G7 и G20: Два клуба в мировой экономике

    Приглашения других стран в эту группу было связано с попытками западного неолиберального блока легитимизировать свои действия для остального мира, заручившись присутствием государств Азии, Африки и Латинской Америки.
    Аватар пользователя Леонид САВИН
    account_circleЛеонид САВИНaccess_time25 апр 2023remove_red_eye380 689
    print 25 4 2023
     

    19–21 мая 2023 г. в японской Хиросиме состоится саммит G7. Уже сейчас очевидно, что он пройдет в атмосфере западной исключительности, о чем говорят результаты последней министерской встречи в городе Каруидзава, где высокопоставленные дипломаты из «Большой семерки» выразили свою позицию по ряду вопросов. Среди них — неодобрение в адрес ряда стран, а также явно голословные заявления, сделанные в надежде набрать очков перед представителями других стран, ведь доверие к коллективному Западу стремительно падает.

    Все это было отражено в пространном коммюнике на двадцать страниц от глав министерств иностранных дел стран Большой семерки (+ представителя ЕС), опубликованном 18 апреля.

    Нужно отметить, что министры иностранных дел Канады, Франции, Германии, Италии, Японии, Великобритании и США, а также Высокий представитель Европейского союза заявили о своей приверженности «поддерживать и укреплять свободный и открытый международный порядок, основанный на верховенстве закона» — систему, которая появилась после Второй мировой войны, значительно укрепилась после распада СССР, и в которой в значительной степени доминируют США. До недавнего времени она оставалась практически неоспоримой, но поворот к многополярности шаг за шагом подтачивает ее основы. Панически пытаясь сохранить свою гегемонию, Вашингтон и придумывает очередные способы и причины для оправдания этой однополярной и паразитической модели, а его сателлиты вынуждены ему способствовать, даже если это не идет им на пользу.

    Выступая перед прессой, министр иностранных дел Японии Есимаса Хаяси прямо сказал, что одно из обязательств G7 — это «решительное возражение против односторонних попыток изменить статус-кво в любой точке мира», что является желаемой целью Китая и России, которые работают над созданием единого экономического пространства многополярного мирового порядка.

    Что касается различных проблем и угроз, то западные политики на первое место в списке поставили Россию, при этом отметив даже «использование в качестве оружия еду и энергетические ресурсы». Хотя именно Запад вводил санкции, взорвал трубопровод «Северный поток» и вводил ряд запретов на поставки различной продукции из России. Явно, что именно Запад, во главе с США использует в качестве оружия все доступные им сферы деятельности, включая гуманитарное право. И с помощью своих СМИ пытается проводить агрессивную пропаганду, где большая часть информации — это грубая дезинформация.

    На втором месте упомянут Индо-Тихоокеанский регион и деятельность АСЕАН, но довольно кратко.
    А далее сразу идет речь о Китае, который, как и Россия обвиняется в разрушении G7 озабочены эскалацией и напряженностью вокруг Тайваня, но также и другими вопросами. При этом некоторые положения выражены в императивном порядке: «воздерживайтесь от угроз, принуждения, запугивания или применения силы. Мы по-прежнему серьезно обеспокоены ситуацией в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях. …Нет никаких правовых оснований для экспансивных морских притязаний Китая в Южно-Китайском море, и мы выступаем против милитаризационной деятельности Китая в регионе».

    За Китаем следует Северная Корея, при этом говорится не только о программах ядерного оружия и баллистических ракет (на что как суверенная держава КНДР имеет полное право), но и о каком-то «гуманитарном кризисе» внутри страны и «систематических нарушениях прав человека». Этот пассаж явно носит характер вмешательства во внутренние дела страны.

    Далее с таким же пылом осуждается руководство Мьянмы, Афганистана и Ирана. При этом Ирану еще приписывается «дестабилизирующая деятельность, включая передачу ракет, БПЛА и связанных с ними технологий государственным и негосударственным акторам и прокси группам». Также осуждается поддержка Ираном России и, конечно же задержания внутри страны.

    Огромный блок посвящен вопросам разоружения, которое G7, якобы, поддерживает. Тогда зачем расширять НАТО и поставлять оружие киевскому режиму и Тайваню? Также довольно лицемерным выглядит заявление о следовании правилам ООН, включая решения Генассамблеи и Совета безопасности. У G7 явно короткая память — вторжение в Ирак в 2003 г. со стороны США при поддержке Британии осуществлялось без согласия ООН. Также как и бомбардировка и оккупация Афганистана, откуда США и их пособники бежали с позором двадцать лет спустя.

    Показательно, что Китай сразу же отреагировал на данное коммюнике. Во время своей очередной пресс-конференции министр иностранных дел Китая Ван Вэньбинь заявив, что G7 «грубо вмешалась во внутренние дела Китая и злонамеренно очернила и дискредитировала Китай». А само коммюнике отражает «высокомерие, предубежденность и преднамеренное желание группы блокировать и сдерживать Китай. Мы сожалеем и отвергаем это и сделали решительный демарш в адрес принимающей страны Японии».

    Министр упомянул, что «Большая семерка» пытается манипулировать нарративами, чтобы ввести общественность в заблуждение. И она ни в коем случае не может говорить от имени международного сообщества.

