В России есть национальный консенсус

    Суверенитет, независимость и обеспечивающий их протекционизм, и социальная справедливость - составляющие новой русской идеологии
    Аватар пользователя Модест Колеров
    account_circleМодест Колеровaccess_time22 июн 2022remove_red_eye2 812
    print 22 6 2022
     

    Институт РУССТРАТ представляет стенограмму выступления  главного редактора ИА REGNUM на прошедшем 1 июня 2022 года в ИА REGNUM круглом столе «Россия: какой образ будущего отвечает целям национального развития?», организованном Институтом РУССТРАТ и ИА REGNUM.

    Начнем с того, что я убежден, что для большинства из нас главные даты в нашей истории - 9 мая и 12 апреля. Это к вопросу о наших технологических достижениях. При этом по поводу 9 мая у нас существует очевидный общенациональный консенсус. Ещё несколько лет назад 85% опрошенных считали 9 мая главным праздником. Даже Новый год меньше. Немного, но меньше.

    Ужас ситуации в том, что на Украине таких граждан, что считали 9 мая главным праздником, было 86%. Но сейчас ситуация на изломе. Ещё назову цифры, которые отражают консенсус. 90% поддерживает «Бессмертный полк». 90% - против пенсионной реформы.

    Суть пенсионной реформы ведь не в изменении пенсионного возраста, а в том, что, например, мои родители - шахтеры. Они рано выходили на пенсию и продолжали работать - и были самые богатые люди в нашей местности. Новый пенсионный срок не дает возможность честно параллельно зарабатывать и становиться, наконец, богатым хотя бы в старости.

    Далее. 90% - против уступок по Курилам, но сейчас этот вопрос уже устарел. 90-95% - за Крым. Это тоже консенсус. Обратите внимание, что у нас традиционно опросы показывают 15% (максимум - 20%) людей, стабильно самоопределяющих себя как либеральную оппозицию. Их никак не становится больше 15%, ситуативно может быть 20%. То есть консенсус охватывает и эту либеральную часть нашего народа. Как минимум, половина из них поддерживает общие ценности, а это и есть общенациональный консенсус.

    Я специально потом подробно вернусь к опросам, но пока хочу отвлечься на вопрос о молодежи. И немножко сказать о своей личной жизни, уж простите. Молодежь наша на моих глазах произвела несомненное чудо патриотизма и любви к Родине. Наши молодые люди именно они сейчас воюют за освобождение Украины от нацизма. Все они младше 40 лет. Именно они!

    Мы думали, что им важны гаджеты. А вот нет. Патриотизм, любовь к Родине – в традиции этих людей, этих прекрасных молодых людей, наших воинов. Их главные традиции - любить и защищать Родину. Это чудо, что мы это наблюдаем сейчас! Есть предельно критически высушенный опрос ВЦИОМ - сколько процентов поддерживает спецоперацию. 70-72%. Это очень много! Это цифра консенсуса.

    Я хочу сказать, простите, у меня отцовские чувства многодетного отца, что мой сын сейчас подъезжает к Москве из Мариуполя, где был волонтером. Я горжусь им.

    Далее. В нашей истории социологических исследований опросы многочисленные, но их абсолютное, подавляющее большинство – это опросы малых групп, 1600-2000 опрошенных. Да, выборки репрезентативные, на них можно примерно ориентироваться, но в 35-летней истории социологических исследований в нашей стране не больше 15 опросов были проведены по огромной выборке. То есть 40-50 тысяч. О присоединении Крыма, например. REGNUM провел серию таких опросов, где число респондентов было 50 и больше тысяч. Это специальная, очень дорогостоящая программа.

    Так вот эти «большие» опросы меня впечатлили. Меня впечатлила огромная цифра монархистов - 24-25%. Я понимаю, что это не тот «забубенный монархист», конечно, это другой по типу монархист. И вот дальше начинаются чудеса. Мы спрашивали - на чьей стороне вы были бы в 17 году? Мы это спрашивали в декабре 2019 года. За большевиков! Общее число сторонников большевиков - около 60%. И опять не говорю, что люди хорошо себе представляют ту реальность, но ими движет чувство справедливости. Это важно!

