Stratfor: Политика ФРГ в следующем году может стать неуправляемой

    Придется выбирать – собственные граждане или мантры о либеральном глобализме.
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time28 дек 2022remove_red_eye179 321
    print 28 12 2022
     

    За последний год идеологическое разнообразие членов первой в истории ФРГ трехсторонней коалиции — левоцентристской Социал-демократической партии (СДПГ), зеленых-экологов и ориентированной на деловые круги Свободной демократической партии (СВДП) — привели к тому, что коалиции стало трудно находить точки соприкосновения. Конфликт на Украине поставил Берлин в режим перманентного кризиса и радикально изменил первоначальную политическую повестку дня коалиции, заставив ее уделять приоритетное внимание поиску альтернативных источников энергии, избегая нормирования потребления газа и отключения электроэнергии предстоящей зимой, а также защищая домашние хозяйства и предприятия от резкого роста цен на энергоносители.

    Всё это, пишет Stratfor, сделает наступающий 2023 год непростым периодом для германской политики. Что в перспективе может изменить баланс сил в масштабах всего ЕС.

    Лебедь, рак и щука

    В сентябре 2021 года СДПГ получила большинство мест в Бундестаге с 25,74% голосов, за ней следует альянс ХДС/ХСС с 24,07%, «зеленые» с 14,75% и СВДП с 11,46%. Кампания СДПГ фокусировалась на социальном обеспечении, «зеленые» обещали бороться за окружающую среду, СВДП упирала на экономическую либерализацию и консервативную в финансовом отношении повестку дня.

    Коалиции Шольца удалось выполнить многие из своих предвыборных обещаний (в том числе повысить минимальную заработную плату, реформировать систему социального обеспечения страны и ускорить процесс «зеленого перехода», однако, это произошло ценой нового огромного государственного долга, споров по достижению компромиссов между коалиционными партиями, в частности, по климату, бюджетной и внешней политике, нарушения политических табу — в первую очередь на угольную и атомную энергетику и общего замедления процесса принятия решений.

    Тот факт, что коалиционное правительство Германии вышло из такого неспокойного первого года целым и невредимым, сам по себе является подвигом, пишет Stratfor. Но огромные проблемы, с которыми Берлин столкнулся за последний год, могут только усилиться в 2023 году. Отказ Германии от российских энергоносителей потребовал от «зеленых» пойти на перезапуск угольных электростанций, продление срока службы атомных станций и подписание новых долгосрочных соглашений о поставках СПГ.

    Чтобы компенсировать резкий рост цен на энергоносители, пришлось увеличить долг на 449 миллиардов евро в 2022 году — особенно острый вопрос для консерваторов СВДП.

    Шольц уделяет приоритетное внимание поддержанию деловых связей с Китаем, в то время как «зеленые» и СВДП придерживаются более ястребиного подхода к Пекину.

    Разногласия в коалиции видны невооруженным глазом. Например, июльское решение ЕС о запрете новых продаж автомобилей, работающих на ископаемом топливе, к 2035 году было официально поддержано Германией в Совете ЕС, но было публично отвергнуто министром финансов Германии Кристианом Линднером. Линдер пообещал наложить вето на это решение, но не преуспел.

    Основным инструментом финансовых маневров правительства Шольца были спецфонды за пределами госбюджета, что пока позволяло обходить закрепленный в конституции лимит на долги в 0,35% ВВП. Но если экономическая ситуация в следующем году ухудшится — а скорее всего, так и будет — придется либо менять правило, либо повышать налоги. За каждое из этих решений кому-то придется расплачиваться симпатиями избирателей.

    Проблема усугубляется тем, что нельзя предсказать глубины кризиса, в который погрузится Германия в 2023 году. Правительство уже выделило более 500 миллиардов евро на выпуск долговых обязательств на 2023 год, чтобы справиться с обостряющимся энергетическим и экономическим кризисами. Это превышает предыдущий рекорд в 483 миллиарда евро в 2020-м, «коронавирусном» году.

