Битва за Тайвань

    Как США планируют защищать свой «непотопляемый авианосец».
    Аватар пользователя Леонид САВИН
    account_circleЛеонид САВИНaccess_time21 мар 2023remove_red_eye7 683
    print 21 3 2023
     

    В последнее время значительно ухудшились отношения между США и Китаем. Обострилась дипломатическая риторика. Особенно после визита предыдущего спикера Палаты представителей Конгресса США Нэнси Пелоси на Тайвань в августе 2022 г. и решении Белого дома о новых поставках вооружений. А новый спикер Кевин Маккарти подтвердил планы встретится с главой Тайваня Цай Инвэнь, но уже в США. Хотя представитель Белого дома Джон Кирби заявил, что они не стремятся к конфликту, таким заявлениям не следует доверять, как и всей политике США в целом. В Вашингтоне продолжают призывать к новым пакетам санкций и комплексным мерам, при этом голоса звучат от конгрессменов, представителей аналитических центров, лобби групп и корпораций. В то же время военные аналитики и эксперты прогнозируют различные сценарии конфликтов. Большинство из них якобы произойдут как раз из-за решения Китая включить Тайвань силой в свою политическую систему. Правда, США сами устраивают провокации в регионе, собирая антикитайскую коалицию и заявляя о росте своего военного присутствия на острове. Известно, что принято решение увеличить военный контингент США с 30 тысяч до 100 — 200 тысяч человек.

    Член Совета федерации Андрей Климов в связи с этим отметил, что США планируют подготовку к театру военных действий на Тайване, что будет напоминать украинский сценарий. Хотя упоминание Украины в связи с Тайванем в самом Китае не приемлют, отмечая, что случаи разные (Тайвань не входит в ООН и даже США неоднократно признавали остров частью Китая) и Пекин лишь желает воссоединения единого народа. В США тоже нередко делают сравнения, делая акцент на то, что решение России начать спецоперацию на Украине является для Китая кейсом для изучения и, в зависимости от исхода СВО и реакции Запада, Пекин будет принимать решение по Тайваню.

    При этом нужно отметить, что несмотря на то, что Китай значится в списке основных угроз США с эпохи администрации Дональда Трампа, разработки именно военных решений против Китая начались значительно раньше. При Бараке Обаме, когда Генри Киссинджер и Збигнев Бжезинский активно агитировали за дружбу с Поднебесной под видом Большой двойки (G-2) или Чимерики, Пентагон уже прорабатывал варианты ведения войны против Китая.

    Стратегии активного сдерживания Китая

    Наиболее старая и специфическая концепция ведения войны против Китая называется «Сражение Воздух-Море» (Air-Sea Battle). Она была представлена министерством обороны США более десяти лет назад и основывалась на предыдущих подобных доктринах, обосновывающих необходимость превосходства в воздухе. Например, еще в 1992 г. командующий объединенными силами НАТО адмирал Джеймс Ставридис указывал о важности создания объединенной мощи ВВС и других сил для гарантированной победы.

    В основу этой концепции вошла и более ранняя доктрина "Сражение Воздух-Суша", разработанная для европейского театра военных действий в 70-х - 80-х гг., чтобы противодействовать СССР силами НАТО. Ее принцип основан на проведении глубоких атак, но в отличие от концепции времен Холодной войны «Сражение Воздух-Море» описывает комплексные операции во всех пяти сферах (воздух, суша, море, космос и киберпространство) для создания преимущества. Кроме того, она направлена на защиту своего тыла в тех же областях.

    В конце 2011 г. министр обороны США утвердил концепцию «Сражение Воздух-Море» как необходимый шаг в реформе вооруженных сил США, для чего был учрежден специальный отдел. Внедрение этой концепции как официальной доктрины позволило приступить к критике некоторых положений чтобы довести ее до совершенства. Некоторые авторы, в частности, предложили проводить военное планирование против Китая в расчете на современное китайское общество, где существуют различные внутренние проблемы: этническое разнообразие (более 50 меньшинств, среди которых уйгуры, тибетцы и монголы в последнее время проявляли себя не очень дружелюбно по отношению к политическому центру), тенденции регионального сепаратизма, диспропорция экономического развития, особенно между прибрежными и внутренними регионами. То есть, упор уже делался и на внутреннюю дестабилизацию Китая.

    С 2013 г. она постоянно модернизировалась, что вызывало критику со стороны Пекина.