    Какова доля людей, считающих вероятной революцию в России в скором времени? «Революция скоро будет» - 46%. «Не будет на нашем веку никогда» – менее 45%. Мы знаем, что за любую власть всегда автоматически голосует 15% избирателей. Им всё равно, лишь бы всё было хорошо. Мы знаем, что главное зависит не столько от доли голосующих, сколько от их мобилизации. Я очень хорошо помню октябрь 93-го года, пережитый мной. Улицы пустые, милиции нет - и активные граждане ходят свободно туда-сюда и выступают. Вот что такое мобилизация электората.

    Дальше - к вопросу о национальной идее. Итак, Россия многонациональное государство - как вы считаете, можно ли назвать жителей России единым народом? Это данные за 2019 год, дальше пришел коронавирус. Ответ: да, мы один народ, собравший в себя разные этносы – 41%. «Нет, можно говорить только о союзе народов, но не о едином народе» - 29,1%. 14,2 % - «сложно сказать, но мы - особый народ». Вот эти «сложно сказать» и «да, мы все единый народ» – 55%. Это много, это динамическое большинство. Это хорошо.

    Дальше изучаем наш народ. Вопрос: кто такой русский? Лично я являюсь озверевшим полемистом в этой сфере совершенно. Пережил в молодости разные настроения и сейчас вижу, как непрерывно гавкают в социальных сетях по поводу того, какой национализм полезный, какой вредный. Этнический – вредный. Политический, общекультурный, общеязыковой, общегосударственный - полезный.

    Но у нашего народа традиционно плохо с терминологией и он не боится слова «этнический». Сам при этом будучи совершенной «таблицей Менделеева». Если бы к нему самому обратить эти этнические требования, то он, конечно, не пройдет никакую инквизицию. Я помню в 2010 году, в декабре, был массовый митинг на Манежной площади - после убийства футбольного фаната.

    И вот хотели все, так или иначе, «мочить Кавказ». Вышла толпа молодежи и там выступали два вождя этого движения националистического. Один еврей, второй - человек с армянской фамилией. Вот спросить его, сынок, ты как собираешься победить Кавказ - в самом себе, что ли? Оказалось потом, что он сердится на своего отца-армянина.

    Кто, по-вашему, русский? 21,6% ответили, что тот, кто принадлежит к русской культуре. 22,3% считают, что это состояние души. Гражданство - в том смысле, что мы все русские вне зависимости от национальности – 19,3%. И только 34,2% считают, что в общем смысле «русский» — это национальность. Но как они понимают национальность? - Тут уже надо дальше изучать! Национальность я понимаю как личное самоопределение. Александр Блок, Владимир Даль — это русские. И сумасшедший дьявол тот, кто будет это отрицать.

    Вопрос: есть ли у вас в семье представители других национальностей? «Вроде как есть» – 21,5%. «Только один представитель» - боязливо отвечает 11,3%. «Нет», - строго отвечает 38,7%, хотя это вовсе не значит, что их нет. Потому что у нас традиционно люди плохо помнят своих предков дальше дедушки.

    Я очень хорошо помню по социологическим данным, как переменилась идентичность этническая на Кубани. В 1905 году Академия наук императорская признала украинский язык отдельным языком. Перепись 1897 года русских, белорусов, малороссов определяла по языку. По решению этнографического конгресса международного, который прошел в Петербурге в 1873 году, главным, если не исключительно главным, признаком национальности - был признан язык.

    Против своей же переписи 1897 года Императорская академия наук признает малороссов отдельной национальностью и в исполнении этого все южнорусские диалекты - кубанский, донской, воронежский, - все закрашивается краской украинского языка. В советские годы кубанцы вступили с такой вот зыбкой идентичностью. А в 1941 году подошли к войне, несмотря на украинизацию советской Украины и примыкающих районов РСФСР, уже русскими.

    О многонациональности. Вопрос: как вы относитесь к межнациональным бракам? Спокойно - 57,1%. В этом мощная непробиваемая основа нашего народа. Смотрим дальше на нюансы. Позитивно вообще отношусь - 16,6%. Я лично позитивно отношусь, как армянский родственник вам это скажу. Но важная деталь - сколько людей отрицает такие браки, насколько велик потенциал.

    Велика социологическая основа тех, кто в России пытается сформулировать русский этнический национализм. «Очень плохо» относятся к межнациональным бракам - 4,6%. «Скорее плохо, потому что будет разница из-за менталитетов» - 10,9%. Вот эти люди - они хорошо видны в соцсетях, они активны, но они маргинальны. Я не говорю, что это не должно нас беспокоить, это беда.