    Ван Вэньбинь также отметил явные противоречия в документе G7 и дал справедливые характеристики: «„Большая семерка“ ставит себя на место судьи и делает бессмысленные замечания по поводу политики других стран в области стратегической безопасности и контроля над вооружениями, постоянно подрывая международную систему ядерного разоружения и нераспространения. Как такое поведение может завоевать доверие международного сообщества? США располагают самым большим и передовым ядерным арсеналом в мире. Она вышла из договоров и организаций, касающихся контроля над вооружениями, придерживается политики ядерного сдерживания первого применения, продолжает модернизировать свою ядерную триаду, укрепляет и пытается воспроизвести договоренности о совместном использовании ядерного оружия и продвигает передовое развертывание стратегических сил. США стали единственным наиболее разрушительным элементом и крупнейшим источником рисков для международного мира и безопасности. Более того, США и Великобритания открыто передают Австралии атомные реакторы для подводных лодок и оружейный высокообогащенный уран, что создает серьезные риски распространения ядерного оружия и противоречит объекту и цели Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО).

    Я хотел бы подчеркнуть, что Япония, которая поочередно председательствует в G7, заняла очень лицемерную политическую позицию в области контроля над вооружениями. Япония долгое время характеризовала себя как жертву ядерных взрывов и сторонницу мира, свободного от ядерного оружия. Но на самом деле Япония удобно устроилась под ядерным зонтиком США, и она выступает против отказа США от применения ядерного оружия первыми и препятствует этому. Некоторые японские политики даже предполагают возможность совместного использования ядерного оружия с США. Кроме того, японское правительство проигнорировало интересы международной общественности, настаивая на сбросе загрязненной ядерным оружием воды с АЭС „Фукусима“ в океан. Этот шаг навлек непредсказуемый риск ядерного заражения на людей по всему миру.

    Мы еще раз призываем „Большую семерку“ прекратить очернять другие страны и прекратить разжигание антагонизма и конфронтации. Им необходимо задуматься о своей собственной политике стратегической безопасности, добросовестно выполнять соответствующие международные обязательства по контролю над вооружениями и нести надлежащую ответственность за мир и безопасность во всем мире».

    Критика со стороны Китая была весьма кстати. Ибо при строительстве многополярного мира необходимо развенчивание мифов и ложных нарративов коллективного Запада.

    Кстати, является ли G7 действительно «большой»? Ведь когда формировался этот клуб, то доля в мировой экономики этих стран была совсем иной. А теперь ВВП Китая почти приблизился к ВВП США, а остальные члены G7 в своей совокупности имеют примерно такой же ВВП, как у КНР.

    В этом отношении более сильным весом обладает G20, а не G7 и в этом году будет интересно наблюдать за позицией Индии, получившей после Индонезии кресло председателя организации.

    Как пишет Картик Начяппан, «повестка дня Индии в „Большой двадцатки“ на сегодняшний день выглядит амбициозной и сосредоточена на том, что Дели считает важнейшими глобальными вызовами: изменение климата и устойчивый рост, расширение прав и возможностей женщин, цифровые общественные блага, продовольственная безопасность и реформа международных финансовых институтов. По мере продолжения обсуждений в рабочих группах G20 можно понять, что Индия надеется сделать основным направлением деятельности G20: политика и неравенство глобального развития, ярко проявившиеся в Covid-19 и украинском кризисе, без официального определения последнего в качестве основной причины».

    Действительно, Индия хочет многого, но на самом деле, получится ли у Нью-Дели реформировать нынешние институты на благо развивающихся стран и Глобального Юга?

    Необходимо помнить, что изначально идея создания G20 исходила от президента США Билла Клинтона, который на встрече Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества в 1997 году предложил странам «Большой семерки» пригласить министров финансов из группы «системно значимых» экономик для обсуждения путей реагирования на кризис. В начале 1998 года министр финансов США Роберт Рубин организовал встречи министров финансов и управляющих центральными банками из 22 стран. Эта группа также получила назание «Группа Уилларда».

    А первый саммит G-22 прошла в Вашингтоне в апреле 1998 года в кулуарах весенних встреч Международного валютного фонда и Всемирного банка. В начале 1999 года G-22 была заменена гораздо большей группой из 33 стран, но эта тенденция развития не получила.

    Как видим, изначально G20 родилась из глубин коллективного Запада. Официально — «с целью создания нового механизма неформального диалога в рамках Бреттон-Вудской институциональной системы, расширения диалога по ключевым вопросам экономической и финансовой политики между системно значимыми экономиками и содействия сотрудничеству для достижения стабильного и поступательного мирового экономического роста, который приносит пользу всем». Нужно отметить, что вместе с государствами МВФ и Всемирный банк также являются частью G20, которые продолжают обслуживать интересы небольшой группы западной элиты.

    Да и изначально все дискуссии в этой группе были направлены на предотвращение и разрешение системных финансовых кризисов, а не реформирование неолиберальной модели глобальной экономики. Но очередной финансовый кризис 2007—2008 гг., за которым стояла спекулятивная политика американского олигархата, предотвратить не удалось, следовательно, G20 оказалась не эффективна.

    С другой стороны очевидно, что приглашение других стран в эту группу было связано с попытками западного неолиберального блока легитимизировать свои действия для остального мира, заручившись присутствием государств Азии, Африки и Латинской Америки. Поэтому, несмотря на намерения Индии, вряд ли ей удастся произвести серьезные сдвиги, но любые попытки девестернизации будут приветствоваться глобальным большинством.

    А если говорить о действительных попытках коллективного взаимодействия по устранению различных проблем, то лучше обратить внимание на G77.

    Средняя оценка: 5 (голоса: 3)