Прямые иностранные инвестиции стали жертвой «COVID-19»

Прямые инвестиции превратились в «дыру», обескровливающую российскую экономику
Аватар пользователя Валентин Катасонов
account_circleВалентин Катасоновaccess_time03 фев 2021remove_red_eye505
print 3 2 2021
 

На днях был опубликован отчет Конференции ООН по торговле и развитию (United Nations Conference on Trade and Development, UNCTAD) о прямых иностранных инвестициях в мире по итогам 2020 года. Многие эксперты предвидели, что в 2020 году суммарный объем прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в мире будет ниже, чем в предыдущем году. И такое предположение базировалось на прогнозах, обещавших сокращение мирового ВВП.

Действительно, по оценкам МВФ, в истекшем году суммарный ВВП всех стран мира упал на 3,5%. Но цифры доклада UNCTAD превзошли все ожидания: общий объем ПИИ в истекшем году составил 859 млрд долл. против почти 1,5 триллиона (точно: 1459 млрд) долларов в 2019 г. Падение составило 42%.

Экономика экономически развитых стран, привыкшая питаться прямыми иностранными инвестициями, в прошлом году понесла потери в размере 69% по отношению к 2019 году. На все страны «золотого миллиарда» в прошлом году пришлось всего 229 млрд. долл. прямых иностранных инвестиций.

Прошлогодний объем ПИИ в зоне «золотого миллиарда» оказался, между прочим, на 70 с лишним процентов меньше величины ПИИ в 2009 году, который считался очень «провальным» (объем ПИИ в экономики развитых стран тогда составил 714 млрд долл.).

Особенно в прошлом году отличились Великобритания и Италия. У них, согласно отчету UNCTAD, падение составило более 100%. Это означает, что в экономики этих стран не только не было притока новых инвестиций, но даже произошел отток тех инвестиций, которые были сделаны в предыдущие годы (т.е. имело место отрицательное сальдо баланса прямых трансграничных инвестиций).

Американская экономика также перенесла серьезные потери – падение ПИИ на 49% (до 134 млрд долл.).

Глубже падение было только по группе стран, называемым «переходными экономиками» (бывшие социалистические страны, куда включается и Российская Федерация): на 77% (до 13 млрд. долл.). Кстати, по России падение составило 96%.

Относительно более «мягким» было падение по группе развивающихся стран: на 12% (до 616 млрд долл.). На фоне падения ПИИ почти всех стран мира две страны из группы развивающихся имели прирост в 2020 году. Это Китай – прирост на 4% и Индия – на 13%.

В результате за прошлый год существенно изменилась структура ПИИ по группам стран в пользу развивающихся стран. На них пришлось 72% суммарного объема ПИИ в 2020 году – рекордная доля за все время статистических наблюдений.

В 2020 году произошло знаменательное событие: поменялся традиционный лидер по объему получаемых ПИИ. Ранее таким лидером были США. Но в прошлом году Китай подвинул США на второе место, заняв первое место в рейтинге.  У Китая – 163 млрд долл., у США - 134 млрд долл.

Журнал «Форбс» отмечает, что американская экономика продемонстрировала меньшую адаптивность к пандемии коронавируса, чем американская. И иностранные инвесторы предпочли более прогнозируемую и стабильную ситуацию в китайском здравоохранении и в китайской экономике.

Чтобы понять, насколько радикально изменились позиции США и Китая как получателей ПИИ, можно привести данные за 2016 год: в США величина этих инвестиций была равна 472 млрд долл., в Китае – 134 млрд долл. У США за пятилетие объем ПИИ обвалился в 3,5 раза, а у Китая вырос более чем на 20%.

В докладе UNCTAD главной причиной столь резкого падения ПИИ в США объясняется, прежде всего, фактором «COVID-19», который, как отмечают авторы доклада, имел более острую форму, чем в Китае и многих других странах (эффективность мер по борьбе с коронавирусом в документе не рассматривается).

Почему-то в докладе не отмечен еще один очевидный фактор, который способствовал падению ПИИ в американскую экономику: выборы президента США и ожидаемый хаос в стране. Впрочем, нельзя забыть еще один фактор, который можно назвать «политическим». До прихода в Белый дом Дональда Трампа Китай выступал одним из крупнейших экспортеров капитала в США в виде ПИИ.

