Атлантический разлом: США начали и...

Аватар пользователя Админ
account_circleАдминaccess_time05 авг 2020remove_red_eye653

Трещина во взаимоотношениях Евросоюза и США наметилась ещё в 2015 году, когда в европейскую прессу просочились материалы кулуарных переговоров Еврокомиссии с администрацией президента США Барака Обамы о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнёрстве (ТТИП). Против резко выступили европейские профсоюзы. Они усмотрели в этом усиление роли транснациональных корпораций и угрозу рабочим местам.

Уже в ходе своей избирательной кампании в русле доктрины «Сделать Америку снова великой» Дональд Трамп объявил срыв подобного соглашения со странами АТР – Транстихоокеанского партнёрства один из своих приоритетов. В день инаугурации Трампа на сайте Белого дома была опубликована декларация, которая обозначила выход США из Транстихоокеанского партнёрства одной из первоочередных мер преодоления безработицы и экономической стагнации: 

«Жёсткие и справедливые соглашения в сфере международной торговли могут быть использованы для обеспечения роста нашей экономики, возвращения миллионов рабочих мест американцам и оживления депрессивных районов нашей страны. Эта стратегия начнёт осуществляться с выхода из Транстихоокеанского партнёрства». 

Было очевидно, что следующим на очереди станет ТТИП. В апреле 2019 года переговоры по этому вопросу были окончательно свёрнуты. Между США и ЕС наметился экономический раскол. Европейским экономическим и политическим кругам было ясно, что любые рамочные правила не устраивают Трампа, мешая ему проводить политику протекционизма в интересах американского реального сектора.

Стоящим за Дональдом Трампом силам было очевидно, что виртуальная экономика и монетаризм ведут к потере США статуса глобального гегемона, и без опоры на собственное материальное производство Америка утратит положение ведущей страны однополярного мира.

Следующим шагом, подтверждающим использование администрацией права силы и пренебрежение к интересам «партнёров» стал выход США из ядерной сделки с Ираном. Соглашение по иранской ядерной программе СВДП в обмен на отмену санкций против Ирана было подписано 15 июля 2015 года Ираном и странами «шестёрки» (СШАФранцияВеликобританияГерманияКитай и Россия).

Официальным поводом была обеспокоенность возможностью входа Ирана в клуб ядреных держав и, как следствие, нарушение баланса безопасности на Ближнем Востоке. Но в 2018 году США в одностороннем порядке выходят из соглашения.

Одним из условий СВДП значилось, что Иран будет рассматривать повторное введение санкций или введение новых санкций, связанных с ядерной сферой, «в качестве основания для прекращения выполнения своих обязательств полностью или частично». Франция и Германия имели свои стратегические резоны в лоббировании сделки. На них приходится значительная доля инвестиций в промышленность Ирана. Антииранский демарш США нанёс удар, прежде всего, по их экономикам.

Пандемия выступила катализатором намеченных ранее расколов.

Палата представителей Конгресса США единогласно одобрила поправку к ранее принятому санкционному пакету против «Северного потока-2» в проект оборонного бюджета на 2021 финансовый год, который начинается 1 октября. Речь идёт о рестрикциях в отношении на иностранных лиц, которые способствуют продаже, аренде или предоставлении судов для укладки труб.

После событий на Украине 2014 года ЕС послушно присоединялась себе в ущерб к инициированным США антироссийским санкциям. Перспектива реализации «энергетического поворота» к 2024 году – перевода электрогенерирующих мощностей с угля на природный газ решает не только экологические задачи.

Стоимость электроэнергии занимает значительное место в структуре производственных издержек и значительно влияет на себестоимость и, как следствие, конкурентноспособность европейского продукта. В условиях постэпидемического падения экономики, а также резкого снижения цен на углеводороды «Северный поток-2» становится одним из ключевых факторов восстановления европейской экономики.

Глава Госдепа США Майкл Помпео в ультимативной форме потребовал от всех компаний, задействованных в проекте, "выйти из него". В противном случае их ждёт ликвидация их американских активов, отключение от долларовых взаиморасчётов, конфискация имущества, а также запрет их директоров на посещение США. Речь идёт об отмене «оговорки Тиллерсона», вводящей ограничение на введение санкций против компаний, которые участвовали в проекте "Северный поток-2" до принятия закона о санкциях.

Под угрозой оказались не только ведущие европейские партнёры российского «Газпрома» Wintershall, OMV, Engie, Shell и Uniper, но и даже те компании, которые ранее были причастны к проекту.

Власти ЕС впервые проявили строптивость. После прозвучавших в германском Бундестаге заявлений о покушении США на суверенные права ЕС к жёсткой критике присоединился официальный Брюссель. При этом всем понятно, что санкционный окрик Вашингтона прозвучал поздно. Введённые под давлением США европейские бюрократические ограничения на достройку трубопровода сняты, «Газпром» является единственным акционером проекта и достраивает СП-2 собственными силами.

