Война глазами врага: что стоит за «безумной» логикой Киева?

    Россия вступает в зимнюю кампанию СВО со вполне ощутимым позитивом. Можно констатировать: на линии боевого соприкосновения наполнение личным составом и вооружением приносит заметные результаты, идёт активизация и перехват инициативы.
    Аватар пользователя Игорь Казенас
    account_circleИгорь Казенасaccess_time29 дек 2022remove_red_eye18 281
    print 29 12 2022
     

    Со слов Верховного Главнокомандующего Западный фронт получил насыщение передовых позиций на приблизительно 70 тыс. новых военнослужащих, что повлияло на оперативную обстановку. Начались наступательные действия у Донецкой и Луганской республик почти на всём участке прилегающего к ним фронта. Ещё порядка 80 тыс., по его же словам, находятся на вторых-третьих линиях обороны. А 150 тыс. даже не заводили ещё в зону СВО, они проходят боевое слаживание.

    Украинские источники, в том числе официальные каналы Генштаба ВСУ, заявляют о наличии совместной РФ-РБ группировки на территории Белоруссии численностью около 200 тыс. «штыков». Что вполне стыкуется с озвученной Владимиром Владимировичем цифрой в 150 тыс. плюс вся численность боеспособных частей в армии Белоруссии на данный момент. Там подразделения Союзной армии как раз и проходят боевое слаживание, что подтверждают в Минобороны России. Также украинская сторона заявляет о сосредоточенных в Белгородской области 80 тыс. личного состава, в направлении харьковской агломерации — так конкретизируются оставшиеся 80 тыс. из заявлений Главкома.

    Идущая семимильными шагами раскрутка маховика российского ВПК с параллельно наращиваемым опытом армии вести боевые действия, накладываются на достаточные резервы личного состава. В то же время с украинской стороны накопленный ранее потенциал в превосходящем количестве личного состава сходит на нет.

    Об имевшемся на пике формы ВСУ преимуществе в живой силе 8 к 1 при наступлении на изюмском направлении можно забыть. Заметно участился видеопоток выкладываемых в сеть эпизодов принудительной, с засадами в общественных местах, мобилизации, сошедший ранее на нет. Фактор человеческого потенциала теперь играет в российскую сторону.

    Начавшаяся «бахмутовская мясорубка» приближает нас к тем недавним похожим событиям, когда на северо-донецком направлении для наступления армии РФ удалось насытить артиллерией нужный участок фронта. Тогда мы на порядок превысили оппонента количеством стволов на участке прорыва, не имея снарядного голода. То есть научились дробить и более тщательно маскировать складскую инфраструктуру боеприпасов.

    Тогда тоже было ощущение, что украинское командование из последних сил бросает терроборону и необученных недельных «мобиков» на линию боевого соприкосновения — без техники, без артиллерийской поддержки, с отсутствием офицерского состава на передке. Также, как и сейчас, туман войны создавал для нас ложную картину. Однако, как оказалось, подобным образом украинской стороной копились резервы, а нас вводили в заблуждение. Подоспела крупная партия чешских танков советских заделов. Удалось скрытым образом на изюмском направлении создать перевес живой силы 8 к 1, что реально казалось невозможным при современных средствах разведки. Тогда мы потеряли значительные территории в Харьковской области.

    На данный момент в сводках заметно резкое сокращение боевых потерь танков у украинской стороны, несколько снизились и потери другой бронированной техники. При имеющемся увеличении интенсивности боевых действий это означает только одно — берегут и сосредотачивают для очередного наступления. Такое наступление и анонсировал командующий ВСУ генерал Залужный в интервью The Economist. Что не может быть неким хитрым информационным манёвром, это как факт отчётности перед западными господами. Пообещать западной публике всех уровней и не сделать — как своровать спонсорские средства. Такой вариант отпадает.

    Заметим, как и в прошлый раз в их дырявой информационной среде никто ничего не скрывал. О «контрнаступе» на Херсон твердилось давно, как и о зачистке харьковской области. В одном месте они обломали зубы, хоть мы и ушли потом по собственным резонам, в другом у них получилось.