    Примерно в то же время активно разрабатывается и стратегия контроля в открытом море (Offshore Control). Она основана на применении доступных средств и ограниченные способов, направленных на то, чтобы лишить Китай возможности пользоваться морем внутри первой островной цепи и защищать его морское и воздушное пространство первой островной цепи. При этом устанавливается собственное доминирование в воздушном и морском пространстве за пределами островной цепи. Никаких операций по проникновению в воздушное пространство Китая проводиться не предполагалось. Запрет на эти действия трактовался необходимостью уменьшения возможности ядерной эскалации, так и для облегчения начала переговоров и прекращения войны. Вместо эскалации эта стратегия использует экономическое удушение, чтобы истощить Китай до такой степени, что он сам будет стремиться как можно быстрее завершить войну.

    Элемент “запрета” в данной кампании создает морскую зону отчуждения внутри первой островной цепи. Соединенные Штаты будут использовать свои доминирующие подводные силы, мины и ограниченное количество воздушных средств для обеспечения безопасности зоны путем потопления заходящих кораблей.

    Элемент “обороны” задействует весь спектр военных средств США для защиты тех союзников, которые решат активно помогать Соединенным Штатам. Надводный флот и воздушные средства будут находиться вдали от материковой части Китая, что вынудит Китай вести боевые действия на более дальних дистанциях, позволяя силам США и союзников наносить удары в рамках интегрированной воздушно-морской обороны их собственных территорий.

    Кампания “доминирования” будет вестись за пределами досягаемости большинства китайских активов путем запрета судоходства в проливах вдоль индонезийской островной цепи и западного побережья Северной и Южной Америки. Кампания подразумевает применение комбинации воздушных, морских, наземных и арендованных коммерческих платформ для перехвата и перенаправления супертанкеров и контейнеровозов, необходимых для экономики Китая.

    Данные две стратегии являются базовыми в подходах США по ведению войны против Китая, которые адаптируются в связи с изменившимися условиями.

    Возможные будущие сценарии

    Для понимания хода мысли американских военных интерес представляет недавно вышедшая коллективная работа под названием "Пересекая залив. Подготовка военных Китая к войне с Тайванем", изданная Национальный университетом обороны США. В ней ряд авторов описывает модернизацию НОАК, что "в то время как перспективы мирного объединения сужаются, Китайское меню вариантов военного запугивания и ведения боевых действий расширяется. Бряцание оружием в мирное время, которое наиболее полезно для того, чтобы отговорить Тайвань от стремления к независимости де-юре, стало более рутинным и разнообразным".

    Они считают, что Тайвань будет являться целью Пекина в качестве долгосрочного приоритета, но конкретные краткосрочные цели будут колебаться в соответствии с меняющимися условиями. Расчет КНР в отношении принуждения острова будет определяться тем, как Пекин сопоставит затраты, выгоды и риски с конкретными краткосрочными целями. Эти оценки соответственно будут изменятся в ближайшие десятилетия в зависимости от будущей траектории КНР.

    Авторы предлагают два основных варианта решения, такие как:

    - согласованные усилия по улучшению обороноспособности Тайваня и сосредоточению их на увеличении затрат и рисков, связанных с военными вариантами КНР. Эти усилия должны быть сосредоточены на конкретных действиях по повышению военного потенциала, а не на символических мерах поддержки Тайваня со стороны США.

    - влияние на руководство КПК, направленное на поддержку возможности мирного объединения.

    Парадокс в том, что Китай сам заинтересован в мирном объединении. Однако вряд ли стоит доверять Вашингтону, что этот процесс соответствует их цели. Иначе они бы не стали провоцировать Китай и продолжать милитаризацию Тайваня и стран региона.

    Если говорить и военных стратегиях, то в США рассматривают несколько вариантов действий Китая против Тайваня:

    - применение сдерживания;

    - постепенное установление позиции военного превосходства

    - расширение административного контроля Китая внутри ПВО Тайваня и, возможно, над некоторыми отдаленными островами Тайваня;

    - обеспечение внутриполитических выгод;

    - проверка решимости США.

    Предполагая, что НОАК будет использовать весь спектр возможностей, от ракетных/авиа ударов, морской блокады и десантирования до информационных операций и кибератак, в США соответственно думают о возможном адекватном ответе.

    Полупартизанская война в городской среде

    Отдельное внимание американские военные уделяют так называемой войне в городской среде, поскольку у Китая для этого есть собственный синоним - Чэнши цзочжань (城市作战). Этот метод китайские военначальники также называют не иначе как "бить мышей в магазине фарфора" (瓷器店里打老鼠), то есть выполнять какое-то очень сложное дело, которое может иметь серьёзные последствия, поэтому нужно быть очень аккуратным.

    Тщательно изучив соответствующие доктринальные тексты НОАК о войне в городской среде, американские эксперты пришли к выводу о существовании определенных иерархических значений, которые связаны в системное понимание ведение боевых действий в черте города. При этом изучался опыт вооруженных сил США в Ираке и Сирии.