В этих условиях жесткие антиевропейские санкции воспринимаются как попытка отомстить Евросоюзу за строптивость и признак политической слабости администрации Трампа. Уже сейчас понятно, что Брюссель не подастся на угрозы, а это будет означать серьёзные политические издержки для США. Сейчас фактически создаётся угроза не только взаимоотношениям с ЕС. Вашингтон утратил возможность давить на Брюссель. Это в стратегическом залоге чревато цепной реакцией по всей системе внешнеполитических связей США.

Можно с уверенностью сказать, что за развитием конфликта Вашингтона и Брюсселя вокруг СП-2 внимательной наблюдают не только европейские, но и все мировые элиты. И позиция евробюрократии, которая поставила свои прагматические интересы выше политических амбиций США, воспринимается как серьёзный сигнал.

В постэпидемическом мире, когда все игроки сосредоточены на решении задачи спасения и восстановления собственных экономических комплексов, ставка США на продвижение своих геополитических стратегий без учёта чужих интересов впервые наталкивается на жёсткое сопротивление.

Верховный представитель ЕС по внешней политике и политике безопасности Жозеп Баррель высказался о методах США в отношении Европы: 

"Я глубоко обеспокоен растущим применением санкций или угрозой санкций со стороны Соединенных Штатов против европейских компаний и интересов. Мы стали свидетелями этой развивающейся тенденции в случаях Ирана, Кубы, Международного уголовного суда и совсем недавно в случае проектов "Северный поток-2" и "Турецкий поток». Европейская политика должна определяться здесь, в Европе, а не третьими странами».

На фоне грозящих системным коллапсом социально-экономических проблем США Евросоюз демонстрирует возможность преодоления не только последствий пандемии, но и внутренних противоречий. 21 июля руководители государств ЕС достигли соглашения по бюджету и, что не менее важно, внебюджетному фонду восстановления экономики Евросоюза в размере 750 млрд евро.

На итоговой пресс-конференции глава Евросовета Шарль Мишель заявил:  «Европа сильная, Европа едина. Мы сделали это! Мы достигли соглашения по бюджету и фонду восстановления экономики. Это были, безусловно, тяжелые переговоры, которые завершились сильной и хорошей сделкой".

Семилетний бюджетный план Евросоюза составил 1, 074 триллиона евро на период с 2021 по 2027 годы. Накануне обозначились серьёзные разногласия внутри ЕС. Группа стран – Нидерланды, Швеция, Дания при лидерстве Австрии сформировали так называемую «бережливую четвёрку», не согласную превращать ЕС в «долговой союз», то есть расплачиваться за проблемы экономически слабых членов Евросоюза. Прогнозировался переговорный тупик, грозящий превратить совещание по бюджету в марафонский забег.

«Спринтерское» завершение переговоров глав государств ЕС по бюджетному плану и фонду восстановления экономики свидетельствует о способности европейского содружества продемонстрировать единство перед лицом экономической угрозы. При этом санкционное давление США очевидной воспринималось несущественным фоновым шумом.

Основным фактором, позволившим быстро согласовать вопрос экономического восстановления, стали показатели локомотива европейской экономики - Германии после КОВИДа, замеченные даже за океаном. The New York Times 21 июля опубликовала аналитический материал, в котором утверждается, что Германия станет единственным настоящим победителем пандемии.   

«Германия, в отличие от США и Китая, вошла в карантинный режим с небольшим госдолгом, - отмечает NYT. - Кроме того, в самом начале пандемии немецкие власти приняли решение направить значительные прямые выплаты семьям - до 15 тысяч евро, сократить налоги, предоставить субсидии и кредиты под небольшие проценты среднему и малому бизнесу.

Общий объем этих видов финансовой помощи составил 55 процентов немецкого ВВП, что позволяет гражданам страны практически не ощущать на себе последствия пандемии. Наконец, работодателям выплачивалась компенсация за временно неработающих сотрудников. В результате безработица в ФРГ составляет всего шесть процентов, в отличие от США, где работы постоянно или временно лишился каждый третий американец».

В настоящий момент Германия, отстаивая «Северный поток-2», изучает возможность контрсанкций против США. Самым вероятным ответом может стать заградительный тариф в размере 25% на импорт в Европу американского сжиженного газа вплоть до полного запрета импорта СПГ из Соединённых Штатов.

Это, в отличие от мифических хакеров, может стать самым болезненным реальным вмешательством извне в президентские выборы США. Европейские санкции нанесут прямой ущерб ключевым спонсорам Республиканской партии в лице американских энергетических компаний. США впервые в истории оказывается под санкциями, причём, в отличие от Ирана, в положении того, кому выкручивают руки без возможности сопротивляться.

В случае, если оказавшийся в патовой ситуации Трамп, с целью не потерять лицо перед избирателями и спонсорам, продолжит давление на Германию и ЕС на энергетическом фронте, он рискует пропустить пакетный санкционный удар на других экономических направлениях. Евросоюз перехватил инициативу и сейчас мы наблюдаем начало реального процесса суверенизации Европы от диктата США.