    Надо понимать, что силы и средства для анонсированного наступления уже сформированы. Такое заявление можно делать только по факту, когда закончены все скрытые приготовления и их уже не скрыть. Силы тайно сосредоточены (вернее — рассредоточены) на некоем направлении. Опять же, сюда ложится новость с украинских пабликов о получении ВСУ двухсот чешских танков, подготовленных из советских заделов этой республики. Как раз завершились европейские поставки крупных партий лёгкой бронированной техники и некоторого количества САУ. По всем параметрам, в которых мыслит Хунта, такое наступление должно было начаться в канун Нового Года — для большего шокирующего эффекта. Но погода и не промёрзшая земля сковывают действия украинского командования. Такие погодные условия могут продлиться ещё несколько недель. Вот тогда мы и увидим, что перевесит в этом противостоянии — здравый смысл или пиар-эффект, и хунта, застревая в грязи, попрёт в «контрнаступление».

    Существует ещё один серьёзный военный аспект, который сформировался совсем недавно. Хорошо, что у ныне существующего образования на территории бывшей УССР сам тип структуры не позволяет осиливать проекты государственного уровня. Разрозненные, точечные компетенции в том же ВПК, ещё теплятся, но сделать нечто своё, масштабное, не позволяет сам тип окраинного управления. Потолок возможностей — это патронный заводик весьма ограниченных мощностей в Виннице, через внутренние тернии и ухабы, открытый спустя шесть лет после того, как для Украины были утрачены производственные мощности в Луганске.

    Сам «Укроборонпром» — та ещё вотчина: закупка или разработка вооружения — сплошные схемы с откатами до самого верха, плюс торговля на сторону. Даже уже при понимании перспективности направления ударных БПЛА брались за разработки по накрученным максимально параметрам, вплоть до «возвращения подобного чуда на базу». Тогда как иранский опыт в этом секторе показывает принцип простоты, непосредственно связанный с фактором количества. Наши же «Ланцеты» и особенно «Герани» сейчас в хорошем количестве громят противника.

    Оказалось, что можно, как говорится в народе, только грубее, «из отходов и палок» собрать реальное средство боевого применения, достигающее противника на сотни и даже тысячи километров. Если примотать к палке скотчем моторчик, соорудить крыло, поставить простенький (или не очень) автопилот — и это хайтек-произведение легко преодолеет любую систему РЭБ и ПВО.

    Вот преимущества низколетящего полностью автоматического дрона. При прохождении РЭБ включится инерциальная система управления, как стандартная функция любого копеечного автопилота. Для ПВО эта малозаметная низколетящая цель, с ЭПР (отражающая способность), как у «Стелз» и минимальным тепловым следом. Как результат — позднее обнаружение. В борьбе с такой целью часто важен визуальный контакт, что нивелируется ночным применением. Прибавьте сюда фактор свежих разведданных от НАТО на картах — и получается вполне себе коктейль Молотова.

    Судя по участившимся случаям подобных набегов в глубь нашей территории, не все из которых медийно подсвечены, такая вундерваффе вполне себе уже Хунте доступна. Некое мелкосерийное, начатое на каких-то частных, типа аваковских, инициативах вполне себе уже показывает свои плоды. Плюс перепрофилируют дорогие мощные гражданские коптеры. Даже могут переделывать старые советские «Стрижи», по-новому оснащая и прошивая их.

    В противном случае, при государственном подходе, мы бы уже имели сотни и сотни производимых, «клепаемых на коленке» киевским режимом дронов. Со способностью на более чем тысяча километров проникать вглубь нашей территории и наносить нам урон. Как и происходит сейчас с приграничными территориями, например, в Белгородской области, куда Киев может дотянуться простой артиллерией. Да, наше ПВО совершенно другого уровня, но каждый квадратный метр территории России не прикроешь. Нужны будут новые подходы при рождении таких вызовов.

    Имея пока ограниченное количество изделий, как можно их применить? Свежий налёт на Энгельс несёт, помимо медийно-значимого покушения на ядерную триаду РФ, ещё и военную целесообразность помешать вылету наших «Выключателей» на боевое применение. Но, судя по всему, сейчас запас производимых БПЛА накапливают для ряда неких других целей.

