МВФ превращается в мировой Центробанк?

Тайны подготовки Фонда к замене доллара «бумажным золотом» СДР
Аватар пользователя Валентин Катасонов
account_circleВалентин Катасоновaccess_time24 июн 2021remove_red_eye1 795
print 24 6 2021
 

На конференции в Бреттон-Вудсе (США) в 1944 году было принято решение о том, что доллар США получает статус мировой валюты, приравнивается к золоту (золотодолларовый стандарт). Если отсчитывать от времени ратификации документов конференции и вступления их в силу, то мир ровно 75 лет живет с долларом как мировой валютой.

Но уже в те далекие годы наиболее грамотные экономисты, финансисты и политики понимали ущербность такой мировой валютной системы. Например, глава английской делегации на конференции известный экономист и чиновник английского казначейства Джон Мейнард Кейнс. Это понимали и многие «народные избранники» в Капитолии США, не желая ратифицировать документы конференции (утверждение решений Бреттон-Вудса в американском Конгрессе было достигнуто с большим трудом).

Наконец, американский экономист Роберт Триффин (Robert Triffin) в начале 60-х годов сформулировал так называемый «парадокс» (или «дилемму»), который был позднее назван его именем. Дилемма Триффина проста: та страна, денежная единица которой используется в качестве мировой валюты, обречена на экономический коллапс. По той причине, что выход такой денежной единицы за пределы страны и наполнение ею мировой экономики возможно лишь при наличии устойчивого дефицита платежного баланса страны. А такой постоянный дефицит неизбежно ведет к ослаблению экономики и ее гибели.

Жизнь подтвердила правильность подобных рассуждений. В 60-е годы прошлого века торговый и платежный балансы США стали устойчиво дефицитными, доллар США стал завоевывать весь мир. А у Америки появились первые признаки экономического ослабления. К тому же она стала стремительно терять свой золотой запас (поскольку еще в 1944 году гарантировала свободный размен доллара на драгоценный металл из резервов американского казначейства).

На рубеже 60-70-х гг. валютная система Бреттон-Вудса уже трещала по швам. Окончательный приговор ей прозвучал 15 мая 1971 года, когда американский президент Ричард Никсон объявил, что Казначейство США временно прекращает размен долларов на золото. Все прекрасно поняли, что это не «временно», а навсегда.  

Все готовились к тому, что на смену золотодолларовому стандарту придет та модель мировой валютной системы, которая была предложена на конференции 1944 года Джоном Кейнсом. Его проект заключался в том, что человечество постепенно должно переходить к мировой наднациональной валюте, которую он назвал «банкор». А эмитентом такой валюты должна стать международная финансовая организация, которую он назвал «международной клиринговой палатой».

Были признаки того, что именно эта модель заменит золотодолларовый стандарт. Главный признак ожидаемой реформы – проведение Международным валютным фондом эмиссии новой денежной единицы под названием «Special Drawing Rights» - SDR (СДР). По-русски она называется «Специальные права заимствования».  

Это было сделано 1 января 1970 года. До 1972 года было еще две эмиссии. В 1970-1972 гг. МВФ выпустил СДР на общую сумму 9,3 млрд. единиц. Это было так называемое «первое распределение СДР». Каждая единица СДР приравнивалась к 1 доллару США. Новая валюта была очень специфическими деньгами. Они были исключительно безналичными. Выпуски СДР распределялись между странами-членами Фонда пропорционально их долям в капитале МВФ.

Новая валюта могла предоставляться в виде кредитов одним членом Фонда другому, т.е. циркуляция СДР могла осуществляться лишь через счета государств-членов Фонда. Новая валюта предназначалась для того, чтобы помогать при необходимости странам-членам Фонда выправлять свои платежные балансы и поддерживать устойчивость национальных валют (фиксированные курсы валют – краеугольный камень Бреттон-Вудской системы). Денежная единица СДР получила неофициальное название «бумажное золото». 

Однако, ожидания тех, кто верил, что СДР придет на смену золотовалютному стандарту, не оправдались. На смену ему пришел бумажно-долларовый стандарт, что было зафиксировано в решениях Ямайской конференции 1976 года. Тем не менее, про СДР в Фонде не забыли. В период 1979-1981 гг. происходило «второе распределение СДР» (три эмиссии), в результате которого на счетах стран-членов Фонда появилось дополнительно еще 12 млрд. единиц СДР (всего – уже 21,3 млрд. ед.).

Никто почти не вспоминал об СДР после 1981 года. Конечно, специалисты знали об этой валюте, которая находилась на счетах стран-членов МВФ и включалась в состав их международных резервов. Но доля СДР в капитале Фонда и в международных резервах стран-членов была очень незначительна.

