Конфискация российских активов: «осиновый кол» в спину европейской финансовой системы

    Как и во многих других случаях, США успешно отправляют таскать каштаны из огня Европу.
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time22 янв 2024remove_red_eye325 845
    print 22 1 2024
     

    На днях экс-президент Всемирного банка (занимал должность в 2007—2011 гг.) Роберт Зеллик обнародовал в The Financial Times новый план похищения российских активов, который назвал «элегантной справедливостью». Его суть заключается в том, что украденные российские активы должны пойти, в том числе, на подкуп развивающихся стран Глобального Юга, которым в обмен на одобрение отчуждения российских активов обещают отстегнуть якобы компенсацию за «рост цен на продовольствие и энергоносители».

    Благополучие украинских пенсионеров это последнее, что беспокоит Запад. Но отсутствие денег ставит под угрозу ведение войны с Россией, а эта задача остается для Вашингтона приоритетной.

    Пока что Украина не получила обещанные на 2024 год 61 миллиард долларов. Создать ситуацию, когда война с Россией ведется за деньги самой России, было бы очень благоприятным для США вариантом. В декабре газета Financial Times писала, что США прямо подталкивают страны G7 к скорейшей разработке инструментов окончательной конфискации русских денег и направление их на цели Запада. Прежде всего, на поддержание конфликта на Украине. На повестке дня были самые разные предложения: от прямого присвоения и траты активов российского ЦБ, до более мягких форм, вроде использования доходов от замороженных активов или использования их в качестве залога при получении кредитов. Присвоение активов планируется приурочить ко второй годовщине начала СВО — по такому случаю именно 24 февраля 2024 года должна пройти встреча G7.

    В качестве морального обоснования получения денег называлась такая логическая конструкция: нужно определить «пострадавшие» и «особо пострадавшие» от помощи Украине страны. И отдать русские деньги им, в знак компенсации.

    Застрельщиком всего процесса выступает Вашингтон, позиция которого представляет собой неприкрытое шулерство. США последовательно стараются склонить своих сателлитов сделать первый шаг в конфискации российских активов — а сами в этом не спешат.

    11 января стало известно, что Совет национальной безопасности (СНБ) США «в принципе» поддержал законопроект, который позволит провести конфискацию российских активов для последующей передачи Украине. СНБ не является действенным органом власти — это всего лишь одна из многочисленных консультационных структур при Белом доме. Но информационный резонанс был достаточно силён.

    Вашингтон поддерживают Канада, Британия и Япония — а вот другие члены G7 Германия, Франция и Италия, предлагают тщательно изучить законность конфискаций российских активов до того, как решение будет принято. Понятно, почему так происходит: сам Вашингтон признает, что из замороженных русских денег непосредственно на территории США находится не более 2%. Остальное лежит в Бельгии и Швейцарии: 191 миллиард евро у бельгийского оператора Euroclear, около 19 миллиардов евро — во Франции.

    Euroclear это крупнейший оператор международных расчётов ценными бумагами, основанный в 1968 году как часть J. P. Morgan & Co. для расчётов по сделкам на развивающемся в то время рынке еврооблигаций. В 2001 году он формально обрёл финансовый суверенитет и название Euroclear Bank — но контроль США над структурой сохранился. Например, в 2015 года федеральный судья Нью-Йорка Томас Гриса приказал Euroclear прекратить обработку платежей по долговым облигациям Аргентины, и Euroclear распоряжение немедленно выполнил. Это важный момент — хотя совершать преступление и присвоение российских денег будет формально Европа, но проходить оно будет под американским контролем и к выгоде США.

    Желающие таскать для США голыми руками каштаны из огня в Европе есть. Например, федеральный прокурор ФРГ Питер Франк, заявивший о намерении забрать в бюджет Германии более 720 миллионов евро, принадлежащих Мосбирже.

    В случае реализации плана США, все прямые и косвенные издержки получит Европа. Принято считать, что это нанесёт удар по евро, но такой эффект будет лишь побочным следствием репутационного удара, который получит Euroclear и банковская система ЕС как таковая.

    Когда планы США и ЕС характеризуют как правовой беспредел, это полностью соответствует действительности — подобный отъем денег не предусмотрен ничем. Присвоение российских активов нельзя назвать санкциями, ведь санкции в теории можно отменить — а возврат российских денег вряд ли предусмотрен. Именно поэтому найти правильную формулировку для Вашингтона так важно.

    Центробанк России заявил о готовности привлечь международные юридические фирмы для представления российских финансовых интересов, хотя ситуация, при которой это может понадобиться, считается маловероятной. Приоритетной задачей — и это справедливо — является недопущение перевода российских денег на Украину. И, если ситуация необходимости защиты всё же возникнет, то Россия сможет апеллировать к двусторонним соглашениям о защите инвестиций. Страна может обратиться в Международный суд ООН в Гааге, Окружной суд США Южного округа Нью-Йорка и Европейский суд в Люксембурге. Достаточно взглянуть на этот перечень, чтобы усомниться в непредвзятости разбирательств.

    Однако, в любом случае возникнет нарушение краеугольного права неприкосновенности частной и государственной собственности. Возникнет прецедент, что отъем государственной собственности возможен по сугубо политическим причинам и доверие к банкам Старой Европы будет подорвано. А альтернативой, скорее всего, станут американские банки, а у самых дальновидных — китайские и ближневосточные.

    Фрагментация международной финансовой системы резко ускорится — нелишним будет напомнить, что создание альтернативных SWIFT финансовых механизмов перешло в практическую плоскость после того, как от этой системы отключили Иран в 2012 году. Но и это не всё. Отъём резервов России может создать прецедент, которым другие страны, в том числе Китай, могут воспользоваться уже по части западной собственности.

    Возможность встречной конфискации остается самым действенным средством удержания Запада от присвоения российских денег. По некоторым данным, на территории России к февралю 2022 года находилось порядка $700 млрд, которые могут быть взяты взамен. Решения российского руководства позволили сохранить значительные западные суммы, в основном относящиеся к корпоративному сектору и их потеря наверняка вызовет вопросы у западного бизнеса к своему политическому руководству.

    Моральных препятствий у Запада по части воровства российских денег нет. Зато есть риск потери собственных средств и политических последствий. Впрочем, всё это не остановит Вашингтон — как уже говорилось, все озвученные планы США предусматривают перенос всех неприятностей на Европу.

    Средняя оценка: 5 (голоса: 7)