    По всем фронтам

    Если энергетический кризис в Европе после зимы не исчезнет — что тоже практически гарантировано — Шольц может столкнуться с давлением со стороны СВДП и оппозиции, требующей сохранить три оставшиеся АЭС Германии в рабочем состоянии. Те самые, которые «зеленые» требуют вывести из эксплуатации уже в апреле 2023 года. Их планировалось вывести из эксплуатации раньше, но решением Шольца работа АЭС была продлена на четыре месяца — что стало компромиссом между Линднером, который хотел сохранить работу всех трех электростанций до 2024 года, и министром экономики Хабеком, который изначально был против любого продления после 2022 года.

    Традиционной для ФРГ модели свободной экономики угрожают протекционистские меры, принятые в США, а также политические трения Запада с Китаем. В октябре Шольц столкнулся с критикой со стороны СВДП и «зеленых» после одобрения продажи китайскому государственному судоходному гиганту Cosco 24,9% акций одного из терминалов порта Гамбурга. Конфликт усугубился после визита Шольца в Пекин с большой бизнес-делегацией.

    Противоречивой остается коалиционная позиция по поводу отношений с США. Германия до сих пор отказывалась создавать новые фонды ЕС, чтобы конкурировать с американскими «зелеными субсидиями» — вариант, предложенный Европейской комиссией и поддержанный Францией. Вместо этого Берлин поддержал решения в конкурентной борьбе с США на национальном уровне.

    Политический кризис Германии — или ЕС?

    Поддержка всех трех коалиционных партий снижалась в течение 2022 года, поскольку они пошли на компромисс по многим своим основным политическим целям. Это может привести к сюрпризам на местных выборах в Берлине (февраль), Бремене (май), Баварии и Гессене (октябрь).

    Согласно недавним опросам немецкой Infratest Dimap, только 41% опрошенных избирателей проголосовали бы за одну из трех правящих партий по сравнению с совокупной долей голосов 53%, которую партии получили на выборах 2021 года. «Зеленые» и СДПГ в настоящее время набирают 18% голосов, в то время как у СВДП — всего 6%.

    На октябрьских выборах в Нижней Саксонии СВДП даже не сумела попасть в местный парламент. После поражения на выборах Линднер заявил, что партия пострадала от своего участия в федеральном правительстве и должна сделать больше для защиты своих интересов в правящей коалиции. Скорее всего, наиболее радикальный возврат к исконным позициям ждет именно СВДП. Сценарий, при котором СВДП выйдет из коалиции, маловероятен, но существует.

    Скорее всего, Германию ждет переориентация на внутриполитические задачи. А это, считает Stratfor, приведет к «лишению Европейского союза решающего немецкого лидерства». Как следствие, усилятся позиции Франции и Польши — да и в целом возможны самые разные комбинации.

    О чем не сказал Stratfor

    Верно описав картину возможных последствий для ФРГ и ЕС, Stratfor очень поверхностно затронул первопричину происходящего. Берлин мог бы избежать настолько тревожного — и, скорее всего, не полного — прогноза, при очень простом условии: нормальных отношений с Россией. Но чтобы такое стало возможным, Германии придется заявить претензию на самостоятельную политику и выйти из-под «колпака» США. Это куда более трудная задача, чреватая даже большими последствиями для членов правительства Шольца, чем энергетический и инфляционный кризисы. 2023 год действительно поставит перед Берлином ряд вопросов, ответом на которые так или иначе будет уровень международной субъектности ФРГ. Пока что видимый уровень такой субъектности оставляет мало шансов Берлину на решения, похожие на выход из политически-финансового тупика.

    Подписывайтесь на Телеграм-каналы Института РУССТРАТ и его директора Елены Паниной

    Средняя оценка: 4.2 (голоса: 5)