Это также подрывает стратегию Соединённых Штатов на углубление внутренних расколов в Евросоюзе. Польша, изначально используемая США как камень преткновения на пути российского газа в Европу, оказалась в двусмысленном положении.

Как «свой игрок в чужой команде», Варшава сделала ставку на американский сжиженный газ. В октябре 2018 года Польша заключила долгосрочный контракт на поставки СПГ из США. Фактически были открыты первые ворота для американского сжиженного газа в Центральную Европу. При этом было заявлено, что Польше этот газ будет обходиться вдвое дешевле российского.

Польская PGNiG и американская Venture Global LNG подписали долгосрочный контракт на поставку двух миллионов тонн сжиженного природного газа ежегодно в течение 20 лет начиная с 2022 года. Однако демпинговые ценовые показатели оказались политическим блефом Польши. Они учитывали отпускную цену, но в расчётах не учитывалась стоимость доставки, разжижения и страховки.

На деле всё обернулось очередной попыткой Польши «суверенизироваться» от ЕС, приобретя за свой счёт политическое покровительство США. Одновременно расчёт строился на возможности ценовой манипуляции российским «Газпромом», а также возможностью повышения политического статуса Польши в Европе. Контракт заключён по формуле FOB, согласно которой Польша становится собственником газа в момент отгрузки в порту поставщика.

Это позволяет в дальнейшем реализовывать газ в любой стране. Польша рассчитывала, прежде всего, сыграть на нежелании Украины выйти из-под зависимости от российского газа и готовности переплачивать за эти амбиции. Намереваясь расширить мощность своего СПГ-терминала с 5 до 7,5 млрд кубометров, Польша создала плацдарм для реэкспорта американского сжиженного газа на Украину.

Угроза введения европейских санкций против американского сжиженного газа и реальная перспектива достройки «Северного потока–2» завели Польшу в экономический и политический капкан. В том же тупике оказалась европейская стратегия США.

 

Чего следует ожидать

Стандартный выход США из политических и экономических тупиков – военная эскалация и развязывание региональных конфликтов. Трамп после угроз Байдена опереться на армию в случае его отказа покинуть Белый Дом после поражения на выборах стал активно осваивать электоральное поле в сфере вооружённых сил и военно-промышленного комплекса. Понятно, что встречей с выпускниками военной академии в Вест-Пойнте дело не ограничится.

Последней попыткой перехватить утраченную электоральную инициативу может стать универсальное решение, позволяющее Трампу не потерять лицо перед военным электоратом, заручиться поддержкой ВПК, продемонстрировать силу перед мировыми элитами, «приструнить» Евросоюз и помешать завершению проекта «Северный поток–2». Это – эскалация политического и развязывание открытого военного конфликта в центре Европы – в зоне ДНР/ЛНР.

Существует ряд косвенных признаков того, что этот сценарий администрацией Трампа уже рассматривается. В марте-апреле 2020 года прошли самые масштабные со времени существования Варшавского Договора общевойсковые учения НАТО в Европе «Defender Europe».

В них было задействовано более 20 тысяч личного состава. С Ближнего Востока было переброшено 20 тысяч единиц бронетехники ВС США включая тяжёлые танки «Абрамс». Примечательно, что учения проводились в условиях пандемических мероприятий (на что РУССТРАТ обратил внимание). Кроме этого, поставка армии Украины противотанковых комплексов Javelin создало прецедент обеспечения ВСУ летальным оружием.

Реакция России также указывает на наличие подобного сценария. Со ссылкой на источники в российском Министерстве обороны ряд СМИ сообщил, что в конце апреля Россия направила по каналам МО требование к Вашингтону вывести корабли 6 оперативного флота ВМС США за пределы акватории Черного моря. Эту информацию со ссылкой на инсайд из Пентагона подтвердило китайское издание "Sohu".

В подтверждение ультиматума корабли Черноморского флота ВМС РФ провели демонстрацию «уничтожения» ракетного эсминца ВМС США "Портер", который спешно покинул акваторию. В ответ, 29 мая стартовав в Дакоте, два бомбардировщика B-1B ВВС США имитировали атаку на российский Черноморский флот с помощью противокорабельных ракет большой дальности AGM-158C.

Запрет был введён сроком на полтора месяца. После его окончания в акватории Чёрного моря начались международные военно-морские учения “Sea Breeze”. В них участвует около 2 тысяч человек и 20 кораблей из девяти стран, Кроме Украины и США это - Болгария, Грузия, Норвегия, Франция, Румыния, Испания и Турция. Пять кораблей НАТО вошли в порт Одессы и пробудут там до 28 июля.

Планы военной эскалации на Востоке Украины также совпадают с интересами стремительно теряющего популярность президента Украины Зеленского. Это позволило бы ему замаскировать усугублённые КОВИДом провалы экономической политики и мобилизовать угасающий национал-патриотический общественный потенциал.

Средняя оценка: 5 (голоса: 2)

Видео