    Вопрос: считаете ли вы положение своего народа в России угнетенным? «Да, мой народ угнетен, его положение хуже прочих» – 19,3%. Надо поискать, каким образом эти небольшие доли в других вопросах вырастают вдруг до 19,3%. О чем это они, эти люди? Это надо искать.

    И наконец, вопрос - считаете ли вы себя националистом? «Да» – 4,3%. «Скорее да» – 11,1%. Вот давайте вспомним - 4,6 и 10,9 плохо относятся к межнациональным бракам. Абсолютное совпадение: кто плохо относится к межнациональным бракам, тот считает себя националистом.

    Здесь, конечно, проблема и сфера ответственности наших медийных творцов. Никто не дает себе труда вести ожесточенную борьбу за разъяснение смысла слова «националист», «национализм политический», «национализм этнический».

    Я помню, когда лет 14-15 назад В.Путин, выдвинув уже Медведева как своего преемника, похвалил его и сказал «нормальный парень, националист». И штат Медведева ахнул - боже мой, как, что делать, куда, зачем?! Потому что для многих определение «националист» маркировано негативно. Да, это так и ничего с этим не поделаешь.

    Нужна ли нам единая идеология? Мы последние советские люди, которые застали во взрослом возрасте Советский Союз, мы хорошо помним и знаем, что такое правящая идеология. Партком, ложь, лицемерие, пустословие и попытки лицемерного же диктата.

    Я даже сейчас вспомнил, где конкретно у меня на истфаке находилась комнатка парткома. Они думали, что они управляют процессом. А потом все мгновенно перешли в совместные предприятия и прочее. Это дрифт, дрейф правящий партии в конце правления Горбачева был очень заметен. Мы это очень хорошо помним - и это было стыдно.

    Я ничего не могу с собой поделать, я не хочу такой единой идеологии. Плавали, знаем. Это с одной стороны. С другой стороны, я многое вижу, я же работаю. Я каждый день прочитываю от 1200 до 1500 новостей в день по работе. Я вижу, кто более всего борется за то, чтобы у нас в стране была учреждена какая-то единая официальная идеология. Не хочу никого обедать, но это те, кто её уже придумал, сидя у себя на кухне. Я чувствую, что придумали они это для себя.

    Мы большая многонациональная страна, мы сложный народ. Мы никогда не будем национальным государством с этническим диктатом. Сравнения с неонацистской Украиной, с кавказскими государствами - мы должны отвергать сразу и окончательно. Но постоянно этот разговор ведется. Хорошо. Всю жизнь отвергали, отрицали необходимость единой идеологии, ладно, я говорю – хорошо, ребята, я сдаюсь.

    Я готов согласиться, что нам нужно сформулировать какую-то единую идеологию, но это не должно быть трактатом с большим количеством страниц. Никто, кроме автора, это изучать и конспектировать не будет. Значит, нам нужно действительно определить штучные, считанные на одной руке понятия, которые должны ложиться в основу консенсуса, который, как мы видим, есть. Социологически зафиксирован консенсус.

    Путин как-то сказал, что наша идеология — это патриотизм. Чему должны быть подчинены цели национального развития? Я скажу, что хочется, конечно, придумать три пункта. Бог троицу любит. Но я придумал только два. Первый – суверенитет и независимость. Для чего служит и экономический протекционизм – наша независимость экономическая. Отсутствие спекулятивной раздачи нашей собственности.

    Отняли у нас золотовалютные резервы на миллиарды долларов - и даже кот не чихнул. Потому что они уже были там. Они уже не служили нам. Первое. Суверенитет, независимость и обеспечивающий их протекционизм. Мы можем себе это позволить. Мы большая и богатая страна. Если мы не будем собой торговать в розницу, мы победим.

    Второй пункт, который я скромно изложу не лозунгом, а ценностью. Социальная справедливость. Наше государство - социальное государство. Современный капитализм уже социал-либеральный, социальная политика существует в мире уже 150 лет. Я в душе и по убеждению - социалист, но кого-то мой социализм может пугать.

    Хорошо, не пугайся, сынок, не надо! Обеспечь нам социальную справедливость - и все будет хорошо. Равенство шансов! Никакой коммерциализации бюджетной сферы, бесплатное образование, бесплатное здравоохранение, достойные пенсии. Это тот реальный, практический социализм, который мы можем называть социальной справедливостью. И всё, товарищи.

    А разве нам что-то нужно ещё?

    Спасибо за внимание.

    Средняя оценка: 5 (голоса: 4)