«Цифровая валюта» как инструмент построения «дивного нового мира»

США будут наблюдать за цифровыми валютами до тех пор, пока кто-то не купит за них нефть
Аватар пользователя Валентин Катасонов
account_circleВалентин Катасоновaccess_time20 апр 2021remove_red_eye1 072
print 20 4 2021
 

В октябре прошлого года Банк России выпустил материал «Цифровой рубль. Доклад для общественных консультаций». Все восприняли данный доклад как заявление Банка России о том, что он начинает подготовку к запуску цифрового рубля. 8 апреля этого года Банком России была проведена онлайн пресс-конференция по теме цифрового рубля.

Ключевыми спикерами на ней были первый зампред ЦБ Ольга Скоробогатова и зампред Алексей Заботкин. Они представили концепцию проекта цифрового рубля и озвучили некоторые временные рубежи реализации проекта. В частности, тестирование цифрового рубля запланировано начать уже в следующем 2022 году. Но, несмотря на такие публичные анонсы проекта, далеко еще не все ясно и понятно в отношении российской цифровой валюты.

Разработчики цифрового рубля из Центробанка России особенно и не скрывают, что они внимательно изучают и используют опыт Китая по созданию цифрового юаня. Можно уверенно сказать, что КНР в области разработки официальной цифровой валюты «впереди планеты всей».

Разработку такой валюты без какого-либо афиширования Народный банк Китая (НБК) начал уже в середине прошлого десятилетия. А в 2019 году, когда надо было приступать к пилотным испытаниям, он раскрыл ряд деталей проекта. И если мы хотим понять, что такое цифровой рубль, попробуем подробнее разобраться с проектом цифрового юаня.

Вот, например, Банк России заявляет, что цифровой рубль должен стать третьим видом национальной валюты наряду с привычными видами: наличным и безналичным рублем. А вот НБК особенно не скрывает, что цифровой юань лишь недолгое время будет сосуществовать с обычным наличным и безналичным юанем. В кратчайшие сроки планируется замещение наличных денежных знаком официальной цифровой валютой.

А в более отдаленной перспективе предполагается, что исчезнут и традиционные безналичные юани, составляющие сегодня основную часть всей денежной массы в китайской экономике. Ведь безналичные юани – почти исключительно продукт эмиссионной деятельности коммерческих банков, а в новой денежной системе, основанной на цифровом юане, они будут не нужны. Они, образно выражаясь, станут «пятым колесом в телеге».

Ведь для миллиарда жителей Китая со временем предполагается открыть счета для цифрового юаня в Центробанке. Коммерческие банки как посредники между Центробанком, с одной стороны, и физическими и юридическими лицами, с другой стороны, будут уже не нужны. Все денежное хозяйство страны будет управляться из единого центра – НБК.

В условиях высочайшего уровня развития информационно-компьютерных и коммуникационных технологий это не представляет особой проблемы. Коммерческие банки утратят эмиссионную функцию и способность получать процентные доходы. В лучшем случае они будут ассистировать Центробанку в проведении операций с цифровой валютой, получая за свои услуги комиссионные вознаграждения. Впрочем, это оптимистичный для коммерческих банков сценарий. Пессимистичный сценарий – они будут упразднены.

Как я отметил выше, Народный банк Китая в 2019 году начал пилотные испытания новой валюты. ЦБ запустил в экспериментальном порядке использование цифрового юаня в крупных городах, в том числе Пекине, а также в Гонконге. Гражданам, участвующим в эксперименте  (госслужащим)  стали выдавать зарплату в цифровой валюте. При этом им предложили скачать на свои смартфоны приложение для оплаты товаров и услуг в цифровых юанях. Определены торговые точки, которые должны работать с цифровой валютой.

В феврале этого года был проведен еще один эксперимент. Власти столицы (Пекина) выбрали группу людей численностью 50 тысяч человек и раздали им цифровые деньги – по 200 юаней (около 30 долларов) на руки каждому (всего сумма около 1,5 млн. долл.). В течение одной недели им было предложено «отовариться» в указанных властями торговых точках (как с помощью мобильных приложений, так и «электронных кошельков»).

Народный банк Китая не называет точной даты, когда цифровой юань станет легальной валютой на территории всей страны. Эксперты считают, что это может произойти в 2023 году. Ряд экспертов полагают, что Пекину цифровой юань в первую очередь нужен не внутри страны, а для международных расчетов. И что, выйдя на мировую арену, цифровой юань может нанести смертельный удар доллару США.

Такие эксперты обращают внимание на то, что цифровой юань будет неуязвим для санкций со стороны Вашингтона. В частности, будет совершенно бессмысленной блокировка операций, проходящих через систему СВИФТ, потому что цифровому юаню такая система не нужна.

