«Правила контролируемой эскалации»: RAND презентовала «стратегии победы США над Китаем»

    Поскольку КНР обладает мощным ядерным арсеналом, по мнению авторов, США должны активно работать над ведением «ограниченной войны», о которой им не приходилось думать со времен Холодной войны.
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time28 апр 2024remove_red_eye7 628
    print 28 4 2024
     

    Американский аналитический центр RAND Corporation подготовил доклад «Военные теории победы США в потенциальной войне с Китаем». В данном докладе излагаются пять потенциальных «теорий побед» США в войне с Китаем из-за Тайваня и анализируются связанные с этим риски эскалации. Авторы обосновывают необходимость выполненной ими работы тем, что сегодняшний выбор силовой компоненты, на которую будут опираться США, повлияет на то, какие «теории победы» будут жизнеспособными и через десять лет.

    Кроме того, изучение «теорий победы» в мирное время имеет решающее значение для подготовки старших офицеров и гражданских специалистов к информированию будущих президентов США о вариантах развития событий, если стратегия сдерживания Китая не сработает и развернется военный конфликт.

    Авторы доклада начали анализ проблематики с концептуальных вопросов, указывая, что в отличие от конфликтов, которые США вели против таких стран, как Сербия и Ирак, война с великой ядерной державой повлечет за собой риски эскалации, с которыми США не сталкивались со времен холодной войны.

    Американские эксперты пытаются сформулировать «теорию победы» в конфликте, как историю причинно-следственных связей о том, как победить противника. Для этого необходимо определить условия, при которых противник примет поражение. Затем нужно сформировать конфликт таким образом, чтобы возникли такие условия.

    Также в докладе есть иное определение «теории победы» — «это „основные принципы“, объясняющие, как и почему стратегия будет работать, а не сами стратегии, которые предполагают более детальное рассмотрение того, как связать желаемые цели с доступными средствами». Хорошие теории победы должны иметь четкие политические цели, быть краткими, учитывать, как отреагирует противник (как в военном, так и в политическом отношении), а также учитывать, как отреагируют другие вовлеченные в конфликт страны (например, партнеры по коалиции).

    Поскольку КНР обладает мощным ядерным арсеналом, по мнению авторов, США должны активно работать над ведением «ограниченной войны», о которой им не приходилось думать со времен Холодной войны. Любая ограниченная война между великими державами, обладающими ядерным оружием, требует «намеренной сдержанности», поскольку, в отличие от региональных противников, оба игрока способны к катастрофической эскалации.

    В таких условиях неспособность найти эффективный баланс между стремлением к оперативному успеху и необходимостью управлять эскалацией с противником, обладающим ядерным оружием, представляет собой экзистенциальную угрозу США, говорится в докладе.

    Поэтому, жизненно важным компонентом ограниченных войн в ядерную эпоху является установление ограниченных политических целей в конфликте.

    Авторы доклада предлагают США определить узкую политическую задачу — добиться того, чтобы КНР не смогла физически контролировать Тайвань, а это не соответствует таким максимальным военным целям, как принуждение КНР принять политические условия, признающие независимость Тайваня, или свержение власти Коммунистической партии Китая (КПК).

    Поскольку США будут сражаться в коалиции, как минимум с Тайванем и, возможно, с другими странами, такими как Япония и Австралия, США столкнутся с проблемой управления коалицией, пытаясь убедить своих союзников также преследовать ограниченные политические цели.

    Ограничение используемых средств в конфликте также может играть стабилизирующую роль, также могут быть наложены ограничения на географию и применяемое оружие. В совокупности «проявление сдержанности» в достижении желаемых целей и средств, используемых для их достижения, дает наилучшие шансы на успех при управлении эскалацией, говорится в докладе.

    Однако, атака на лидеров КНР или ее ядерные силы может убедить КНР в том, что война на самом деле не является ограниченной. Американцы справедливо опасаются, что Пекин будет исходить из того, что США могут почувствовать искушение преследовать амбициозные цели, которые угрожают жизненно важным интересам Китая или даже его существованию.

    Далее авторы доклада приводят градацию исходов военного конфликта:

    — Полная победа, когда государство достигает своих политических целей, что влечет за собой навязывание своей воли побежденной стороне (по сути, безоговорочная капитуляция);

    — Ограниченная победа, которая влечет за собой достижение определенных политических целей, которые, однако, не соответствуют тому, что предпочел бы победитель, если бы он имел полный контроль над условиями мира (по аналогии победы Великобритании в битве за Фолкленды над Аргентиной);

    — Ограниченное поражение является обратной стороной ограниченной победы (по аналогии поражения Аргентины в битве за Фолкленды, перед Великобританией);

    — Полное поражение является обратной стороной полной победы (по аналогии поражения Германии во Второй мировой войне перед союзниками);

    — Тотальное разрушение, когда происходит полное разрушение фундаментальных основ общества (разрушение Карфагена после Третьей Пунической войны).

