Запад проиграл в Турции, но не смирится с поражением

    Страна, обладающая в НАТО второй по величине армией, всё больше уходит в самостоятельную дипломатию, играя в свои игры перед лицом изумлённого Вашингтона. Повлиять на это он уже не в силах.
    Аватар пользователя Елена ПАНИНА
    account_circleЕлена ПАНИНАaccess_time29 Май 2023remove_red_eye50 575
    print 29 5 2023
     

    Все западные СМИ, комментируя победу Эрдогана, заняли глухую информационную оборону. Они ни слова не говорят о том, что Запад во главе с США уже не в первый раз потерпел в Турции сокрушительное поражение, имеющее глобальные последствия для многополярного мира. Картина рисуется такая: «А зато у Эрдогана — инфляция 80%!»

    По сути дела, страна, обладающая в НАТО второй по величине армией, всё больше уходит в самостоятельную дипломатию, играя в свои игры перед лицом изумлённого Вашингтона. Повлиять на это он уже не в силах.

    Можно прогнозировать следующие шаги Турции в отношении Запада:

    1. Роль Турции как посредника между Россией и Украиной усилится, что затруднит американскую дипломатию на всём постсоветском пространстве.

    2. Экономическая связь с Россией делает Турцию менее уязвимой для шантажа Запада. При этом Запад становится более уязвим для шантажа Турции.

    3. Турция однозначно продолжит дрейф в сторону блока России, Ирана и Китая — с вхождением во все образованные ими союзы. То есть Турция полностью использует шанс на повышение своей роли в Евразии.

    4. Турция сломает американскую углеводородную стратегию Запада в Европе и усилится в качестве хаба параллельного импорта в Россию.

    Основные выпады Запада в адрес Турции указывают на его главные провалившиеся направления:

    1. Крах Левой партии зелёных. Блок зелёных и либералов — главная ударная колонна Запада во всех странах, а в Турции это не сработало.

    2. Сокрушается Запад и о том, что не сможет сделать турецкий ЦБ «независимым», то есть подконтрольным МВФ. Эрдоган не дал ЦБ провести монетаристское регулирование инфляции с помощью повышения учётной ставки, что фактически означало бы запуск дефляции — спад при росте цен. Это сделало бы кредит дорогим для бизнеса и по факту переложило бы издержки на население, что подорвало бы поддержку Эрдогана.

    3. Запад жалеет, что их ставленник не сможет «сблизить Турцию с НАТО и ЕС» (то есть не подчинит политику Турции интересам Запада). Проливы так и останутся под контролем Анкары, а не Вашингтона, Лондона или Брюсселя, а это усиливает Россию и ослабляет Запад.

    Однако у Эрдогана остаются слабые места, которые в будущем сохранятся и будут использованы против него. Население крупных городов (Анкара, Стамбул, Измир и Ван) в основном голосовало за оппозицию. Прогресс в Турции по-прежнему означает вестернизацию и не обрёл национальную самобытность. Хотя в стране сделано очень многое в направлении синтеза технологий и национальной специфики, остаётся конфликт укладов, понимаемый как конфликт архаики и прогресса. Под прогрессом городское население понимает всё, что идёт с Запада.

    Турция не допустит усиления ЕС в Средиземноморье. Курды как козырь в американской колоде останутся связанными: «независимого» (то есть марионеточного) Курдистана на землях Турции, Сирии и Ирака не предвидится.

    Турция продолжит игру на противоречиях сверхдержав, умело используя каждый эпизод к своей выгоде. В отношениях с Россией это удаётся ценой разменов и компромиссов. Пока обоюдные выгоды такой политики перевешивают ущерб, она будет продолжена.

    Атака Запада на Турцию теперь будет сконцентрирована на области финансов: игра на понижение лиры на биржах должна увеличить стоимость страхования турецкого государственного долга от дефолта. Финансовый суверенитет Турции — главное поле боя Запада и Эрдогана, и тут без экономической эффективности от проектов с Россией защитить регион от американской угрозы не удастся.

    Победа Эрдогана продолжит тенденции последних десяти лет: повышение субъектности Турции за счёт ослабления англосаксонского влияния. Значит, и для России, и для Турции пространство манёвра расширится, а для США — сузится.

    Американский ответ станет более грубым, но взорвать газопроводы, как в Европе, американцам не удастся. Турция — не Германия, а Эрдоган — не Шольц. Хотя отчаянные попытки будут: спокойно наблюдать, как власть уплывает из рук, в США не умеют. Военно-политические и экономические риски в Средиземноморском и Черноморском регионах будут лишь возрастать.

    Средняя оценка: 5 (голоса: 5)