Провал митингов Навального: результаты и выводы

События 23 января показали, что нас ждёт возгонка протестов: в России готовят не трансфер – в России готовят Майдан
Аватар пользователя Елена Панина
account_circleЕлена Панинаaccess_time24 янв 2021remove_red_eye967
24 1 2021
 

События минувшей субботы 23 января 2020 имеют две достаточно четко обособленные стороны.

Первое. Для победивших в США, и в целом на Западе, либеральных глобалистов Россия остается принципиальным врагом. Но им все равно нужен повод для усиления давления.

Второе. Кейс Навального показал несостоятельность официальной молодёжной и информационной политики. В стране по-прежнему нет идеи будущего, нет консенсуса по прошлому, нет удовлетворения настоящим.

Что касается Запада, то ему было необходимо, чтобы на картинке в телевизоре протест выглядел масштабно. Требовалось показать своей западной аудитории, что протесты в России есть. И что уровень народного недовольства настолько велик, что в митингах участвуют даже дети, которых «бронированные силовики» безжалостно разгоняют.

Для западных глобалистов это достаточное основание чтобы «выступить на защиту мировой демократии» и броситься усиливать всевозможные санкции «против тоталитарного государства и антинародного российского режима».

С очень простой целью. В сентябре нынешнего года состоятся выборы в российский парламент. Шансов у ставленников Запада провести туда хоть сколько-нибудь значимые свои партии, совершенно точно нет. Значит, и расколоть потом государственный механизм через создание противостояния между Госдумой и президентом, уже нереально.

Остается попытка реализовать сценарий: отказать в легитимности итогов парламентских выборов 2021 года, а затем и президентских выборов 2024 года «по трамповскому варианту», то есть через противопоставление государства и масштабных эмоциональных уличных протестов. А еще лучше накалить ситуацию таким образом, чтобы сменить власть в России до 2024 года в результате «цветной революции».

Правда, если судить по многочисленным попыткам откровенного провоцирования полиции на максимальную жесткость, главная цель организаторов этого шабаша – массовое пролитие крови перед телекамерами – осталась недостигнутой. Слишком четкими, выверенными, выдержанными и профессиональными оказались действия российских сил правопорядка.

Да и реальный масштаб беспорядков вышел сильно ниже ожидавшегося их организаторами. Если складывать отчеты с мест, то в миллионном Краснодаре на улицу удалось вывести всего 3-3,5 тыс. человек. В Белгороде, из 400 тыс. жителей на площади собралось максимум 700. Даже в Москве – многомилионном мегаполисе, активная протестная аудитория не превысила 20 тысяч человек.

Иными словами, штабу Навального удалось мобилизовать не более 0,15% от всего населения России, в которой проживают 149 млн граждан. Причем, изрядная доля протестующих оказалась подростками, вообще слабо понимавших за что или против чего они «пришли выражать свою гражданскую позицию».

Означает ли это, что нужно недооценивать сам факт массовых выступлений в ряде городов России и продолжать следовать прежней политике по целому ряду вопросов? Думаю, что субботняя акция – это только проба пера, и, если не переосмыслить подходы, в частности к молодежной и не только политике, протестная волна будет нарастать.

Если разобраться, в стране не всё так уж плохо. Нет большой безработицы, постепенно рассасывается постковидный кризис, хотя он ещё долго будет довлеть над всеми странами мира. Что же толкает людей на протесты и необъяснимую агрессию?

Российское общество давно и глубоко психологически травмировано. Агрессия в быту проявлялась ещё в позднем СССР, но её объясняли просто: «Все беды от бедности». Потом в 90-е годы агрессии стало еще больше, так как у большинства населения появилось чувство несправедливости и обворованности от присвоения небольшой группой людей общей собственности.

Одновременно из школ ушло воспитание и нравственный образец. Подрастало поколение без руля и ветрил, растлеваемое с детства и поощряемое к агрессии. Многое, из того, что они видели вокруг себя, порождало злобу, корысть и непонимание, почему одним все, а другим ничего.

Когда в большинстве своем молодежь поняла, что иллюзии напрасны и реальных «социальных лифтов» для нее нет, она превратились во взрывоопасный материал. С ней никто не работал. Это было и остается незаполненной нишей. И тогда к ним пришёл Навальный со словами «Я пришёл дать вам волю», который стал их змеем-искусителем, но не стал вождём.

Те, кто вышел на улицы 23 января, в большинстве своем не являются сторонниками Навального и его повестки. Они вообще мало в курсе всего этого. Поражает большое число пьяных, социопатов и психопатов, истеричных субъектов от порога совершеннолетия до пенсионного возраста.

При этом в малых и средних городах люди на площадях обсуждали не повестку Навального, а городские темы – несанкционированные застройки, утилизацию мусора, проблемы местной жизни. Что лишний раз подчеркивает неудовлетворенность людей решением местных проблем. Хотя сам факт успешности привлечения даже тех, кто вышел на улицы, говорит о серьезном изменении информационного и понятийного пространства, в котором сейчас идет накат на Россию.

Вообще, информационная политика – слабое место нашей власти. Тут привыкли брать количеством, а не качеством. Креатив – явление редкое. Особенно в части воздействия на молодежную среду. Язык, которым наши СМИ разговаривают с молодежью, это примерно то же самое, что говорить с ней на древнегреческом. Тогда как те, кто посредством интернет-ресурсов призывали молодежь на митинги, объяснялись с ней на понятном ей языке и понятными символами.

События 23 января показали, что нас ждёт возгонка протестов, и белорусский сценарий нам в помощь. Методичка та же. Соцсети, ЛОМы, студенты, эксперты, артисты, спортсмены, учёные, журналисты, «Я/мы Иван Голунов» и всё такое прочее. В России готовят не трансфер – в России готовят Майдан.

Можно ли решить проблему Навального только силовыми методами? Безусловно, закон есть закон, и в случае его нарушения должна быть ответственность. Но надо отделять одно от другого – его персону и проблемы, стоящие перед обществом.

Многое в этих протестах объясняется отсутствием позитивной социальной идеи на уровне базовых смыслов. И если мы их не выработаем в ближайшее время, стабильность, достигнутая сейчас и неосознаваемая новым поколением, в ближайшее время окажется утраченной. Вы спросите, о какой стабильности идет речь?

Достаточно сравнить жизнь россиян сегодня с 90-ми годами: месяцами не выплачиваемые зарплаты, пенсии; голодные шахтеры, перекрывающие дороги; развал инфраструктуры, сплошь и рядом уличные барахолки, бегающие крысы по улицам больших городов, отсутствие каких-либо никаких социальных пособий.

Сегодня для преодоления системного кризиса России требуется четко обозначенная, публично оформленная, веско обоснованная и понятная обществу долгосрочная конечная цель и система управления, позволяющая людям оценивать степень верности или ошибочности принимаемых властью тактических решений.

Елена Панина - директор Института РУССТРАТ.

Средняя оценка: 5 (голоса: 11)

Видео