    Американские эксперты считают, что ядерное оружие делает тотальное разрушение вероятным исходом любой войны великих держав в двадцать первом веке, даже, если обычные силы одной стороны были на пороге победы.

    По этой же причине достижение полной победы над великой державой, обладающей ядерным оружием, представляется им недостижимой целью, поскольку определяющей чертой ядерного века является то, что «проигравший», даже если его обычные силы потерпели поражение, все еще может уничтожить «победителя» ядерным ударом.

    Опираясь на академические исследования военной стратегии, авторы доклада разработали типологию из пяти потенциальных теорий победы, которые универсальны для всех лиц, принимающих решения, и для любого конфликта:

    1. Доминирование — использовать грубую силу, сделать врага физически неспособным к дальнейшему сопротивлению.

    Однако данная стратегия победы неприменима в отношении КНР, так как это потребовало бы уничтожения всего промышленного потенциала страны. Такая массированная атака со стороны США была бы воспринята КПК, как попытка уничтожения ядерного потенциала страны и ее руководителей, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

    2. Отрицание — убедить противника в том, что он вряд ли достигнет своих целей, а продолжение боевых действий не приведет его к успеху.

    Отрицание узко фокусируется на нивелировании ожидаемых выгод, которые мотивируют врага продолжать борьбу, а не на достижение более широкой победы, которая обеспечила бы его капитуляцию.

    В контексте противостояния США и КНР это будет означать снижение способности НОАК захватить и удерживать Тайвань. США должны добиться этого, например, путем перехвата средств воздушных и морских перевозок, непосредственно участвующих в операции, при этом избегая ударов по объектам, которые не используются в боевых действиях.

    По мнению авторов, эта стратегия сработает даже, если КНР никогда открыто не признавает неудачу и не пойдет на политические уступки (однако прекратит при этом боевые действия ввиду отсутствия военных средств для достижения своей первоначальной цели).

    3. Обесценивание — убедить противника в том, что даже если ему удастся достичь своих целей, выгоды будут меньшими, чем те, на которые он первоначально надеялся.

    В качестве примера авторы приводят «сожжение Москвы» при входе в столицу французской армии в 1812 году. В докладе указано, что эта стратегия не сработает в отношении Тайваня, так как даже уничтожение всей полупроводниковой промышленности не уменьшит политические мотивы КНР по поглощению острова.

    4. Балансирование на грани войны — убедить противника прекратить боевые действия, угрожая эскалацией.

    Эта стратегия, по сути, представляет собой шантаж. США будут угрожать значительной эскалацией, потенциально вплоть до применения ядерного оружия, если КНР не откажется от вторжения на Тайвань. Такая стратегия — это «соревнование в принятии риска» и решимости к действиям, но КНР, а не США, в данном случае, имеют большую мотивацию к риску и издержкам в войне за Тайвань, говорится в докладе.

    5. Навязывание военных расходов — убедить врага в том, что затраты на ведение войны перевешивают выгоды от победы. Данная стратегия хороша в способности формировать будущее поведение противника.

    В контексте противостояния США и КНР речь идет о дистанционной блокаде морской торговли Пекина в таких узких местах, как Малаккский пролив. Истощение вооруженных сил противника в «войне на истощение», также является формой этой стратегии, если в основе этого подхода лежит предположение, что рост затрат приведет другую сторону за стол переговоров.

    Однако эксперты указывают, что при использовании данной стратегии, США должны пройти по тонкой грани и соблюсти три условия развития конфликта.

    Во-первых, США должны найти «золотую середину» в точках давления, которые достаточно ценны, чтобы повлиять на принятие решений КНР, но не настолько ценны, чтобы вызвать неприемлемую эскалацию конфликта.

    Во-вторых, США должны преследовать цели с нужной скоростью и в достаточном масштабе, чтобы создать необходимые рычаги принуждения в короткие сроки.

    В-третьих, США должны предоставить КНР надежные гарантии того, что давление прекратится, если Пекин выполнит заявленные требования Вашингтона.

    Обозревая эти «теории победы», авторы доклада приходят к выводу, что приемлемыми вариантами для США остаются «Отрицание» и «Навязывание военных расходов».

    Однако, далее, американские эксперты рассматривают варианты комбинаций этих стратегий с учетом степени эскалации конфликта, но всё же склоняются к стратегии «Отрицания».

