США могут проиграть хуситам морскую войну

    Кажущаяся несопоставимость военных потенциалов может стать опасной для Запада иллюзией.
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time27 дек 2023remove_red_eye78 670
    print 27 12 2023
     

    Осложнение ситуации в Красном море, где взявшие власть в Йемене хуситы пригрозили топить любые суда или корабли, имеющие отношение к Израилю, вызвало закономерную реакцию. США объявили о намерении «проецировать силу» в составе мощной международной коалиции, чтобы вернуть в регион пресловутый «порядок, основанный на правилах».

    На самом деле, реализация такого плана может оказаться крупной проблемой для США. Первыми признаками стала нестабильность коалиции. В общей сложности двадцать стран согласились принять участие в затее Вашингтона, но корабли готовы предоставить только США, Британия и Греция. Италия, Испания и Франция отказались передавать свои корабли под командование США — они готовы подчиняться только командованию НАТО или ЕС.

    То есть, потенциальный конфликт в значительной степени ляжет на плечи США. И тут важно понять, какой именно это будет конфликт.

    После Второй мировой войны США развивали флот с намерением постоянно угрожать противнику. Флот США был экспедиционным — имевшим минимальную зависимость от береговой и внутренней инфраструктуры с точки зрения материально-технического обеспечения на море.

    Однако, в конце холодной войны военно-морской флот США начал сокращать свой экспедиционный потенциал и стал больше полагаться на базы союзников и сателлитов. Произошла эволюция в системах вооружения, основным элементом ПВО, противолодочной борьбы и ударов по земле стали системы вертикального пуска (СВП). Несмотря на то, что эта система сейчас является стандартом, перезарядка СВП в море может быть проблематичной.

    В 1990-х годах у США последовательно падал интерес к ремонтным судам и развитию береговых баз с центрами МТО. Серьезно деградировали такие необходимые для экспедиционного флота навыки, как поисково-спасательные работы и устранение боевых повреждений.

    Каждый эсминец США несет примерно 90 ракет (возможно, несколько больше). Их основная задача — защищать американский авианосец, который они прикрывают. Задача израсходования этого арсенала не выглядит невероятной: ракет у хуситов много, как и ложных целей, а также немало дронов. После боя эсминец должен отойти в ближайший порт для перезарядки — а защищаемый объект, авианосец, должен последовать за ним.

    Если хуситы сохранят темпы атак и будут иметь постоянные поставки беспилотных летательных аппаратов и ракет (что представляется вероятным), затраты на поддержание военно-морского присутствия — включая затраты на управление кораблями на расстоянии — быстро возрастут и составят десятки миллиардов долларов.

    Каждая из ракет Aegis стоит не менее 500 000 долларов, а с учетом фактических издержек — до 2 миллионов долларов. Но стоимость тут не главное: у США ограниченный запас этих ракет ПВО и нет действующих промышленных мощностей для быстрого производства новых, чтобы восполнить дефицит.

    В очередной раз уместно вспомнить Украину, которая максимально нервно реагирует на любые другие направления потребления оружия и боеприпасов.

    Однако, неправильно сводить оценку конфликта асимметрией стоимости средств хуситов и США, с фокусировкой на делах ВМФ. Правильный расчет — это соотношение стоимости ракеты и стоимости цели. Если атака беспилотника увенчается успехом, это может привести к крушению судна стоимостью от 50 миллионов долларов, а стоимость груза может составлять сумму на порядок большую.

    Не раз подчеркивалось, что ситуация парадоксальна: хуситы в целом неизмеримо слабее США, но конкретно в этот момент они могут нанести США чувствительное поражение на море. А задача нанести критический урон Израилю оказывается менее выполнимой, чем дестабилизация всей мировой торговли — по разным оценкам, через Красное море идет до 15% мировых контейнерных перевозок.

    Пока не собрана оперативная группа, грузоотправители меняют маршруты, уходя из Красного моря к маршруту вокруг Африки. Это делалось и раньше, когда Суэцкий канал был закрыт в результате арабо-израильских войн в конце 1960-х и начале 70-х годов. Но мировая торговля тогда составляла лишь часть от нынешнего уровня. Изменение маршрута через мыс Доброй Надежды увеличит время в пути (и стоимость топлива) на 60%, что сдвинет «вправо» значительную часть проектов и планов.

    Отбиваться от ракет и дронов без поражения средств, которые их выпускают, в описанных условиях дело совершенно бесперспективное. Силам хуситов не составит большого труда спрятать и себя, и склад беспилотных летательных аппаратов и ракет от США, поэтому операция коалиции должна быть не только морской, ей необходимо включать в себя сухопутную операцию и быть весьма масштабной. В этом уравнении есть неизвестная «Иран» — насколько он сочтет необходимым вмешиваться в такой конфликт.

    Случайно так вышло, или же это был элемент иранской стратегии, но текущая ситуация фактически не оставляет для США красивых, с точки зрения эффективности и престижа, выходов. Позволить хуситам топить суда, идущие в Израиль или связанные с ним — значит, потерять лицо. Выделенными силами устранить угрозу — не получится, а инициировать крупную операцию значит ещё сильнее напрягать цепочки военных поставок и разбрасывать силы между Украиной, Ближним Востоком и Тайванем.

    Урегулировать конфликт в Газе тоже пока не получается — все перспективные варианты Израиль в данный момент отверг. Однако, давление на Израиль со стороны «цивилизованного западного сообщества» оказывается меньшим злом по сравнению с прочими вариантами.

    Средняя оценка: 4.7 (голоса: 7)