    Как ответ на войну в городской среде Китая США предлагают переосмыслить степень готовности военных и гражданского населения острова к национальной обороне. Они выдвигают так называемый конформный военный дизайн (Conformal military design) — концепцию интеграции функциональных возможностей датчиков и оружия в естественные контуры военных кораблей и самолетов, которая может быть распространена на городской ландшафтный дизайн.

    Для этого может быть использовать опыт антитеррористических подразделений США, которые размещены в районе Капитолия в Вашингтоне.

    Другое предложение состоит в использовании обычных боеприпасов и коммерческих технологий. Как показали действия коалиционных сил в Ираке с 2004 по 2011 год, обычные военные боеприпасы, рассредоточенные в первые дни конфликта, в сочетании с современной розничной электроникой и изобретательностью помогли иракскому сопротивлению проводить смертоносную и эффективную кампанию против США и их союзников. Самодельные взрывные устройства использовались для атак на транспортные средств коалиции и организации засад. Соответственно, мастерские по ремонту мотоциклов и скутеров на улицах Тайбэя могут быть быстро перепрофилированы под военные нужды.

    Вероятно, что США уже проводят подготовку инструкторов на Тайване по ведению повстанческих действий. По крайней мере, такие методы соответствуют Специальной войне Сил специальных операций США. А Тайвань входит в Индо-тихоокеанскую зону ответственности Сил специальных операций США.

    Также военные эксперты США рекомендуют проводить надлежащую разведку для идентификации подразделений, который могут потенциально использоваться для захвата Китая. Особое внимание нужно уделять десантным группам и есть ли среди них специальные силы для ведения войны в городской среде. Это поможет спрогнозировать, будут ли операции на острове затяжными, что не даст возможности быстрого признания суверенитета КНР над Тайванем.

    В США также внимательно следят за мобилизационными и логистическими возможностями Китая, считая их достаточно эффективными. В связи с этим тайваньским военным рекомендуется продвигать сразу несколько ответных мер. Во-первых, это повышение способности перехода от операций мирного времени к операциям военного времени. Во-вторых, это укрепление возможностей по сбору и анализу разведданных, тем самым расширяя временной зазор для раннего предупреждения за счет получения жизненно важных сведений о мобилизации НОАК материальных средств и транспортных сил. В-третьих - это интеграция систем высокоточного ударного оружия большой дальности для усиления возможностей тайваньской “объединенной войны подавления” (лянхэ чжия цзуочжань, 联合制压作战), основанных на концепции общей концепции обороны.

    Эти ударные системы должны сочетаться с кибернетической и информационной войной для проведения атак на мобилизационные узлы материально-технического обеспечения НОАК, чтобы нарушить ее боевой ритм и захватить стратегическое пространство и время. Эти меры могут использовать существующие недостатки в материально-технической поддержке и мобилизации НОАК. Американцы считают, что если НОАК хочет одержать быструю победу при вторжении на Тайвань, она должна полагаться на бесперебойную работу своего плана материально-технической поддержки и мобилизации. Следовательно, для тайваньских военных будет крайне важно саботировать системы материально-технического обеспечения и мобилизации НОАК в начале войны. А может быть и на этапе подготовки, что будет включать диверсии на территории Китая и кибератаки.

    Общая концепция обороны

    В 2017 году тогдашний начальник Генерального штаба Тайваня адмирал Ли Симин предложил новый подход к обороне Тайваня, названный общей концепцией обороны.

    Она по своей сути является асимметричной стратегией, которая заключается в использовании мобильности, маскировки, тактики "роя" и инновационных подходов, направленных на усложнение способностей НОАК находить и уничтожать тайваньские платформы (цели), особенно на начальных этапах конфликта. Как и все подобные концепции она основана на максимальном извлечении преимуществ из обороны и направлена на поражение противника в момент уязвимости, а именно, когда он находится в прибрежной зоне. Таким образом, первая фаза военных действий согласно Общей концепцией обороны состоит в сохранении собственных вооруженных сил во время первоначальной атаки НОАК на остров и его блокаде. Вооруженные силы Тайваня должны представлять большое количество небольших мобильных подразделений, которые могут покинуть базы, скрыть свои позиции и затруднить свое обнаружение. Далее наступает решающая битва в прибрежной зоне, которая тянется на сто километров. Ключевыми элементами для нее являются минные поля и антикорабельные крылатые ракеты. Для создания минных полей вокруг острова могут применяться подводные беспилотники, самолеты или корабли. Американские военные эксперты называют это частью "стратегии дикобраза". Тайвань уже обращался к Соединенным Штатам с просьбой предоставить морские мины Quickstrike MK-64, доставляемые по воздуху, для пополнения его запасов и обеспечения возможности быстрого развертывания в начале конфликта. Тайвань также располагает минами MK-6 времен Второй мировой войны, которые купил у США и периодически проверяет их надежность. Также национальная оборонная компания "Чунг Шан" производит мины с 2002 г.

