 и МиГ 35. Предпочтение было отдано французским Rafale Dassault, американским F/A-18 Boeing и шведским Saab Gripen.

Мотивировано это требованиям к качеству, но очевидно, что критерии тут политические: Индия не хочет как ссориться с США, так и попадать от них в одностороннюю зависимость. При этом Индия, несмотря на категорические возражения США, купила у России в 2018 году пять полков ЗРК С-400, заявив, что хотела бы не попадать под американские санкции в связи с этой покупкой.

В Индии производятся российские Су-30, ракеты «Оникс» (в индийском варианте «Бармос»), идёт совместная работа над гиперзвуковой ракетой «Бармос-2» на базе российского «Циркона». В составе ВМФ Индии стоят на службе два авианосца (один российский, а дугой совместный), в России ведётся подготовка индийского комсостава подводного флота.

Широкие перспективы для России имеют индийская атомная энергетика и рынок СПГ.  Все эти отрасли являются стратегическими конкурентами США, и ими даётся всё возможное для срыва этих направлений сотрудничества России и Индии.

В борьбе за инвестиции в Индию Россия не участвует, и потому основное её противостояние с США протекает в сфере борьбы спецслужб, ВПК, энергетики и влияния на китайский фактор. Россия тщательно подчёркивает, что не делает выбор между Китаем и Индией, сохраняя нейтральную позицию, и это её неизменный принцип. Но давление США на Китай и Россию толкают их к сближению, а Индия это воспринимает как угрозу и склоняется к большей ориентации на США.

Россия может стать посредником в индийско-китайским диалоге, невозможном сейчас, но вероятном в будущем. Если для России оптимален невысокий уровень конфликта Китая и Индии, то США играют на его раздувание, и отводят России здесь роль катализатора. Чем сильнее США давят на Китай и Россию, тем сильнее они сближаются. Это крайне опасная для США игра, но с одной стороны, они полагают, что удержат ситуацию под контролем, не допустив полного российско-китайского союза, а с другой стороны надеются на конфликт Китая и России в случае их коалиции.

Любое жертвование Россией отношениями с Индией или Китаем усиливает США. По сути, они создали вилку на Большой шахматной доске. России созданы ловушки, которые, по мнению США, будут непреодолимой силой. Россия будет стремиться выиграть на всех досках и это приведёт её к ошибке, которой американцы надеются воспользоваться.

Расчёт США может быть верным лишь в одном случае – если Россия откажется от единственно верной линии на невовлечение в конфликт Индии и Китая. Никакая смена правительств в Индии и России не влекла прежде ухудшения российско-индийских отношений. Отношение руководства Индии к России определяется стратегическими, экономическими и военными факторами, имеющими объективное значение.

Зигзаги в политических манёврах индийской власти для России являются неприятными эпизодами, но не трагедией. Национальные интересы и внешняя политика государств не меняются кардинально при смене конъюнктуры. Именно стремление за счёт России уравновесить отношения с Китаем и не допустить его стратегического усиления привело Индию в БРИКС.

Как бы ни была аморфна эта структура, она работает, поддерживая интеграционные форматы без участия США. И роль России в ней значительная. В любом случае Дели будет придерживаться многовекторной политики, и без России удержать баланс векторов влияния других геополитических центров на Индию будет невозможно.

Средняя оценка: 5 (голоса: 16)

Видео