Белорусский кризис: ошибки диагноза и ошибки рецептов

Аватар пользователя Админ
account_circleАдминaccess_time27 авг 2020remove_red_eye4 519

По теме белорусского кризиса многие аналитические ресурсы изложили достаточно интересные детали и дали точные характеристики ситуации. Однако когда дело доходит до рецептов, возникает некоторое недоумение от наличия того, что принято называть политической наивностью.

Это тот случай, когда ситуация рассматривается не через призму конфликтологии, а через призму устоявшихся журналистских мифов времён начала перестройки и общечеловеческих ценностей – эпохи, когда мировоззрение аналитиков, видимо, только формировалось.

Усвоенное в юности, это мировоззрение претерпело ряд существенных корректировок под воздействием реальности, но его матрица пробивается в виде стремления достигнуть неконфликтного сценария как наиболее оптимального для всех участников, сочувствующих и наблюдателей.

Центр политической конъюнктуры опубликовал комментарий под названием «Белорусский кризис: десять тезисов», где точные констатации сочетаются со спорными предложениями. Есть смысл кратко рассмотреть их содержание, чтобы попытаться отделить зёрна от плевел и  не впасть в ошибку, которая будет основой стратегии. Вот эти  тезисы.

1. Внутренние факторы кризиса. Здесь делается верная констатация несоответствия персоноцентричного режима власти и полицентричного состояния белорусского общества, не находящего в политической системе страны адекватного реагирования на свой социальный запрос.

Жесточайший контроль политического пространства не оставлял Кремлю возможностей проникновения, и потому пророссийских кандидатов на выборах в Белоруссии нет. В то же время все западные институты развивались там именно при поддержке политического руководства страны.

2. Отложенный геополитический фактор. Делается констатация, что если ничего чрезвычайного не случится, вопроса о геополитическом выборе  Белоруссии пока не возникнет. Чрезвычайным считается вмешательство России или ЕС в политику РБ, но если демократизация РБ продолжится, вопрос о таком выборе встанет. Объективной причиной для этого названы активные связи РБ с ЕС и с РФ.

Сама постановка вопроса в такой плоскости – это уже ошибка. В РБ нет отложенного вопроса о геополитическом выборе. Он возник с первого дня существования сепаратного положения РБ от РФ и существует до тех пор, пока не произойдёт реального становления Союзного государства.

Этот выбор совершается не сам по себе, а под мощнейшим давлением России и Запада. Это давление не прекращается ни на минуту. И это игра с нулевой суммой: если одна сторона выигрывает, другая проигрывает. Это конфликт, не имеющий компромисса.

Из области политического мифа тезис об активных связях РБ с Россией и Европой. С Россией – да, с Европой – нет. РБ существует исключительно при поддержке России, и роль ЕС здесь очень мала. Не считать же активными связями польскую контрабанду и экспорт бензина из российской нефти и калийных удобрений.

Ошибочный диагноз влечёт ошибочный рецепт. Абсолютно никак не упоминается искусственный характер насильственной белорусизации в РБ. Искоренение русского языка, использование властью символики БНФ, ставшего одним их самых активных «свергателей» нынешнего разжима – всё это не спонтанный и естественный процесс, а полностью управляемый, и притом с Запада.

Тезис о том, что какие-то силы возникнут в Белоруссии в новой системе и поставят вопрос, к которому России надо готовиться – это уверенность, что творог добывают из вареников. Увы, каждый творог кто-то готовит заранее. А вкладывает его уже в соответствии со своими желаниями и возможностями.

3. Потеря легитимности. Верные констатации – легитимность потеряна, но спорен тезис о невыгодности РФ превращения РБ в failed state. России невыгоден захват государства РБ институтом Запада, а сейчас оно наполовину таково. Такое state России невыгодно. И сохранять его – это работать на чужой геополитический интерес.

Надо твёрдо сказать: все тезисы о белорусском нейтралитете – это ложь. Нейтралитет РБ – это ширма для медленного транзита на Запад за счёт российских дотаций. Или РБ будет ассоциирована с РФ, или из неё вырастет вторая Украина. В сохранении такого государства в РБ Россия точно не заинтересована. Как и Западу не нужна нейтральная к России Белоруссия.

Коллапс режима Лукашенко де-факто уже наступил. России нужен управляемый ею, а не Западом белорусский трансфер, и не консервация статуса-кво без определённых перспектив на интеграцию. Никакие самопроизвольные процессы формирования белорусского общества невозможны, это всегда продукт информационного и политического давления или РФ, или ЕС. Коротко: РБ может быть или в составе Речи Посполитой, или в составе Союзного с Россией государства. Третьего не дано, и из этой парадигмы необходимо исходить.

4. Вмешаться, чтобы вынудить Лукашенко уйти. Верный тезис о необходимости российской активной позиции в направлении передачи власти Лукашенко приемлемому для России политику. Запад борется в Белоруссии за то же самое, но уже в своих интересах.

Белорусский общественный консенсус строится на неприемлемости пребывания Лукашенко на своём посту весь следующий срок. Вместе с тем неприемлем и неконституционный уход Лукашенко и передача власти самопровозглашенным органам, сформированным под влиянием Запада.

5. Быстрый уход Лукашенко — оптимальный вариант. Для России важен не темп ухода Лукашенко, а способность не допустить при этом перехвата управления Западом. Делается вывод об ошибочности последовательности реформы в РБ: конституционная реформа – выборы президента и парламента. Это считается фактором затягивания времени пребывания у власти нелегитимного президента, что якобы усилит оппозицию. И потому стоит сначала провести выборы, а потом менять Конституцию.