    Что касается ракет, то в настоящее время Тайвань располагает установленными на грузовиках противокорабельными ракетами "Сюн Фенг", которые могут спрятаны в укромные месте, чтобы избежать первоначальных ударов, а затем, когда корабли НОАК начнут пересекать пролив, атаковать их. Чтобы избежать ответных ударов они должны сразу поменять место дислокации.

    Третья фаза Общей концепции обороны направлена на уничтожение противника в “пляжной зоне”, которая простирается примерно на 40 километров от предполагаемых мест высадки. На этом этапе военно-морской флот Тайваня должен установить мины как в глубоких местах, так и на мелководье у возможных зон десантирования. Для этой миссии уже строится новый флот автоматизированных быстроходных кораблей для постановки мин, причем первое судно этого класса спущено на воду в августе 2020 г. Направляющие для сброса мин могут быть установлены на нескольких классах надводных судов. Также известно, что они будут включены в конструкцию корветов, которые ожидаются на поступление армии Тайваня. Из-за наличия минных полей первые корабли вторжения вынуждены будут замедлить свой ход, и тогда рои небольших быстроходных ударных катеров и противокорабельных крылатых ракет, запускаемых с грузовиков, будут наносить по ним удары. В частности, важно поразить ключевые корабли НОАК, особенно десантные корабли-амфибии, перевозящие живую силу для штурма (морскую пехоту) и суда быстрого реагирования, перевозящие транспортные средства и бронетехнику.

    Чтобы добиться успеха в этой кампании у Тайваня должен быть значительный запас боеприпасов, поскольку полагаться на поставки от союзников во время конфликта будет сложно из-за возможной блокады острова со стороны НОАК. Также необходимо иметь достаточное количество персонала. Вероятно именно в связи с этим в конце прошлого года на Тайване решили увеличить срок обязательной военной службы до одного года. Нововведение вступит в силу с 1 января 2024 г. Сейчас срок службы составляет всего четыре месяца.

    На данный момент главной нерешенной проблемой для реализации этой модели является стагнирующий оборонный бюджет Тайваня, который не в состоянии поддерживать достаточные инвестиции как в асимметричную прибрежную оборону, так и в обычные возможности для нанесения ударов на дальние дистанции.

    Украинский опыт и более широкие подходы

    Американские эксперты также отмечают роль БПЛА в конфликте на Украине, предполагая, что подобные средства будут активно использоваться в потенциальной войне на Тайване. Они считают, что нужно сочетание возможностей ВВС, где будут применяться самолеты с экипажем и дроны, которые могут достичь пределов досягаемости китайских систем вооружения для их быстрого уничтожения. Только в отличие тех, которые применяются на Украине, БПЛА ВВС США потребуется большая дальность полета, живучесть, автономность, а также сложные датчики и полезная нагрузка, чтобы использовать реальные рычаги принуждения.

    Для этого нужно сбалансировать создание большого количества недорогих беспилотных летательных аппаратов со стратегическими и оперативными требованиями, стоящими перед ВВС США в Индо-Тихоокеанском регионе.

    Наконец, в США есть общее понимание, что Китай в отношении Тайваня будет использовать комбинированную стратегию, которая попадает под концепцию "серой зоны". Поэтому противодействие Пекину не может вестись исключительно политическими или военными средствами.

    В связи с этим эксперты Американского института предпринимательства предлагают США использовать уязвимости Китая по четырем направлениям.

    Экономическое: резкое снижение зависимости США от Китая и поиск альтернативных рынков;

    Дипломатическое: противодействие принудительным действиям со стороны Китая через укрепление альянсов;

    Военное: стабилизация военного баланса в Азии через инвестиции в критические оборонные возможности. Подорвать усилия Китая по давлению на правительство Тайваня и сдержать Компартию Китая от атаки на Тайвань;

    Демократическое: противодействовать эрозии прав человека, которую проводит Китай, проводя с помощью друзей акции в Цинцзяне, Тибете, Гонконге и других местах.

    Здесь мы видим новое развитие стратегии «Сражение Воздух-Море». Поэтому следить необходимо не только за работой ВПК Тайваня, поставках оружия со стороны США и текущих реформах Тайбэя, но и за другими измерениями, которые могут использоваться для применения инструментов гибридной войны против Китая.

    Также следует учитывать и вопрос спорных территорий в Южно-Китайском море. Это уже отразилось в новом военном пакте США и Филиппин. Используя эти противоречия Вашингтон и дальше будет пытаться усилить свое влияние, подстрекая другие страны к более активным действиям против Китая.

    Подписывайтесь на ТГ-каналы Елены Паниной, Института РУССТРАТ и ДЗЭН-каналы Елены Паниной, Института РУССТРАТ

    Средняя оценка: 5 (голоса: 2)