Запад положил глаз на Монголию, чтобы потом использовать ее против России и Китая

    Франция лихорадочно пытается найти замену дешевому урану из Нигера, которого Париж лишился. Однако интерес Запада к Монголии связан не только с добычей полезных ископаемых. Запад имеет на Монголию далеко идущие геополитические виды.
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time02 янв 2024remove_red_eye3 823
    print 2 1 2024
     

    Монголию, которая занимает выгодное географическое положение между Россией и Китаем, в Европе видят не иначе как стратегический элемент энергетической политики Европейского союза и замену Нигеру для Франции. В октябре 2023 года во время визита во Францию президент Монголии Ухнаагийн Хурэлсух подписал соглашение, подразумевающее инвестиции французской государственной компании Orano Mining в размере $1,7 млрд.

    Эта история началась за несколько лет до 2023 года. Проект «Зоовч Овоо» — крупное урановое месторождение в районе Улаанбадрах, в юго-восточной провинции Монголии Дорноговь, было открыто в апреле 2013 года французским атомным гигантом Areva (так до 2018 года называлась Orano). Урановая минерализация относится к так называемому ролловому типу, и металл может быть добыт наименее дорогим и наиболее эффективным способом подземного выщелачивания.

    Сейчас в Монголии открыто более 10 месторождений урана с подтверждёнными запасами около 160 тысяч тонн. По данным монгольского агентства Montsame, Монголия может обладать запасами урана до 1 миллиона тонн, которые ждут работ по геологической разведке. Как пишет, в частности, National Interest, этот потенциал «стимулирует стремление Монголии стать новым лидером на рынке урана, внося разнообразие в ее и без того процветающие экспортные возможности по добыче меди. Благодаря большим и относительно нетронутым запасам урана Монголия привлекает глобальный инвестиционный интерес, и она выбрала французскую атомную промышленность в качестве своего первого предпочтительного партнера для поддержки своего выхода на рынок».

    Всемирная ядерная ассоциация отмечает, что «чистые» запасы урана в Монголии составляют приблизительно 60 500 тонн. Монголия заключила соглашения о разведке урана с Китаем, Россией и Чехией, но Франция будет первой, кто начнет разработку и добычу урана в Монголии.

    Хотя Запад превозносит преимущества Монголии от соглашения, о запредельных прибылях тут говорить не приходится — Улан-Батор получит в общей сложности $1 млрд налоговых поступлений в течение прогнозируемого 30-летнего срока эксплуатации рудника.

    Проект был разработан компанией Badrakh Energy (совместное предприятие Orano и монгольского государственного предприятия MonAtom) — и, как ожидается, рассчитан в общей сложности на 47 лет. Подготовительные работы запланированы на период с 2024 по 2027 год, производство урана — с 2028 по 2060 год, а последующие восстановительные работы — с 2061 по 2070 год.

    Выгода Франции очевидна. Франция получает около 70% электроэнергии за счет ядерной энергии и активно занимается «окучиванием» месторождений урана в Монголии и Центральной Азии, включая Казахстан и Узбекистан. Это стало особенно актуальным после череды государственных переворотов в Африке, в ходе которых Париж лишился присутствия в Нигере: главной до недавнего времени урановой кладовой французских АЭС.

    Не исключено, что вслед за Францией в Монголию потянутся и другие игроки. Очевидный тупик «зеленого перехода» приводит к росту спроса на другие энергоносители. Согласно отчету Всемирной ядерной ассоциации о ядерном топливе за 2021 год, спрос на уран увеличится на 27% к 2030 году. Не самые дальновидные страны, вроде Германии, по-прежнему от АЭС отказываются. Но 22 страны договорились утроить мощности атомной энергетики к 2050 году. Такое решение было принято на климатическом саммите ООН в Дубае. Развивать атомную энергетику будут Болгария, Британия, Венгрия, Гана, Канада, Марокко, Молдавия, Монголия, Нидерланды, ОАЭ, Польша, Румыния, Словакия, Словения, США, Украина, Финляндия, Франция, Чехия, Швеция, Южная Корея и Япония.

    То есть, Монголия однозначно станет точкой пересечения интересов самых разных игроков, нуждающихся в энергетических ресурсах. Но это далеко не все.

    На подписании контракта о разработке урана в Монголии, председатель Orano Group Клод Имавуэн заявил, что важным партнером для Франции Монголию делают не только богатые природные ресурсы, но и «геополитическое расположение между Россией и Китаем».
    Монголия занимает стратегическое место в планах поставок российского газа в Китай. Как раз в следующем году должны стартовать работы по строительству газопровода «Союз Восток», который станет продолжением «Сила Сибири-2». Через Монголию должно пройти 963 км будущего трубопровода, по которому из России в Китай будет перекачиваться порядка 50 млрд кубометров топлива ежегодно.

    Маршрут через Монголию имеет мало альтернатив. Изначально прокладка «Силы Сибири-2» предполагалась через Алтай, но по экологическим и культурным соображениям от этого проекта отказались: строительство газопровода на территории природного парка «Укок», являющегося объектом всемирного природного наследия ЮНЕСКО, привело бы к дестабилизации почвогрунтов, разрушению растительного покрова вдоль трассы и другим негативным последствиям.

    В 2020-м президент России поручил проработать вариант маршрута через Монголию, и специалисты «Газпрома» приступили к проектированию объекта (его российской части) с учетом новой трассировки. Рассматривалось и предложение Казахстана. Но Москва посчитала монгольский вариант более приоритетным. В итоге, газопровод пройдет через Саянск (Иркутская область) и далее на юг мимо Черемхово до Тункинского района Бурятии, оттуда — до города Кяхта, где и пересечет границу с Монголией.

    В октябре 2023 года «Газпром» заявил о готовности разработать схему газоснабжения Монголии и стать партнером по газификации страны, что обозначает ещё один потенциальный крупный межгосударственный проект.

    Работа Монголии над поиском инвестиций и партнеров — ожидаемое и логичное направление усилий Улан-Батора. Однако, в среднесрочной перспективе возможен сценарий, когда иностранные инвестиции, сопряженные, как это обычно бывает, с политическим лоббизмом, начнут влиять на восприятие Монголией своих национальных интересов. Уже сейчас понятно, что Монголия будет важным транзитным узлом для энергоснабжения Китая Россией — ни к первому, ни ко второй Запад не питает симпатий, и старается найти уязвимые точки давления.

    Монголия не так часто оказывается в фокусе геополитики. Возможно, это время подходит к концу, и нам стоит воспринимать задачу выстраивания отношений с нашим соседом как очень серьезную.

    Средняя оценка: 5 (голоса: 5)