    И тут мы подходим к выборам целей. Опробованный тип беспилотников, вероятно, усиленно копят для чего-то единичного и значимого. Об этом проскальзывают сведения в сегменте украинского Телеграмм в военной среде, у офицеров, близких к созданию беспилотников. Чтобы оценить эту самую значимость, то есть выбор цели украинской стороной, мало проанализировать всё с точки зрения утилитарной военной логики. Надо посмотреть на всё глазами врага, а для этого надо оценить ту сущность, что смотрит на нас его глазами.

    Хунта имеет особый медийно-пиарный потенциал. Внешняя сторона этой характерной черты инфернальной сущности, захватившей умы и души на окраинных землях, такова, что Хунта всегда выбирает из всех возможных вариант наиболее символично-значимый. Режиму нужна подпитка и дальнейшее сосуществование-сращивание с другими западными госсущностями. Не важна военная целесообразность и весомость. Важно, как это отзовётся в мировом информационно-смысловом поле. Важно шокировать своей безрассудной смелостью. «Возглавить» борьбу Запада с Россией. Посмотрите на кадры Зеленского в Конгрессе. Как, пройдя в зал после выступления, его начинают буквально лобызать, прикасаться руками, тискать, искренне восхищаясь и с оттенком благоговения.

    С точки зрения, присущей нашему восприятию, мы можем не замечать этих эффектов. В нашей ценностной шкале многие украинские действия выглядят где-то безумными, где-то жестом отчаяния. Но они подчинены своей внутренней логике и вертятся вокруг своих смыслов.

    Поэтому, имея такой новый военный инструмент на руках, они, возможно, берут цель и решат ударить, исходя далеко не из силовой составляющей. Наши видят очевидное, можно не гадать — знают о возникшем вражеском потенциале. Но не всё возможно прикрыть. На сегодняшний день, например, над всеми символически значимыми объектами России натянуть зонтик от подобного нереально. Не будем ничего им в эту сторону подсказывать.

    Возможен такой ход конём. Мы немного приостанавливаем ракетные атаки по инфраструктуре, не наносим ударов до Нового года, позволяя худо-бедно пройти праздники без критического впадения окраинных территорий в каменный век. После написания этих строк новый ракетный удар РФ пришёлся только по фронтовым и около фронтовым целям.

    А уже по факту свершённой атаки (как Крымский мост) наносим с чистой совестью серию окончательных ударов возмездия. Которые реально там всё выключат. Потом проще будет брать пустые города, включая столицу.

    Куда и когда начнёт наступать хунта? Вариантов несколько и усиление давления пойдёт по нескольким направлениям. Весьма вероятен неожиданный рывок на ЗАЭС, как уже предпринималось и опробовалось, только в бОльшем масштабе. Представьте себе несколько сотен легких десантных скоростных лодок, поддержанные собранной артиллерийской группировкой. Где в каждой десятой лодке расчёт ПЗРК, туча артиллерийских наводчиков, в каждой первой — гранатомётчики. Вот вам и десант в две-три тысячи штыков, и это проблема, требующая решения. ЗАЭС — весьма показательная цель, имеющая огромный медийный вес. Плюс она нужна им, как воздух. Посмотрим на наше противодействие.

    Уверены, никто не оставляет планов со стороны хунты рассекающего удара по нашему сухопутному коридору в Крым. Говорливые киевские политики его подробно озвучивали. Сейчас в тумане войны создаётся картинка, что даже отсюда таскают резервы для Бахмутской мясорубки, но основные бронекулаки и рассредоточенные резервы, по нашей оценке, сохраняются. Такое наступление имело бы далеко идущие и военные и медийно-смысловые последствия. А именно медийно-смысловые эффекты и способны вызвать, по задумке и разумению Киева и его кураторов, эффект домино для «путинского режима». Они знают, что никаких других реальных шансов выиграть войну у них нет.

    Подписывайтесь на Телеграм-каналы Института РУССТРАТ и его директора Елены Паниной

    Средняя оценка: 5 (голоса: 15)