Китай и Иран забили гвоздь в крышку гроба гегемонии США в Западной Азии

Подписание Тегераном соглашения о всестороннем сотрудничестве с Пекином ломает сценарий удушения Ирана и ослабляет международную изоляцию этой страны
Аватар пользователя Александр Владимиров
account_circleАлександр Владимировaccess_time31 мар 2021remove_red_eye3 864
31 3 2021
 

Министры иностранных дел Ирана и Китая Джавад Зариф и Ван И 27 марта 2021 года подписали  соглашение о всестороннем сотрудничестве, предусматривающее китайские инвестиции в Иран в размере 400 млрд долларов в течение 25 лет в обмен на сильно дисконтированные поставки иранской нефти. В такой редакции данную новость сообщила американская газета The New York Times.

Инвестиции Китая предполагается направить в десятки областей, включая банковское дело, телекоммуникации, порты, железные дороги, здравоохранение и информационные технологии. Данный документ также предполагает углубление военного сотрудничества, в том числе совместную подготовку и учения, совместные исследования и разработку вооружений, а также обмен разведывательными данными.

Путь к подписанию соглашения между Тегераном и Пекином занял около пяти лет. Впервые предложение о партнёрстве стратегического уровня было озвучено председателем КНР Си Цзиньпином в 2016 году во время его визита в Иран.

В 2015 году была заключена так называемая ядерная сделка с Ираном, официальное название «Совместный всеобъемлющий план действий» (СВПД): в обмен на снятие санкций Тегеран отказался от обогащения урана и создания ядерного оружия, получил право на развитие ядерной энергетики. СВПД подписал Иран и постоянные члены Совета Безопасности ООН (Россия, США, Китай, Британия и Франция), а также Германия.

На фоне снятия экономических санкций и начинающихся западных инвестиций Тегеран не торопился прорабатывать соглашение с Пекином. Однако в августе 2018 года президент США Дональд Трамп издал указ об одностороннем выходе США из ядерной сделки, и начался период возобновления санкций против Исламской Республики Иран со стороны Вашингтона. Отношение Тегерана к соглашению с Пекином изменилось в пользу ускорения его заключения.

Дональд Трамп также обострил отношения с Китаем и начал торговую войну. Соответственно, тут уже Пекин стал проявлять осторожность в отношении стратегического партнёрства с Тегераном, чтобы не добавлять ещё один раздражающий повод. Дональд Трамп 20 января 2021 года уступил пост президента Джо Байдену, с победой которого руководство Китая связывало потепление отношений, но новая администрация сохранила антикитайский вектор внешней политики.

Точки над «i» в американо-китайских отношениях были расставлены в ходе переговоров в городе Анкоридже (штат Аляска) 18-19 марта 2021 года. Делегация США обрушилась с критикой на внешнюю и внутреннюю политику КНР, однако получила решительный отпор. Китайцы, фактически, отвергли ультиматум в виде признания либерального миропорядка при главенствующей роли США.

Затем, 25 марта, в ходе своей первой пресс-конференции в качестве президента США Джо Байден заявил, что не что не допустит, чтобы Китай стал самой могущественной страной в мире.

Прошла неделя после переговоров в Анкоридже, один день после заявления Байдена, и 27 марта 2021 года Китай и Иран подписали  соглашение о всестороннем сотрудничестве на 400 млрд долларов на 25 лет, которое в корне меняет ситуацию по Ирану.

Следует заметить, что Тегеран обладает значительным ракетным потенциалом, в радиусе поражения его ракет находится вся значимая военная инфраструктура США и их союзников на Ближнем Востоке, в том числе и весь Израиль. Ракетные возможности Ирана – это серьёзный аргумент против открытой вооружённой агрессии Вашингтона и его сателлитов. Ответный иранский удар по базам и надводным кораблям противника гарантированно приведёт к серьёзным потерям в живой силе и технике.

Поэтому в отношении Тегерана была выбрана стратегия на истощение и удушение через жёсткие санкции, ведущие к снижению военного и экономического потенциала страны. Трудности в экономике в итоге должны были вызвать недовольство населения и привести к дестабилизации обстановки внутри Ирана. Осталось бы только оказать внешнюю помощь, чтобы свергнуть действующую власть.

Однако подписание Тегераном соглашения о всестороннем сотрудничестве с Пекином ломает сценарий удушения Ирана, ослабляет международную изоляцию этой страны и снижает эффективность экономических санкций США. Иран получил гарантированный экспорт своей нефти на 25 лет в обмен на китайские инвестиции на 400 млрд долларов в десятки сфер внутренней жизни.

Надо учитывать и планы сотрудничества в военной сфере между двумя странами, которые в конечном итоге приведут к повышению боевого потенциала Вооружённых сил Ирана и усилению геополитического влияния Китая.

Пекин со временем может разместить свои военно-морские базы на иранском побережье для контроля международной водной артерии – Ормузского пролива, через который транспортируется до 20% всего объёма мировой нефти. Это будет весомый аргумент Китая на случай, если США и их союзники попробуют устроить блокаду в Южно-Китайском море и Малаккском проливе, который является основным путём для перевозки товаров и грузов из Азии в Европу.

Соглашение о всестороннем сотрудничестве дало серьёзный козырь Тегерану в преддверии потенциальных переговоров с США по возобновлению ядерной сделки. Ставки в этой игре с 27 марта выросли. Теперь Ирану нет никакой нужды идти на односторонние уступки в обмен на туманные обещания снять экономические санкции.

Американский журналист, писатель и кинематографист Бен Нортон у себя в Twitter назвал соглашение между Ираном и Китаем гвоздём в крышку гроба, положившим конец гегемонии США в Западной Азии.

Таким образом, после подписания между Пекином и Тегераном соглашения о всестороннем сотрудничестве возникла новая стратегическая реальность, и она явно складывается не в пользу США и их союзников.

Средняя оценка: 5 (голоса: 17)

Видео