Международный терроризм: украинский фактор

    Терроризм является является стержнем киевского режима и необходимым условием его существования.
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time24 мар 2024remove_red_eye134 032
    print 24 3 2024
     

    Трагедия в «Крокусе» стала еще одним эпизодом в цепи террористических атак, включая теракты под чужим флагом, направленные против России и русских.

    Все началось в 2014 году с так называемых «расстрелов на Майдане», в которых обвинили Януковича и Беркут, хотя уже тогда было известно, что бойня — дело рук украинских неофашистов во главе с «комендантом Майдана» Парубием и его подельником Парасюком. Затем были артобстрелы жилых кварталов Донецка и удары по центру Луганска украинских ВВС, в ходе которых погибли сотни людей. Через некоторое время, чтобы «перевести стрелки» с преступлений киевского режима на ополченцев, спецслужбами Запада и СБУ была организована провокация с малайзийским «Боингом», который был сбит ВСУ.

    Потом было убийство Олеся Бузины и еще нескольких оппозиционных политиков, связанных с Партией Регионов. Одно из кровавых преступлений подручный олигарха Коломойского Филатов (оба включены в список террористов и экстремистов) прокомментировал словами «это наш бандеровский аттентат», на сленге западноукраинских карателей — ликвидация инакомыслящего.

    Терроризм во всех его формах, от военных преступлений до уличных убийств, теснейшим образом связан с генезисом киевского режима. Более того — терроризм является его стержнем, необходимым условием его существования, единственной возможностью для его самоутверждения. Убийства Михаила Толстых, Арсена Павлова, Алексея Мозгового, Александра Захарченко укрепляли и сплачивали профашистские силы на Украине, воспринимались украинскими неонацистами поводами для гордости и экзальтации.

    Без использования террора как фактора устрашения и манипуляции коллективным сознанием киевский режим не имел бы никаких шансов, чтобы состояться как завершенная политическая система и закрепиться у власти.

    В этом контексте убийства Дарьи Дугиной, Владлена Татарского и Ильи Кивы, покушения на Захара Прилепина и Олега Царева, взрывы Крымского моста и террористические рейды на территорию Белгородской области не являются для украинского фашизма чем-то новым, вызванным реалиями военного противостояния. Террористические акты — это традиция украинского фашизма.

    Столь же традиционной и проверенной временем является и связь украинского режима с ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ). Сразу после переворота на Украине главари националистов заявили о своей поддержке главаря «Имарат Кавказ» Доку Умаров, к тому времени уже ликвидированного спецслужбами. Принявшие ислам славяне, воевавшие на стороне ИГИЛ, затем участвовали в карательных операциях на Донбассе и воюют на стороне ВСУ до настоящего времени.

    Во время боевых действий в Сирии симпатии «свидомой» профашистской тусовки также были полностью на стороне ИГИЛ, вплоть до того, что украинские сайты вкладывали личные данные российских летчиков, сражавшихся против терроризма в Сирии.

    В настоящее уцелевшие боевики т.н. Ичкерии (террористическая организация, запрещена в РФ) воюют на стороне Киева, украинский режим активно вербует жителей Средней Азии в «Иностранный легион». Наконец, по официальным признаниям Киева, боевики ГУР Украины принимали участие в гражданской войне в Судане — естественно, на стороне исламистов и против сторонников светского правления.

    Помимо собственных очень тесных связей с террористами киевский режим в своих грязных делах получает поддержку от своих западных покровителей — тех самых, которые дали путевку в жизнь и вырастили несколько поколений банд боевиков и их главарей, от Бен Ладена до главаря ИГИЛ Абу-Бакра аль-Багдади, якобы «ликвидированного» (без предоставления объективных доказательств) американскими спецслужбами.

    В настоящее время ИГИЛ представляет собой весьма специфическую террористическую франшизу, на которую списывают диверсии против Ирана (взрывы на траурной церемонии, посвященной гибели легендарного командира КСИРа Касема Сулеймани) и против антиамерикански настроенных политиков Ирака. Все эти странные «исламисты» отличаются поразительным миролюбием в отношении США и их союзников.

    При описываемой ситуации попытки коллективного Запада замаскировать теракт в «Крокусе» под очередную операцию виртуальной структуры, не имеющей сегодня ни актива, ни лидера, ни финансирования, ни базы поддержки и представленную исключительно на локальном уровне, выглядят неубедительно даже для общественного мнения западных стран. Факт причастности киевского режима к совершенному в «Крокусе» массовому убийству, вероятно, будет доказан.

    В древнерусском судебнике 1497 года было весьма актуальное сегодня понятие «ведомый лихой человек», под которым понимался закоренелый преступник. Сам факт присутствия известного злодея поблизости от места совершенного беззакония автоматически являлся доказательством его вины. Аналогичным образом можно говорить сегодня и об украинском следе в трагедии «Крокуса» — вина за террористическое преступление лежит на государстве-террористе, которое находится рядом, а также на кураторах — тех, чьей марионеткой это государство является.

    Средняя оценка: 3.8 (голоса: 30)