    Вариант «Отрицание через прокси» предполагает использование ранее указанной стратегии только силами войск Тайваня. В таком случае, США будут оказывать военную помощь по аналогии с украинским конфликтом.Иными словами, в данном случае США оказывают Тайваню максимальную военную помощь, избегая при этом прямого столкновения с КНР.

    Вместе с тем авторы доклада указывают, что на следующем этапе конфликта риски эскалации все равно могут привести к прямым боевым действиям двух стран, даже если США надеялись избежать такого исхода. В частности, они вказывают, что КНР может сознательно эскалировать ситуацию, заблокировав поставки вооружений США на Тайвань.

    Кроме того, возможна непреднамеренная эскалация, когда одна сторона предпринимает действия, которые невольно пересекают порог, который другая сторона считает критическим, при этом первая сторона не осознает, что другая сторона будет рассматривать эти действия как эскалационные.

    В частности, КНР может полагать, что кибератаки, а не прямые физические атаки на американские спутники, поддерживающие вооруженные силы Тайваня, позволят избежать эскалации, но США все равно могут считать, что кибератаки пересекли «критический порог».

    В докладе указано, что, якобы по примеру подобно с ситуацией на Украине, США столкнутся с дилеммой между ограничением объема американской помощи (чтобы избежать непреднамеренного пересечения потенциальных красных линий) и применением «слишком большого количества ограничений» (что резко снизит шанс на отказ противника от задуманных действий).

    К эскалации может привести и «непреднамеренная случайность». Речь может идти о ситуации, при которой НОАК может сбить самолет или потопить корабль ВМФ США, случайно зашедший в воды КНР, или аналогичное происходит аналогичное действие с американской стороны. Авторы доклада считают, что отказ КНР поверить в то, что американский удар по китайскому посольству в Белграде в 1999 году был «случайностью», демонстрирует «предвзятое отношение КНР к США» и "склонность Пекина к эскалации«(!)..

    Стратегия «Отрицания» предполагает прямое столкновение США и КНР. Здесь американские эксперты опасаются, что НОАК может сосредоточиться на максимизации военных потерь США, а также атаковать американские вооруженные силы даже на территории США, особенно на Гуаме и Гавайях, что приведет к балансированию на грани ядерной войны. Авторы доклада считают, что, когда потери начинают казаться неизбежными, противник может пойти на больший риск и искать маловероятные, но высокоэффективные варианты действий, чтобы выйти из проигрышной позиции.

    Американские эксперты опасаются, что, если США и их партнеры по коалиции примут стратегию «Отрицания» как основную, этот вариант станет восприниматься КНР как попытка нанести полное военное поражение и уничтожить Китай. Пекин, мол, будет «ошибочно рассматривать» (!) широкомасштабные атаки США на внутренние объекты КНР как свидетельство того, что кону стоит существование КНР. И, в этом случае, будет рассматривать ответные удары по силам в континентальной части США как пропорциональный ответ на атаки США на военные объекты на материковой территории КНР. И тут же руководство США может расценить такие удары как эскалационный ход (это, мол, «удары по объектам в тысячах километров от поля боя»).

    Казалось бы, зачем тогда играть с огнем? Но эксперты RAND убеждены, что стратегия «отрицания» вполне реализуема, даже с учетом того, что военный потенциал Китая вырос в последнее время.

    Интересно, каким же образом? Оказывается, США для этого необходимо лишь сорвать десантную операцию НОАК, а для этого достаточно контролировать ситуацию в воздухе и на море. Ограниченное количество средств для десантирования и транспортировки вооружения представляет главную уязвимость в операции КНР по захвату Тайваня. Гражданские транспортные корабли и мелкие суда не могут исправить ситуацию, в связи с ограниченной грузоподъемностью.

    А вот со стороны США американские эксперты такой уязвимости не видят. Кроме того, по их мнению, ВМФ США сохраняют некоторое количественное и качественное преимущество, например по подводным лодкам и классам больших боевых кораблей.

    ВВС США по-прежнему располагают большим количеством современных истребителей четвертого и пятого поколений, которые , якобы, «качественно более боеспособны», чем их аналоги в НОАК. Утверждается также, что американские вооруженные силы обладают большими возможностями и опытом нанесения высокоточных ударов на большие расстояния.

    Кроме того, США возлагают надежду на помощь своих союзников и это не только сам Тайвань, а Япония и Австралия, что позволит компенсировать рост возможностей НОАК в последние годы.