Лишь по прошествии 18 лет об СДР вспомнили вновь. В мире разразился глобальный финансовый кризис. На тушение этого пожара были брошены все средства. И вспомнили также о возможности Фонда создавать новые деньги, называемые СДР. 28 августа 2009 года была проведена эмиссия СДР на сумму 161,2 млрд. ед.  Это почти в восемь раз превышало массу всех ранее созданных СДР. 9 сентября Фонд эмитировал еще 21,5 млрд. ед. СДР. Эмиссии августа-сентября 2009 года считаются «третьим распределением СДР».

В итоге общий объём эмитированной валюты СДР в сентябре 2009 года достиг 204,1 млрд. единиц. К этому времени СДР уже не приравнивался к доллару США, а был дороже последнего. Поэтому в эквиваленте американской валюты объем накопленных СДР уже был равен примерно 250 млрд. долл. По данным МВФ, суммарные золотовалютные резервы всех стран-членов этой организации равнялись 7.771 млрд. долл.

Получается, что в конце первого десятилетия этого века доля СДР в международных резервах стран-членов Фонда составляла примерно 3,2%. Это уже более заметное присутствие новой валюты, чем до финансового кризиса 2008-2009 гг. (тогда оно измерялось долями одного процента).

Известно, что после окончания финансового кризиса 2008-2009 гг. в Фонде проводили «разбор полетов» и пришли к выводу, что со следующим кризисом Фонд вместе со своими членами может не справиться. Надо превентивно принимать меры по укреплению мировой валютной системы. И одним из стратегических направлений такой работы стала подготовка к эмиссии новых траншей СДР и повышение удельного веса «бумажного золота» в капитале Фонда и международных резервах стран-членов.  А также снятие жестких ограничений на использование СДР.

Предлагалось вывести СДР из контура обращения между счетами стран-членов Фонда и использовать новую валюту для разных инвестиционных, кредитных и торговых операций международных финансовых организаций (не только МВФ, но также Всемирного банка, Банка международных расчетов, региональных банков развития). Затем разрешить операции с СДР государственным организациям стран-членов Фонда. И, в конце концов сделать СДР такой же универсальной валютой, каковыми являются доллар США, евро, британский фунт и др.  

22 февраля этого года издание The Daily Reckoning опубликовало статью под названием «Великая перезагрузка у порога» (The Great Reset Is Here). Ее автор - Джим Рикардс (Jim Rickards) – экономист, юрист, человек хорошо известный в мире финансов. Был главным правительственным переговорщиком в момент спасения хедж-гиганта Long Term Capital Management в 1998 году.

Автор нашумевшей книги «Дорога к гибели: секретный план глобальной элиты по организации следующего финансового кризиса» (The Road to Ruin: The Global Elites' Secret Plan for the Next Financial Crisis), которая увидела свет в 2016 году. В настоящее время - главный управляющий директор по рыночной разведке в Omnis, Inc.

Джим Рикардс раскрывает некоторые тайны подготовки Фонда к замене доллара «бумажным золотом» СДР: «07.01.2011 МВФ выпустил генеральный план по замене долларов на СДР. Он включал в себя создание рынка облигаций СДР, дилеров СДР и вспомогательных механизмов, таких как операции РЕПО, деривативы, каналы расчетов и клиринга, а также весь аппарат ликвидного рынка облигаций».

Напомню, что исполнительным директором МВФ тогда был Доминик Стросс-Кан. Он активно поддерживал проект перехода от доллара к СДР, за что и поплатился.  Сторонники сохранения бумажно-долларового стандарта (главные акционеры ФРС США) организовали известную провокацию в отношении Стросс-Кана.  И уже в мае 2011 года он лишился поста исполнительного директора Фонда, против него началось расследование. 

И вот с тех пор прошло ровно десять лет. Сегодня ситуация уже другая. Доллар как мировая валюта обречен. Делать ставку на доллар бесполезно и опасно. Фонд ищет «запасные аэродромы». И лучшего «запасного аэродрома», чем СДР никто придумать не может. СДР – не только палочка-выручалочка для мира, который может войти в фазу острого экономического и валютного кризиса. СДР – шанс для Международного валютного фонда стать Мировым Центробанком, который мог бы заменить все нынешние Центробанки – ФРС США, ЕЦБ, Банк Англии, Банк Японии и др. 

Начавшийся в прошлом году вирусно-экономический кризис потребовал от многих стран таких денег, которых у них не оказалось. Конечно, те страны, валюты которых называются «резервными» имеют такие источники денег, как «печатные станки» Центробанков. За год так называемой «пандемии» ФРС США, ЕЦБ, Банк Японии, Банк Англии и Народный банк Китая вбросили в обращение дополнительную денежную массу в объеме, превышающую 10 трлн. долл.

