Выборы в Аргентине: ждать ли от Милея диктатуры доллара и ухода от БРИКС

    Радикальный либертарианец намерен вести страну максимально противоречивым курсом.
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time21 ноя 2023remove_red_eye1 606
    print 21 11 2023
     

    В воскресенье, 19 ноября, в Аргентине состоялся второй тур президентских выборов, где победу одержал 53-летний либертарианец Хавьер Милей, обойдя на 12 пунктов 51-летнего министра экономики Серхио Масса.

    Милея можно охарактеризовать как ультрапопулиста. В 2021 году он основал либертарианскую партию «Свобода наступает» и избрался в нижнюю палату аргентинского парламента. До политики преподавал в университете макроэкономику, выступал в качестве советника «Группы двадцати» (G20) и «Деловой двадцатки» (B20), был консультантом различных компаний, включая один из крупнейших мировых банков HSBC. С 2012 года он руководит экономическим отделением аргентинского аналитического центра Fundación Acordar.

    С чьей-то легкой руки Милея назвали «мини-Трампом», хотя эта оценка крайне поверхностна. 53-летний мужчина уверяет, что может разговаривать с мертвой собакой через медиума и что клоны, которых он сделал из этого животного, дают ему советы по политике и экономике.

    Предвыборная кампания Милея была максимально эпатированной, а кандидат выражал совершенно нонконформистские идеи. В частности, Милей отрицает глобальное потепление, призывает разрешить торговлю человеческими органами, но выступает против абортов, обещая провести по ним референдум. В ходе предвыборной кампании либертарианец заявил о планах разорвать связи с «коммунистическими» правительствами Китая и Бразилии и отозвать заявку Аргентины на вступление в БРИКС.

    Во внутренней политике Милей настолько же радикален. Он предложил упразднить Центральный банк и заменить песо на американский доллар. В этом можно заподозрить наивность или глупость, но Милей безусловно хороший экономист и, как видно, обладатель прекрасных политтехнологов. Сейчас в Аргентине максимально высок запрос именно на простые решения, потому что традиционные меры ситуацию не меняют.

    Вторая экономика Латинской Америки характеризуется 40% живущими за чертой бедности из 46-миллионного населения. Рецессия стала нормой за историю наблюдений с 1950 по 2016 год (хуже только у Демократической Республики Конго), только за август песо был девальвирован на 18%, годовая инфляция составила 140%, через год песо может ослабнуть ещё на 60–70% по отношению к доллару. Поэтому у идеи «просто перейти на доллар» много сторонников.

    Называть Милея «мини-Трампом» некорректно, ведь в отличие от Трампа Милея очень любит западный истеблишмент. Его победа вызвала безоговорочное одобрение, сам Милей обещал до вступления в должность 10 декабря совершить вояж в США и Израиль. Причем подчеркнул, что поездка имеет для него «духовный оттенок» и он намерен навестить своих «друзей-раввинов» в Нью-Йорке и Майами.

    Это будет вторая поездка Милея в США в этом году. В последний раз он ездил на в Америку после праймериз 13 августа, на которых за него проголосовало больше всего кандидатов. Эта поездка в Нью-Йорк была совершена по «личным причинам», проинформировало его ближайшее окружение.

    Милей активно поддерживает Израиль и заявил, что одной из его первых мер на посту президента Аргентины будет перенос посольства страны в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим. Что, как известно, является крупным раздражителем для арабского мира.

    Лояльность Милея США очевидна, и проявляется даже там, где это выходит за рамки разумного — как с долларизацией экономики.

    Долларизация Аргентины стала главным подарком для США. В актуальном докладе Института Катона утверждается, что долларизация — «лучшее доступное средство для быстрого и постоянного снижения инфляции до однозначных цифр». Оказывается, что «предоставление доллару статуса законного платежного средства также защищает покупательную способность граждан, делая невозможной девальвацию местной валюты по отношению к доллару».

