«Бизнес вместо идеологии» — это формула геополитического поражения

    Без идеологический работы экономические связи не конвертируются в политическое влияние. Это актуально и для России, и для Китая.
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time05 апр 2024remove_red_eye160 069
    print 5 4 2024
     

    Экономическое сотрудничество вовсе не гарантирует геополитической лояльности. Яркий пример — два десятка лет отношений России с Украиной. На протяжении всего этого периода Москва практически спонсировала украинскую экономику, продавая газ по фантастически низким ценам, закрывая глаза на несанкционированный отбор голубого топлива, на сомнительные схемы, выгодные власть имущим в Киеве. Однако не было сделано ни малейших попыток каким-то образом обосновать концепцию триединого общерусского племени, в котором великоросы, малоросы и белорусы являются составными частями. Не предпринималось даже попытки организации просветительских программ, призванных продемонстрировать единство и общность. Три снятых в России фильма — «Тарас Бульба», «Матч» и «Мы из будущего-2» не могли изменить общей картины абсолютной идеологической недееспособности на украинском направлении.

    Во многом аналогичная ситуация сегодня вырисовывается и по Армении. Экономические преференции и защита национальной территории в рамках обязательств по ОДКБ не сопровождались просветительской и идеологической работой. Никто не напоминал армянскому народу о том, кто защищал его геноцида, давал возможность восстановить национальную жизнь, обустроиться на новых плодородных землях. Современная армянская молодежь практически ничего не знает обо всех этих событиях.

    У Китая — похожая проблема в виде Тайваня, где нет ни одной организованной силы, которая выступала бы за воссоединение с КНР. Хотя все политические партии, действующие на острове, вроде бы выступают за экономические связи с Пекином и хотят богатеть на торговле с материковым Китаем. Все это пока что делает вариант мирного возврата мятежного острова «в родную гавань» почти невозможным. Даже партия Гоминьдан лишь условно может быть названа прокитайской, все политические силы Тайваня управляются из США, Вашингтон модерирует всю тайванскую политику.

    Отсюда вывод: ставка лишь на экономику — изначально проигрышная. Без геополитической и идеологической составляющих это деньги на ветер. Как и банальный подкуп элит по принципу «Да куда они денутся?» Переформатирование Западом населения Украины продемонстрировало всю ущербность сугубо торгашеского обращения по принципу «Всё купим» (вар.: «Всё вместе распилим»). Концепция «бабло побеждает зло» в данном случае не сработала, да и не могла сработать в принципе. Очевидно, что зло в виде возрожденного бандеровского фашизма восторжествовало на Украине, похоронив многолетние попытки умиротворения агрессивного режима с помощью экономических подачек.

    Отсутствие работы в политической и идеологической сферах на Украине в итоге вынудило нашу страну на применение крайних мер военного характера. Другой вопрос, что в самой России долгое время после развала СССР никакой идеологии не существовало — не считать же таковой миражи «общечеловеческих ценностей» или самоубийственные мечтания «влиться в цивилизованную семью народов».

    Вывод прост: без чёткого осознания, что именно мы строим, и принципиального изменения подходов к продвижению интересов России на постсоветском пространстве наши отношения с другими экс-республиками СССР ждёт печальная участь. Чем больше мы вкладываем в экономические отношения, тем меньше получаем отдачи. А тем временем идеологическое пространство постсоветских государств завоевывают матерые русофобы и проводники интересов глобалистских структур.

    Средняя оценка: 3.7 (голоса: 7)