Такой метод борьбы с «пандемией» подобен мине замедленного действия. Рано или поздно произойдет взрыв в виде высокой инфляции или даже гиперинфляции. Доллар, евро, британский фунт и другие резервные валюты обвалятся. Мир может оказаться в состоянии хаоса. Конечно, некоторые страны готовят свои индивидуальные «запасные аэродромы» в виде цифровых валют Центробанков или золотых резервов.

А Фонд, как ему и положено по статусу, готовит «запасной аэродром» в виде СДР для всего человечества. Фонд хотел бы, не дожидаясь мирового кризиса, начать масштабную эмиссию «бумажного золота». Фонд вел активные консультации с главным акционером – США. Но предыдущий президент США Дональд Трамп был против такого шага.

Почему? – Наверное, отчасти потому, что целый ряд стран-членов Фонда увязывал вопрос о новом транше СДР с вопросом о квотах в капитале Фонда. Многие страны требовали и продолжают требовать пересмотра квот (долей) в капитале, полагая, что у США и ряда стран Западной Европы квоты несправедливо велики. И если будет проведена масштабная эмиссия СДР, то большая часть этой эмиссии достанется небольшой кучке западных стран. И Вашингтон противился пересмотру квот. Не только по причине банальной жадности, а из опасения того, что он утратит в Фонде «контрольный пакет акций».

Но с приходом в Белый дом Джо Байдена «лед тронулся». Белый дом дал «зеленый свет» на подготовку новой эмиссии СДР. Как пишет Джим Рикардс в упомянутой выше статье, некоторые сенаторы-демократы выступают   за то, чтобы провести эмиссию СДР на сумму, эквивалентную 2 триллионов долларов и даже более. Фактически они рассматривают Фонд как еще один «печатный станок» - такой же, как «печатный станок» ФРС США.

Но аппетиты таких азартных политиков решили немного ограничить. Весной этого года (23 марта) на совете директоров МВФ было принято «техническое решение» о подготовке к выпуску СДР на сумму, эквивалентную 650 млрд. долл. (примерно 455 млрд. СДР). И провести выпуск по возможности до конца лета этого года.

Фонд спешит с такой масштабной эмиссией СДР не только потому, что хочет успеть подготовиться к неизбежному глобальному экономическому кризису. Ему дана команда «сверху» активно включаться в решение таких глобальных проблем, как всеобщая вакцинация населения и борьба с климатическим потеплением.

Две трети или три четверти всех стран-членов Фонда на словах поддерживают эти благородные цели, но сетуют на то, что у них нет или почти нет финансовых средств для решения указанных глобальных проблем. Вот Фонд и хочет всех разом облагодетельствовать, проведя эмиссию СДР, которая в 2-2,5 раза превысит суммарный объем всех предыдущих эмиссий начиная с 1970 года.

Впрочем, уже выясняется, что тех сумм, которые страны третьего мира получат от ожидаемой эмиссии СДР, все равно не хватит на все проекты и программы. Им нужно как минимум еще около 100 млрд. долл. Запад, естественно не хочет ради этого пересматривать квоты в пользу стран третьего мира. Так не долго и контроль над Фондом потерять. Многие страны Запада говорят, что они готовы поделиться частью полученного «бумажного золота» со странами третьего мира «в добровольном порядке». В общем, многое еще не ясно с предстоящим распределением СДР.  

По   мнению упоминавшегося выше Джима Рикардса, в ближайшее время в Фонде может начаться реформирование порядка распределения эмитируемых СДР. Новые транши «бумажного золота» будут распределяться не только между странами-членами. Часть эмиссий будет перечисляться таким международным организациям, как Всемирный банк или ООН. А они, в свою очередь, будут направлять полученные деньги на вакцинацию, борьбу с пандемиями, климатическими изменениями и на другие цели.

Решения о распределении денег будут приниматься чиновниками, не подотчетными национальным государствам. Вот фрагмент высказываний Джима Рикардса на эту тему: «В следующие несколько лет мы увидим выпуск СДР для международных организаций, таких как ООН и Всемирный банк, которые будут потрачены на инфраструктуру по изменению климата и другие любимые проекты элит без надзора со стороны каких-либо демократически избранных органов».

В июне в Англии прошла встреча G-7 («Большой семерки»). Большинство СМИ выделило такие ключевые вопросы встречи: вакцинация в мире; борьба с климатическими изменениями; меры по стабилизации мировой экономики.  Незаслуженно забыта еще одна ключевая тема: вопрос о проведении Международным валютным фондом эмиссии СДР.

Все участники единодушно поддержали проведение такой эмиссии. Все согласились с первоначальной суммой (эквивалент 650 млрд. долл.) и сроками (до конца лета). Поднятый на встрече вопрос об изыскании дополнительных 100 млрд. долл. развивающимся странам на проведение вакцинаций и борьбу с климатом решен не был. Дискуссии на эту тему, вероятно, будут перенесены в совет директоров Фонда.  

Средняя оценка: 4.6 (голоса: 11)

Видео