«Плати и кайся!»: климатическое оружие Запада нацелено на Россию

    Главным итогом саммита G20 в Риме и конференции ООН по климату в Глазго стало «присягание» планеты курсу Запада на новое перераспределение ресурсов под видом борьбы с глобальным потеплением
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time03 ноя 2021remove_red_eye4 491
    print 3 11 2021
     

    «Климатический» саммит G20 в Риме и его логическое продолжение, конференцию ООН по климату в Глазго (COP26), лишь на первый взгляд можно назвать бессодержательными из-за отсутствия прорывных договоренностей об «энергетическом переходе» к «углеродной нейтральности».

    На самом деле, главное решение принято: сперва клуб развитых стран, а затем и весь остальной мир выразили приверженность курсу на борьбу с глобальным потеплением. То есть пусть и с оговорками, но в целом человечество согласилось с правилами игры в новое перераспределение мировых богатств, продиктованными «коллективным Западом». Игры, которая чревата серьезными проблемами для России.

     

    Несите ваши денежки!

    Несмотря на системный энергетический кризис, поразивший Европу, в Риме и Глазго были подтверждены основные тренды западной климатической повестки. Прежде всего, малоизученное антропогенное влияние на климат планеты отныне считается не просто доказанным, но и основополагающим.

    С ним теперь и предстоит бороться путем сдерживания экономического развития целых континентов ради заведомо недостижимой цели предотвращения потепления атмосферы Земли на 1,5 градуса в сравнении с доиндустриальной эпохой (причем 1,1 градуса уже, как заявляется, уже выбрано, правда, не говорится кем).

    При этом историческая ответственность ведущих западных держав, прежде всего США и Великобритании, за глобальную эмиссию парниковых газов отменяется. Вместо этого противостоять потеплению теперь обязаны все страны мира.

    Сама борьба будет осуществляться в первую очередь путем перераспределения денег и ресурсов. «Отстающим» обещается многомиллиардная помощь, вынутая из чужого кармана (или в лучшем случае напечатанная на станках западных ЦБ). А слишком строптивую страну ждут санкции, трансграничные налоги, потеря инвестиций и политическое клеймо изгоя.

    И это не просто слова: как заявил в Глазго на тему «восстановления лесов» президент США Джо Байден, Вашингтон собирается применять для этого «дипломатические, финансовые и политические» рычаги. Этому ничуть не помешает то обстоятельство, что хозяин Белого дома не смог добиться единства по климатической стратегии даже внутри собственной партии.

    Как видим, страны Запада, и в первую очередь Соединенные Штаты, провозгласили себя арбитрами процесса: именно их институты будут назначать виновных и распределять деньги. Для этого у них есть все нужные средства от частных фондов вроде какого-нибудь Earth Fund миллиардера Джеффа Безоса, уже заряженных на раздачу чужих миллиардов «правильным» странам, до страховых компаний, без одобрения которых в современной энергетике невозможен ни один крупный инвестпроект.

    Перед нами хрестоматийная кампания «Плати и кайся!». Причем виновные, за счет которых планируется устроить банкет, уже практически назначены это Китай и Россия. Первый «попал под раздачу» как главный экономический конкурент Запада и, формально, нынешний лидер антирейтинга по эмиссии СО2. Вторая как держава, посмевшая бросить вызов миру «золотого миллиарда» на полях углеводородной энергетики.

    Но если Поднебесная считается «крепким орешком» и к тому же поставщиком до 90% редкоземельных металлов, необходимых для производства альтернативных источников энергии, то Россия выглядит лакомой добычей. Которая просто обязана-де поделиться с «остальным человечеством» сперва своими миллиардами, а затем и «безуглеводными» природными богатствами, начиная с пресной воды.

     

    Россия: с шулерами за одним столом

    Не случайно лидеры РФ и КНР Владимир Путин и Си Цзиньпин не сочли возможным посетить лично ни Рим, ни Глазго. Обе страны, не отрицая напрямую необходимости бороться с глобальным потеплением, сейчас пытаются сместить акценты, расставленные в западной риторике.

    Так, Москва и Пекин в один голос заявляют о том, что вносят не менее существенный вклад в сдерживание климатических изменений, чем иные страны Запада. Но если Кремль не устает подчеркивать высокие темпы декарбонизации российской экономики даже в сравнении со странами G7, то Чжуннаньхай пытается зайти с другой стороны, отказывая Белому дому в моральном праве на лидерство в «зеленой» повестке.

    Здесь обращает на себя внимание передовица печатного органа КПК Global Times, в которой Пекин подверг администрацию США резкой критике за отсутствие собственной внятной климатической программы, а претендующего на мировые лавры Джо Байдена в неспособности управлять даже Америкой.

    В свою очередь, Россия устами Владимира Путина ясно дала понять, что считает свои АЭС, ГЭС и газовые ТЭС важным элементом развития низкоуглеродной энергетики, а свои экосистемы ключевым «донорским» вкладом в борьбу с глобальным потеплением.

    Действительно, как не преминул напомнить глава нашего государства в своем видеообращении к участникам заседания по управлению лесным хозяйством и землепользованию в рамках COP26, в России расположена пятая часть всех лесных массивов планеты.

    Вместе с нашими тундрой, болотами и морями они ежегодно поглощают, согласно заявлению Путина на апрельском саммите по вопросам климата, около 2500 млн тонн эквивалента углекислого газа. Тем самым сводя на нет все российские выбросы, составляющие, по словам президента, порядка 1600 млн тонн в год.

    Но тут важно помнить, что перед нами оценки российского руководства, тогда как Запад предпочитает оперировать совсем иными данными. Достаточно сказать, что по свежему заявлению представителя Greenpeace, ссылающегося на «международную методологию», российские леса поглощают лишь около 500 млн тонн СО2 в год. А показатели эмиссии углекислого газа в России в «доковидное» время, по подсчетам западных фондов, колеблются от 1550 млн т до совсем уж фантастических 2330 млн т.

    То есть здесь куда важнее не «как загрязнили», а «как подсчитали». Считать же будет никак не Россия, а Запад. Столь существенный разброс цифр доказывает, что нашей стране следует крайне осторожно играть с мировыми шулерами за одним столом — иначе обдерут как липку.

    Элементарный пример. Москва неоднократно соглашалась с тем, что бороться следует не только с углекислым газом, но и, например, с метаном, чей парниковый эффект в 25-28 раз выше, чем у СО2. И вот две новости. Первая: в Глазго к пакту о сокращении выбросов метана на 30% к 2030 году присоединились 90 стран, но РФ, КНР и Индия в их число не вошли.

    Вторая: европейцы могут начать наказывать Россию штрафами и пошлинами за «многомиллионные» выбросы метана из ее газопроводов, за которыми они следят из космоса. Москва и Брюссель кардинально расходятся в оценках масштабов загрязнения, но кто кого в итоге сумеет наказать пока вопрос открытый.

    Пожалуй, лучшей стратегией Москвы на «зеленом» направлении было бы объединение усилий с другими региональными центрами силы, которые испытывают большие сомнения относительно благих намерений западных партнеров и собственных возможностей «вписаться» в чужие климатические тренды.

    Средняя оценка: 4.7 (голоса: 16)