С 2017 года Трамп стал ограничивать приток китайского капитала в американскую экономику под предлогом того, что китайское участие в капитале американских корпораций может подрывать военную и военно-экономическую безопасность США. Уже в 2018 году в результате ужесточения государственного контроля приток китайского капитала в виде ПИИ резко сократился. А затем даже начался добровольно-принудительный выход китайцев из капитала некоторых компаний, находящихся в юрисдикции США.

В докладе рассматриваются различные виды ПИИ. Они в различной степени подверглись изменениям (падениям) в 2020 году. В частности, ПИИ делятся на два следующих вида: 1) cross-border M&A (трансграничные слияния и поглощения); 2) greenfield projects (новые проекты).

Очевидно, что второй вид инвестиций (в новые проекты) является более рискованным бизнесом. Поэтому в прошлом году ПИИ в виде greenfield projects упали резко – на 35%. А инвестиции в виде cross-border M&A (приобретения долей уже действующих бизнесов) – менее рискованные. Они сократились лишь на 10% (с 505 до 456 млрд долл.)

На фоне среднего умеренного снижения инвестиций в виде приобретения долей в капитале в некоторых отраслях и секторах наблюдалось очень заметное увеличение масштабов таких операций. Особо выделяется пищевая промышленность, в которой объем иностранных инвестиций вырос за год на 320% (с 20 до 85 млрд долл.).

К разряду востребованных следует отнести и сектор информационных и коммуникационных технологий – рост на 216% (с 20 до 85 млрд долл.). Также электроника – рост на 100% (с 20 до 40 млрд долл.). Наибольшее падение претерпели такие отрасли: добывающая – на 53% (с 32 до 15 млрд долл.); финансы и страхование – на 43% (с 49 до 28 млрд долл.) и др.

Нетрудно заметить, что транснациональные корпорации (а именно на них приходится подавляющая часть ПИИ в виде cross-border M&A) начинают приспосабливаться к новым экономическим условиям, которые создаются в результате навязывания новых «правил игры», обосновываемых необходимостью «борьбы с пандемией».

Отсюда, в частности, повышенный интерес к информационным и коммуникационным технологиям, а также электронике. Ведь они необходимы для функционирования предприятий, организаций и фирм, жизни людей в условиях lockdown (работа и жизнь в режиме онлайн).  

Кстати, даже при общем глубоком падении ПИИ в виде greenfield projects лишь в одном секторе такого падения не было. Это сектор информационных и коммуникационных технологий. Инвестиции в новые проекты в этом секторе составил в прошлом году 78 млрд. против 66 млрд. долл. в 2019 году (увеличение на 18%).

Несколько подробнее о России. Как выше уже было отмечено, за год падение ПИИ в российскую экономику составило 96% (с 32 до 1,1 млрд долл.).  Россия оказалась в ТОП-3 (среди всех стран, включенных в доклад) по относительной величине падения ПИИ – вместе с Британией и Италией. В прошлом году символическому притоку новых инвестиций в Россию сопутствовал отток инвестиций, которые были сделаны в предыдущие годы.

Согласно предварительным оценкам Банка России, вывоз капитала за рубеж в виде прямых инвестиций из российской экономики (за исключением банковского сектора) в 2020 году составил 6,3 млрд долл. Приток в эти сектора был равен 1,1 млрд долл.  

Таким образом, чистый отток капитала из России в форме прямых инвестиций (по всем секторам, кроме банковского) составил 5,2 млрд долл. Кстати, почти за все предыдущие годы (с начала 1990-х гг.) сальдо трансграничного движения капитала в виде ПИИ было отрицательным. То есть, прямые инвестиции превратились в «дыру», обескровливающую российскую экономику.

Представленная в докладе UNCTAD картина дает представление только об импорте капитала в виде ПИИ. Интересно также посмотреть, какова картина по экспорту капитала. Мы сможем увидеть такую общую картину позднее – в ежегодном докладе UNCTAD «World Investment Report» (выйдет примерно через полгода).

Средняя оценка: 5 (голоса: 1)

Видео