Банковский рынок России нуждается в смене стратегии

Аватар пользователя Админ
account_circleАдминaccess_time29 июл 2020remove_red_eye1 398

Россия оказывается в положении утраты стратегического ориентира. Ее ЗВР не только превышают необходимый размер, но и заставляют задуматься о дальнейшей стратегии использования запасов. По состоянию на 17 июля 2020 года, согласно данным Центробанка, текущий объем золотовалютных резервов РФ достиг отметки в 574 млрд долларов. Много это или мало?

Согласно действующей системе фундаментальных понятий финансовая заначка любого государства должна находиться в пределах между общим объемом внешнего долга (ограничение сверху) и критичным размером импорта, не имеющим возможности покрытия за счет внутренних источников (ограничение снизу).

Для РФ такой коридор укладывается в отрезок между 481,5 млрд внешнего долга по состоянию на 1 января 2020 года и 148 млрд внешней торговли. Правда, последняя цифра немного старовата, от 2018 года. Она складывается из критичных закупок оборудования (57,4 млрд), высокотехнологичного сырья и компонентов (53,9 млрд), продукции сельского хозяйства и продовольствия (24,8 млрд), а также медицинской продукции (11,9 млрд).

Отсюда получается, что страна накопила заначки на 19,3% больше «научно обоснованного рационального значения» в соответствие с критериями нынешней экономической системы.

Важно отметить два момента. Во-первых, даже падение цен на нефть общую динамику процесса не повлияло: 3 января запасы равнялись 556 млрд, 21 февраля – 563 млрд, 26 июня – 568 млрд, с 10 июля – 574 млрд.

Во-вторых, монетарная политика зарубежных банков уже практически не оставляет вариантов резервирования, соответствующих строгому правилу «надежность – ликвидность – доходность».

По классике принято считать, что запасы должны лежать в чем-то максимально ликвидном, позволяющем в любой момент гарантированно обернуть резерв в деньги с минимальной потерей от номинала. Доходность таких инструментов может оставаться невысокой, хотя она, безусловно, обязана оставаться положительной. И, да, все яйца нельзя держать в одной корзине, чтобы риск кризиса ликвидности одних инструментов перекрывался сохранением надежности других.

Однако сегодня выясняется проблема, строго говоря, предсказанная еще десятилетие назад. Доля золота в российских ЗВР достигла рекордных 23% от общей суммы. Согласно теории, максимальный предел драгметаллов не должен превышать четверти. По той причине, что превращение слитков в деньги возможно лишь через продажу металла иностранным центробанкам, что сильно ограничивает возможный рынок сбыта, а значит, повышает риск падения стоимости актива в случае его крупной продажи.

Остальное распределено между долларом (около 100 млрд), евро (примерно 147 млрд), китайским юанем (порядка 67 млрд) и японской иеной (что-то в районе 20,6 млрд). Остальное находится в бумагах крупных иностранных частных заемщиков максимальной степени надежности.

На первый взгляд, картина должна радовать. Запасы велики, разнородны и продолжают прирастать. Но по факту дело выглядит скорее тревожно. Доходность японских гособязательств колеблется в районе ноля с тенденцией сваливания в минус. Евросоюз новые займы делает уже прямо с отрицательной доходностью. А долларовая часть в любой момент может оказаться замороженной целевыми антироссийскими санкциями, ввести которые Сенат США в этом году обещал уже дважды.

Иметь запасы, безусловно, необходимо. Только благодаря их наличию России удалось относительно безболезненно пройти кризис 2014-2016 годов, вызванный объявлением санкционной войны странами Запада. Но, тем не менее, кажется, что уже настало время задуматься о смене глобальной стратегии.

Достигнутая общая стабильная доходность экономики должна начать материализовываться в промышленном перевооружении и росте уровня технологических переделов в продукции. А также восстановлении и развитии отраслей, просевших после распада СССР. А иначе эти доходы и заначки вообще зачем?

Средняя оценка: 4.5 (голоса: 10)