Но это ошибка. Конституционная реформа определяет основы будущего белорусского государства. И по этой Конституции будут формироваться все белорусские институты и их регламенты. Это создаёт управляемость трансфера, притом управляемость Россией.

Обратный порядок даёт управление в руки Запада: когда нет конституционных рамок, новые президент и парламент – это коты в мешке. Ведь именно в процессе борьбы за конституционную реформу будет проходить ротация белорусских элит. Учитывая слабость позиций России в РБ, вероятность попадания в эти институты сил, на которых на Западе имеются серьёзные рычаги влияния, крайне высока. И потому здесь спешка неуместна. Как можно меньше экспромтов на белорусском направлении.

Вместе с тем, затягивать процесс конституционной реформы нецелесообразно, так как этот период, безусловно, будет использован Западом для дальнейшего раскачивания ситуации в республике.

6. Прецедент новой модели поведения на постсоветском пространстве. Это тезис о том, что конструктивное поведение России в белорусском кризисе подорвёт западные негативные стереотипы о ней. Россию полюбят в СНГ. Запад удивится и пойдёт на восстановление отношений с Россией. Удивительная политическая наивность из эпохи «нового мЫшления» и «общечеловеческих ценностей».

7. Усиление диалога с ЕС. Здесь нужна прямая цитата из тезисов ЦПК: «Россия и ЕС имеют шанс внести совместный позитивный вклад в урегулировании белорусского кризиса. Они могут совместно договориться о передачи власти, проведении выборов и обеспечить гарантии всем участникам, что кампания и голосование пройдут честно.

Вместе с тем, главный принцип, который может объединить Россию и ЕС, — никто не должен тянуть одело на себя, чтобы не усугублять кризис. Смена власти в Минске не должна менять геополитическое статус-кво, не должна ставить под вопрос существование Союзного государства и членство Минска в ОДКБ».

Откуда уверенность в том, что ЕС не нужен кризис в РБ? Может поляки или прибалты это продемонстрировали? Или они уже не члены ЕС? Или немцы готовы принять Союзное Государство? Ещё один поразительный пример политической наивности и идеализма.

В ЦПК действительно считают, что два острейших геополитических соперника мирно объединятся на спорной территории? Откажутся от своих притязаний, и Запад признает статус-кво? Видимо, для этого он вложил столько сил и денег в отрыв РБ от РФ на протяжении четверти века и теперь так близок к победе.

8. Превращение Белоруссии в парламентскую республику. Самый ошибочный тезис из всех перечисленных: «Если президент сохранит большие полномочия, то высоки риски того, что каждая кампания по выборам главы государства будет превращаться в геополитическое противостояние, которое России выгодно избежать. Президентская власть вместо объединения страны будет ее раскалывать и актуализировать тлеющие антироссийские сантименты».

Страну раскалывает не президентская власть, а русофобия Лукашенко и насильственная белорусизация. Превращение белорусского парламента в польский Сейм, а президента в польского короля – вот самый верный путь раскола и транзита РБ на Запад. Перекупить несколько марионеточных партий – как говорил Остап Бендер, «при современном развитии печатного дела на Западе это такой пустяк, о котором смешно говорить». Украина в пример.

9. Усложнение белорусского направления. Статус «всё сложно» - это давнишний статус России в отношениях с Лукашенко. Тезис о том, что Россия с уходом Лукашенко получит мешок неожиданностей,  верен и несколько противоречит пунктам 4 и 5.

Но опять возникает ошибочный тезис о нейтральном статусе Белоруссии. Нейтральная от России Белоруссия – это не союзная, а латентно прозападная Белоруссия, и притом всё менее латентная, и всё более прозападная – просто по закону об окнах Овертона. Белорусский нейтралитет  – это тезис о мосте между Россией и Западом. Только правила движения по этому мосту будут определять Запад и его ставленники в РБ, превращая мост в санитарный кордон.

Нет и не может быть на осколках СССР нейтральных к России лимитрофов. Это тезис нужно заклеймить раз и навсегда или как величайшую глупость, или как такую же величайшую диверсию.

России вредно искать в Белоруссии конкурентной политики. Это означает согласие на наличие там подрывных антироссийских элементов, укоренённых во власти. Мифы о конкуренции надо оставить детям «Прожектора перестройки». Мы видим, какая «конкуренция» на самом деле в современном мире.

Ошибочен тезис о том, что если у РБ велика экономическая зависимость от РФ, то у Кремля найдётся в РБ много сторонников. У Украины тоже была велика зависимость от России. Ну и где там эти сторонники? И где они в Белоруссии? Довольно странные представления о природе геополитического влияния у авторов статьи из ЦПК.

10. Востребованность новых подходов работы. Это бесспорно. Но и тут не обошлось без парадоксов: «России придется выстраивать партнерские отношения с политическими режимами, развитие некоторых из которых идет в противоход развитию внутриполитической ситуации в самой России». В переводе на русский это означает: «России придётся подкладываться под диктаторские русофобские режимы».

Возможно и так, но такое положение не есть целевая функция российской политики, а временное и переходное состояние на пути к перехвату господства у Запада. Умной политикой будет лишь та, которая не выстраивает партнёрских отношений с русофобскими режимами и их царьками, а жёстко и безусловно подчиняет их своим национальным интересам.

Геополитический конфликт не знает компромиссов. Ни США, ни Китай, ни ЕС не ищут партнёрства с вассалами. Они или господствуют, или теряют господство. Идея партнёрства с вассалами чужих центров силы – это капитуляция в обёртке рационализации. Для России это категорически неприемлемо. Иначе это грозит её уничтожением.

Средняя оценка: 4.1 (голоса: 66)

Видео