    Каждый взрослый гражданин России помнит, что из этого получается на практике. Когда на ценниках вместо национальной валюты появляются «условные единицы», то у экономики государства есть только два пути: либо полностью переходить на доллар, становясь, по сути, колониальной экономикой, либо мириться с высокой инфляцией. Потому что «двухскоростная» финансовая система, где одним платят в долларах, а другим в песо, дает гражданам совершенно разные возможности по части доступа к экспортным товарам, которые покупаются за доллары.

    Ассоциация с нашими 90-ми ещё сильнее оттого, что Милей обещал передать в руки частного сектора всё, что только можно, устроив «турбоприватизацию» даже национальной нефтяной компании YPF и государственных СМИ.

    Забавно, что сам Милей сразу после избрания перестал говорить о том, что долларизация поможет быстро победить инфляцию. Теперь назван срок от 18 до 24 месяцев, чтобы взять ситуацию под контроль. Не совсем понятно и то, как реформы Милея позволят справиться с долгом в $44 млрд перед МВФ. Меры, озвученные новым президентом — в одностороннем порядке убрать вообще все торговые барьеры и заградительные пошлины — могут привести лишь к лавине импорта иностранных товаров, которые надо будет покупать за доллары. А приток валюты в Аргентину будет обеспечен упомянутой приватизацией. Которая, скорее всего, пройдет в пользу американских инвесторов.

    Ещё из Аргентины будут вывозиться ресурсы. Morgan Stanley, комментируя итоги выборов президента, прогнозирует корректировку официального обменного курса по меньшей мере на 80% в декабре, что должно «побудить экспортеров пшеницы быстро отправлять продукцию за рубеж». В условиях 40% бедности, вывоз зерна за рубеж ничем хорошим не обернется.

    Как не без удовлетворения отмечают западные think-tank, геополитической победой можно считать уже долларизацию. Потому что долларизованная Аргентина создала бы расширенную латиноамериканскую «долларовую зону», что стало бы проамериканским центром силы, оппонирующим Бразилии, Колумбии и другим странам. В этом смысле, на Аргентину Милея возлагаются огромные надежды.

    Поэтому несостоявшееся фактическое присоединение Аргентины к БРИКС не является особым элементом политики Милея — скорее, это неизбежное следствие конструкции, которую он выстраивает. Где вообще нет ничего от «правого», зато есть все предпосылки к колонизации Аргентины.

    Например, теперь есть сомнения в реализации водного пути Парагвай-Парана, куда хотел инвестировать Китай. Прежнее руководство страны конфликтовало с Вашингтоном по поводу оборудования Huawei для технологии 5G. Ядерная политика Аргентины, желавшей работать с Китаем и Росатомом, также находится в поле зрения Вашингтона.

    Отношения Аргентины с Ираном являлись еще одним аспектом раздражения США, которое теперь может быть снято в связи с упразднением таких отношений.

    Однако, у амбиций Милея есть объективные ограничения. Его собственная партия не контролирует Конгресс, хотя он, скорее всего, сформирует коалицию с правоцентристской партией «Хунтос за эль Камбио» («Вместе за перемены»). А значит, самые радикальные меры могут и застопориться.

    Шансы на аргентинский La Plaza тоже высоки. Потому что Малей невнятно выражался по вопросу Мальвинских островов, допуская, что чувствительная для Аргентины территория может быть и британской. А также выразил симпатии к Маргарет Тэтчер, при которой разгорелась война за острова.

    Антирейтинг Малея будет расти быстро — улучшить жизнь населения он не сможет, а непопулярные меры приведут к эрозии поддержки сторонников. Без сомнения, Малей успеет провести некоторую деконструкцию системы, которая позволила бы Аргентине получить билет в многополярный мир и обеспечит вместо этого скатывание страны под контроль США. Но есть большая вероятность того, что правление Малея будет под вопросом уже через обозначенные им 18–24 месяца.

    Средняя оценка: 5 (голоса: 8)