    Авторы доклада указывают, что недавние штабные игры прогнозируют, что США способны сорвать вторжение КНР на Тайвань вплоть до 2026 года, даже при относительно пессимистических вариантах развития событий и ценой значительных потерь для американских войск.

    Разумеется, в будущем КНР может усилиться в силу факторов устойчивого экономического роста и внутренней стабильности. В результате НОАК получит устойчивый рост расходов на оборону,и продолжит накапливать свою мощь, и в один прекрасный день получить преимущество над противником.

    Американские эксперты предлагают не переживать по этому поводу — это произойдет нескоро, а по состоянию на 2021 год военные расходы США, Японии и Австралии почти в три раза превышают расходы КНР. Однако здесь они явно выдают желаемое за действительное. По некоторой номенклатуре вооружений стоимость западных образцов до 10 раз превышает стоимость аналогов, имеющихся в распоряжении НОАК. К примеру, стоимость китайского снаряда калибра 152-мм составляет около 600 долларов, а стоимость американского снаряда 155-мм, в связи с конфликтом на Украине, теперь доходит до 8000 долларов.

    В докладе отмечается, что КПК может рассматривать успех по захвату Тайваня, как решающий фактор выживания режима. Если это так, то успешная реализация стратегии «Отрицания» может поставить КНР в отчаянное положение, которое может привести к ядерной эскалации. Американские эксперты это понимают, но убеждают читателя, что, в принципе, любая «теория победы США» может привести к подобным результатам. Авторы доклада заявляют, что, в отличие от некоторых других стратегий, «Отрицание», по крайней мере, позволяет избежать автоматического расширения масштабов и ставок войны на раннем этапе.

    Готова ли будет КНР смириться с «ограниченным поражением»? Разработчики «теории победы» считают, что это зависит от того, какие цели ставят США. Чем амбициознее США определят свои военные цели, тем труднее будет добиться желаемого результата.

    Поэтому ставка делается на «ограниченное поражение» противника. В отношении КНР это предполагает, что после окончания конфликта Пекину дадут возможноть «по-прежнему будет претендовать на Тайвань». Иными словами, американские стратеги милостиво позволят Пекину не признавать Тайвань в качестве независимого государства (атрибут «полного поражения»). Вот, например, Например, Аргентина по-прежнему претендует на Фолклендские острова.Пусть и Китай ведет себя, как Аргентина.

    Авторы доклада признают, что у КНР больше возможностей и мотивации, чем у Аргентины, для ведения длительного конфликта.Однако, по мнению американцев, окончание Фолклендского кризиса — это, мол, «пример поведения двух государств, которые нашли способ прекратить боевые действия, не согласившись на всеобъемлющее решение политических вопросов, давших начало войны». Любопытно, что «корейский сценарий» в этом контексте авторы доклада не рассматривают.

    Подведём итоги. Очевидно, что авторы во многом подгоняют обстоятельства и возможную реакцию КНР под предложенную ими стратегию. Весомых аргументов, которые заставили бы поверить в возможность ведения ограниченной войны, они не представили. Вероятно, основная задача этого доклада — предложить КНР некие «правила поведения» в конфликте за Тайвань. Очевидно, что он и составлялся с учетом того, что его будут изучать китайские специалисты.

    В то же время, маловероятно, что КНР ответит на эти предложения каким-либо своим аналитическим докладом с предложением «своих правил». Изложение собственных планов в подобном формате явно не свойственно китайскому менталитету.

    Одержимость американцев, и в целом, англо-саксов, некими «правилами», которые ими же самими формулируются и по которым почему-то должны играть противники проявилась в докладе «Военные теории победы США в потенциальной войне с Китаем» по полной программе.

    В каком-то смысле это напоминает футбольный матч, где судья и его помощники выступают на стороне одной из команд. Звучит сюрреалистично? Однако именно это, по сути, и предлагают американцы. «Мы нанесем по вам удар, но вы, пожалуйста, не отвечайте — у нас ведь ограниченная война с ограниченными целями», — примерно так можно выразить кратко их извращенную логику, которая в полной мере проявила себя в украинском конфликте.

    По сути, линейка сценариев «контролируемой эскалации» — это своего рода «оружие сознания» американцев, направленное на то, чтобы лишить возможности противника играть на опережение, делать неожиданные шаги, и в целом, преподносить непредвиденные сюрпризы. Однако играть в такие игры с народом, который еще во времена Сунь-цзы пришел к выводу, что «война — это путь обмана», выглядит с их стороны проявлением крайнего самомнения. Мы же, со своей стороны, знаем о склонности бывших «партнеров» к пересечению ими же начертанных «красных линий» на собственном опыте.

    Средняя оценка: 5 (голоса: 5)