В Вашингтоне, когда в 2019 году проект цифрового юаня был публично анонсирован Пекином, действительно всполошились. Поняли, что новая китайская валюта может стать еще одной угрозой для доллара США. Тогда была дана команда приступить к срочной разработке цифрового доллара.

12 апреля агентство Блумберг опубликовало материал под названием «Команда Байдена усматривает потенциальную угрозу со стороны цифрового юаня Китая». Отмечается, что некоторые чиновники из администрации Джо Байдена обеспокоены тем, что Китай попытается «лишить доллар роли основной резервной валюты в мире».

Пока США не намерены принимать каких-либо мер «для противодействия угрозам со стороны цифровой валюты Китая». Вместе с тем, Минфину, Госдепу, Совету национальной безопасности, Пентагону и другим федеральным ведомствам США дана команда провести углубленное исследование тех рисков для США и американского доллара, которые создает цифровой юань. 

От себя добавлю: пока больших рисков для доллара китайская цифровая валюта не может создать. Почему? – Потому что, скорее всего, китайская цифровая валюта воспримет особенности обычного безналичного юаня, который сегодня используется в международных расчетах.

Во-первых, сохранится ограниченная конвертируемость юаня. Во-вторых, можно быть уверенным, что НБК будет проводить прежнюю курсовую политику в отношении новой валюты. А именно не допускать повышения ее курса по отношению к доллару США и другим резервным валютам. А, скорее всего, стараться плавно понижать этот курс.

С учетом этого трудно представить, чтобы после введения цифровой валюты началась мощная интернационализация юаня. Хотя пять лет назад юань получил в МВФ статус резервной валюты, однако с тех пор его доля в международных резервах и международных расчетах не увеличилась.

Пожалуй, единственной страной, которая пошла навстречу юаню, стала Россия. Вопреки чисто экономическим интересам она стала часть своих международных резервов накапливать в китайских юанях (создавая для себя заведомо ожидаемые убытки) и увеличила долю юаня в расчетах по торговле с Китаем.

Хочу обратить внимание еще на одну особенность цифрового юаня. Об этой особенности сообщает «The Wall Street Journal» в публикации «Китай создает свою собственную цифровую валюту, первый среди главных экономик». В статье отмечаются многие достоинства цифрового юаня, которые будут положительно восприняты населением Китая.

Например, для использования такой валюты не обязательно пользоваться мобильными приложениями, не нужен интернет. Потому что китайцам будут предложены автономные «электронные кошельки». За пользование нынешними популярными платежными системами Alipay и WeChat надо платить комиссию в размере 0,3-0,4% от суммы транзакции. НБК обещает, что все операции с цифровым юанем будут для граждан бесплатными.

Но есть один серьезнейший минус цифрового юаня. Он не будет обладать всем привычным набором экономических функций денег. Да, такой юань будет оставаться мерой стоимости, средством обмена и средством платежа. Но его лишат функции средства тезаврации, т.е. накопления.

Цифровой юань будет иметь ограниченный срок жизни. По истечении срока он будет «сгорать». В истории человечества были прецеденты создания таких короткоживущих денег. Например, в Германии и Австрии между первой и второй мировыми войнами в отдельных городах и муниципалитетах создавались «свободные деньги» (Freigeld) по проекту немецкого экономиста и предпринимателя Сильвио Гезелля (1862-1930).

Правда, их правильнее назвать не «сгорающими», а «тающими», ибо их стоимость убывала на определенный процент каждый день (или неделю, месяц). Такие «тающие» и «сгорающие» деньги призваны были активизировать покупательную и инвестиционную деятельность их владельцев, ускорять циркуляцию денег и стимулировать экономику.

«Свободные деньги» Гезелля действительно помогали на локальном уровне смягчать экономический кризис 30-х годов прошлого века. Видимо, в Китае также рассчитывают с помощью «тающего» цифрового юаня поддерживать в стране высокие темпы экономического роста.

Впрочем, ряд экспертов отмечает, что недостаток цифрового юаня (лишение его функции средства накопления) может быть компенсирован таким финансовым инструментом, как золото. Драгоценный металл в разных формах сегодня свободно продается и покупается на внутреннем рынке Китая.

Примечательно, что постепенно снижается спрос на золото в виде ювелирных изделий и растет спрос на золото инвестиционное (слитки и монеты), которое обладает высокой ликвидностью и имеет признаки денег. По итогам 2020 года спрос на золото со стороны ювелирной промышленности Китая упал на 27% (до 490,6 т), а вот спрос на инвестиционное золото вырос на 9% (до 246,6 т).

Впрочем, некоторые эксперты не исключают, что со временем «золотая лазейка» может быть перекрыта властями Китая для того, чтобы физические и юридические лица пользовались только цифровым юанем.

Средняя оценка: 3.7 (голоса: 6)

Видео