Феномен трампизма: истоки, динамика, перспективы

Поражение потерпел не консерватизм, а те организационно-политические формы, в которых он существовал в США до настоящего времени
Аватар пользователя Админ
account_circleАдминaccess_time24 янв 2021remove_red_eye2 851
24 1 2021
 

Социальный раскол в американском обществе между глобализмом и антиглобализмом является отражением структуры американской экономики. В этом смысле Маркс прав: общественное бытие определяет общественное сознание, и социальная материя базиса первична над идейной надстройкой политических институтов.

США с середины ХХ века вырвались на глобальный простор и в их нынешнем виде существуют исключительно благодаря этому. Обе политические партии США поддерживали доктрину глобализма, и феномен Трампа, поддержанный частью республиканской партии, для США явление новое. 

Суть трампизма в том, что, образно говоря, не отремонтировав автомобиль, нельзя пускаться в кругосветное путешествие, да ещё участвовать в гонках. Колёса отвалятся, мотор откажет, сход с трассы неминуем, причём, в виде катастрофы. Глобалисты, наоборот, считают, что это ересь, любая остановка означает выбытие из гонки навсегда, и потому надо добавить газу и начать таранить соперников, сталкивая их с трассы.

Трампа поддерживают те, кто работает в компаниях, ориентированных на внутренний рынок США. Это правые консерваторы, у них национальный дискурс и локальные приоритеты. Враждуют с Трампом те, кто занят в экономике знаний, а им уже нет разницы, где расположены предприятия. Экономика знаний – это вывоз капитала, внешняя экспансия и радикальный либерализм с левым уклоном, так как требуется мультикультурализм и психология кочевника, как писал Жак Аттали.

Электоральный раскол в обществе США ровно пополам отражает пропорции и удельный вес в национальной экономике глобальных и локальных схем бизнеса. Здесь граница проходит не по отраслям, сферам деятельности или уровню технологий. Старые традиционные технологические уклады вполне могут быть завязаны на глобализм, а новые – на автаркию.

То есть, вовсе не значит, что если кто-то банкир или представитель IT – сектора, то он автоматически глобалист. Всё сложнее. Тут скорее можно взять за основу преобладающую ориентацию на внутренний рынок или на внешний. И у банкиров с программистами есть двойственные интересы, и торговые компании могут быть адептами автаркии.

Так как у глобализма нет чёткого критерия по отраслевому или технологическому признаку, то он становится в большей степени идеологией, чем наукой, средством пропаганды тех структур, которые обслуживают международную торговлю и всё, что ей способствует. Как только товар получает экспортную перспективу, его производители, финансисты и сбытчики становятся глобалистами вместе с персоналом своих компаний и членами их семей.

Но как только товар производится и продаётся в США, глобализм становится главной угрозой. Это электорат Трампа, и можно его самого стереть в порошок, но его социальная база останется, и с этим придётся что-то делать. Электорат Трампа вырастает из особенностей американской экономики.

И так как поделать с этим объективно ничего невозможно, то трампизм как идея будет воспроизводиться постоянно и будет бродить призраком по США, как по Европе 19 века бродил призрак коммунизма. И все реакционные силы старой глобальной Америки объединятся в священной травле этого призрака.

По сути, речь идёт о целом направлении консервативной мысли, старающейся осмыслить диалектику модернизации и предложить способы разрешения антагонистических противоречий этого процесса. Это способ социальной рефлексии, которая попадает под репрессии либерального крыла, связавшего себя с обслуживанием глобализма. Так как победить в дискуссии либералы больше не могут, они запрещают саму дискуссию, а попытки её продолжить переводят в разряд преступлений против американской государственности.

Теперь после поражения Трампа консерваторы будут пребывать в растерянности, и создастся впечатление, что они приняли ультиматум либералов. Но в силу цикличности любых процессов пик либерального триумфа будет пройден в течение президентского срока Байдена. К 2024 году кризис администрации демократов толкнёт консерваторов к реваншу. Если республиканцы не смогут удержать свой электорат, высока вероятность успеха создания новой консервативной партии, о которой объявил Трамп.

В таком случае проект может получить поддержку финансовых кругов, заинтересованных в стабилизации политической системы, на время узурпированной демократами. Им удастся отчасти восстановить внешние позиции, достигнутые Обамой накануне своего ухода в отставку, но продолжатся турбулентности в экономике, и проблема отношений криптовалют и доллара станет центральной.

Прежние финансовые рычаги уже не помогают поддерживать рост американской экономики, и потому конфликт по поводу судьбы доллара как мировой валюты станет определяющим в высших финансовых кругах США. Это будет подпитывать консервативный проект, поэтому поражение трампизма нужно считать временным.

По сути, поражение потерпел не консерватизм, а те организационно-политические формы, в которых он существовал до нынешнего времени. Консерваторы не имели идеологии, они были правым крылом глобалистского проекта, определяемого либералами, и такое редуцирование субъектности не могло не привести к потере контроля над политической системой и поражению на выборах.

Восстановить позиции без радикальных изменений республиканцы смогут лишь в случае ещё большего ослабления демократов. Для этого нужна серия грубейших политических ошибок с катастрофическими последствиями, вроде поражения в новой локальной войне или резкого обнищания большинства населения. Однако такой вероятности нет, и любые протесты либералы способны подавить без далеко идущих последствий для своей власти. 

В этих условиях консерваторам не останется ничего иного, кроме переформатирования своего политического фланга. Объективно это неизбежно, но в связи с фактором личности в политике у либералов есть возможность не допустить усиления консерваторов через последовательное преследование и постоянный разгром любых центров кристаллизации консервативной оппозиции.

Собственно, карт-бланш у либералов на подавление трампизма будет до тех пор, пока не станет ясно, что они бессильны изменить экономику к лучшему. После этого либеральный дискурс будет свёрнут, и ему на смену придут радикально правые варианты, вплоть до цифровых версий фашизма.

Так что реванш консерваторов в США может состояться на ультраправой повестке. Когда станет ясно, что выпущенные на свободу либералами силы снесли консерваторов, но не решают проблему создания условий для концентрации глобальной власти в руках наднациональной верхушки, для спасения глобального проекта будет рекрутирован правый сектор.

Вероятность такого сценария возрастает после сороковых годов текущего столетия. К тому времени концентрация противоречий глобализма и антиглобализма достигнет максимальной величины, после которой начинаются прямые военные действия. Трампизм и будет попыткой американских консерваторов избежать для США подобного сценария.   

Средняя оценка: 5 (голоса: 2)

Видео