Польское торговое эмбарго: что ждёт после этого Украину?

    Киеву нечего ответить на идею Дональда Туска о полном перекрытии границы.
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time02 мар 2024remove_red_eye126 882
    print 2 3 2024
     

    28 февраля премьер Польши Дональд Туск заявил, что Варшава ведет с Украиной переговоры о «временном закрытии» границы между двумя странами на фоне продолжающейся блокады со стороны протестующих польских фермеров. С разной интенсивностью протесты идут с лета прошлого года, но в феврале 2024 они вышли на качественно-новый уровень: аграрии начали нападать на везущие украинскую пшеницу поезда и рассыпать перевозимое зерно.

    «Мы обсуждаем с украинской стороной временное закрытие границы и наш обмен товарами, — сказал Туск. — Мы хотим помочь Украине, но мы не можем допустить, чтобы эта помощь имела негативные последствия для наших граждан».

    Украинская сторона опровергла такие переговоры. Украинский вице-премьер Александр Кубраков заявил, что перекрытие границы не обсуждается, а её открытость — «вопрос выживания в войне».

    Внутренний и внешнеполитический контекст делает эмбарго со стороны Польши вполне реальным. Фермеры по всей Европе выходят на улицы, одинаково встревоженные украинским демпингом агропродукции, так что Варшава держится в общеевропейском тренде. У Польши есть ещё одна специфика: фермеры — это наиболее активная и радикальная группа избирателей, симпатии которых уже сказались на результатах многих выборов.

    Самому Туску, долгое время работавшему председателем Европейского совета, приходится отрабатывать повестку национального политика. Критики Туска в первую очередь обвиняют его в продвижении интересов евробюрократии в ущерб польским, а на прошлой неделе страны-члены ЕС поддержали предложение Еврокомиссии продлить режим свободной торговли для Украины на год с некоторыми ограничениями на импорт чувствительных продуктов.

    У польских фермеров, как и у их коллег в других странах, две главных проблемы. Это украинский демпинг и ужесточение экологических норм Брюсселем. В случае Польши, фокус на Украине это наименьшее из доступных Туску зол. Согласившись с требованиями об отказе от «зеленой» повестки, Туск рискует стать изгоем в Брюсселе. А протесты против украинской продукции — это современная европейская норма, так что Туску всегда есть на кого кивнуть.

    Не стоит забывать и о том, что политическая ситуация в Польше не самая стабильная. Партия «Право и справедливость» (PiS), которую представляет в том числе действующий президент Анджей Дуда, по итогам осенних выборов стала первой по количеству отданных голосов, но правительство сформировать не смогла и к власти пришла коалиция Туска. В парламенте ситуация шаткая, обе стороны, PiS и Туск, симпатии избирателей терять не хотят и соревнуются в радикальности идей на антиукраинском поле. Поэтому правительство Польши относится к блокированию границы с явным попустительством.

    Перекрытие границ, полное или нет, для Польши вопрос, можно сказать, решеный. Вариантов ответа у Украины очень мало, потому что она предельно зависима от Польши.

    По украинским данным за февраль убыток от блокады составил порядка 210 миллионов долларов недополученных таможенных платежей, которые являются одним из основных средств финансирования украинской армии.

    В 2023 году на Украину импортировали товаров на 63,5 миллиарда долларов, а экспортировали — на 36 миллиардов. Облагаемый импорт составил 52,6 миллиарда долларов, что составляет 83% общих объемов импортируемых товаров. Основными импортерами товаров на Украину по итогам 2023 года являются Китай — 10,4 миллиарда долларов, Польша — 6,6 миллиарда долларов и Германия — 4,9 миллиарда долларов. Экспортировали c Украины больше всего в Польшу — на 4,7 миллиарда долларов, Румынию — на 3,7 миллиарда долларов, Китай — на 2,4 миллиарда.

    То есть, Польша отвечает за львиную долю транзита товаров на украинском направлении, а сама Украина оказывается максимально зависима от этой логистики.

    В тройку наиболее экспортируемых с Украины товаров вошли продовольственные товары — 21,8 миллиарда долларов; металлы и изделия из них — 3,9 миллиарда долларов; машины, оборудование и транспорт — 2,9 миллиарда долларов.

    Доминирование продукции агросектора, против которых выступают польские фермеры, очевидно, а значит потенциальное перекрытие границы полностью сразу же оставит Украину без средств к существованию — в условиях задержки с внешним финансированием, из США и ЕС. Украинский бюджет-2024 предполагает доходы в 42,6 миллиарда долларов и расходы в 84,9 миллиарда долларов, дефицит 50% должен был быть покрыт внешними заимствованиями и грантами.

    Кроме Запада компенсировать дефицит, который будет становиться больше из-за недополученных таможенных сборов, Украине негде. А рычагов давления на Польшу нет. Встречная блокада границы приведет лишь к тому, что Украина не будет получать импорт, без которого не выживет. Ведь из Польши идет всё, от лекарств до оружия и продуктов повседневного спроса.

    Можно было бы попросить надавить на Польшу Вашингтон, но США всё более отчетливо работают над тем, чтобы переложить финансовое бремя Украины на Германию и общеевропейские институты. В то время как Польша нужна в качестве плана Б для войны с Россией после проигрыша Украины и расходовать её ресурс нецелесообразно.

    При перекрытии границы Польши некоторую долю транспортных потоков Украина могла бы переориентировать через Румынию и усилить перевалку через порты Одессы и Дуная. И, если стоит задача экономического обрушения Украины, то порты и инфраструктура, способная обеспечивать железнодорожные и автомобильные перевозки, должны стать военной целью. Что будет вполне оправдано: каждый недополученный Украиной доллар означает новые издержки для спонсоров Киева.

    При таком пугающем торговом балансе — импорт вдвое больше экспорта и расходах вдвое больше доходной части — остатки украинской экономики умрут ещё до конца года. Это следует из макроэкономики того состояния, в которое киевский режим загнал страну. В сочетании с прочими факторами — массовое бегство трудоспособного населения, гибель и травмы мужчин в боях после принудительной мобилизации, разрушение инфраструктуры, деградация коммунальной сферы и т. д., физическое разрушение Украины как государства становится просто неизбежным. Те 3–4 миллиарда евро, которые ЕС сможет направить Киеву при возникновении механизма, позволяющего обложить налогом прибыль от замороженных российских ЗВР, при дыре в бюджете в 42 миллиарда ситуацию не исправят. А значит, нужно будет либо снова платить из американского или европейского бюджета за поддержание на плаву провалившегося «проекта Украина», либо бросить его.

    Скорее всего, выжав Украину досуха, Запад попытается перебросить её России. Чтобы восстановление разрушенного хозяйства новых российских регионов стало проблемой уже российского бюджета. Впрочем, если мы в самом деле хотим снова собрать южнорусские земли под единым флагом, восстановление потребуется в любом случае. Даже в Крыму в 2014 году Российской Федерации пришлось запускать федеральную целевую программу по его восстановлению — за украинское время инвестиции в регион были минимальны. Так что возрождать и реанимировать возвращенную территорию нам придется в любом случае.

    Средняя оценка: 5 (голоса: 3)