Ошибки США при оценке военного потенциала РФ и КНР

    Реальная мощь Москвы и Пекина оказалась выше, чем предполагали в Вашингтоне.
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time05 Май 2024remove_red_eye135 365
    print 5 5 2024
     

    На протяжении длительного периода краеугольным камнем западной аналитики в отношении России и других стран, не являющихся сателлитами США, было лобовое сравнение финансовых показателей. По этому критерию Запад всякий раз объявлял себя лидером, что ставило в тупик экспертов: в рамках парадигмы, которой они придерживались, Россия и Китай не могли одерживать верх в тех или иных ситуациях – однако, они раз за разом оказывались в победителях. Однако, к 2024 году западная аналитическая мысль претерпела заметную эволюцию.

    Свежий аналитический отчет Американского института предпринимательства (AEI), пожалуй, впервые в истории западных think-tanks демонстрирует новый взгляд. Оценивая военные бюджеты США и Китая, американские аналитики пришли к выводу: реальный военный бюджет КНР втрое больше номинального, и намного ближе к американскому, чем это думали раньше.

    Официально оборонный бюджет КНР составляет $231 млрд, что выглядит небольшой суммой на фоне американской в $884 млрд. Стокгольмский международный центр исследований проблем мира (SIPRI) и Международный институт стратегических исследований (IISS) разработали собственные методики для создания более точного представления о расходах Китая на оборону, и, отмечая чрезвычайную сложность оценки истинного размера военного бюджета КНР в силу закрытости официальных данных по этому вопросу, в качестве отправной точки указали $292 млрд и $360 млрд соответственно - с учетом неучтенных и «двойного назначения» статей расходов.

    Однако, эта цифра говорит о количественной, но не качественной коррекции. Куда большее значение имеет недооценка на протяжении длительного времени реальной покупательной способности юаней в КНР – и поразительно, что такая простая вещь десятилетиями оказывалась вне поля зрения западных аналитиков. AEI подчеркивает, что простой пересчет военных расходов по рыночному обменному курсу между юанем и долларом не дает полного понимания ситуации, поскольку цены на товары в Китае ниже, как и уровень заработной платы.

    В последний раз Пекин представлял ООН пропорциональную разбивку своего военного бюджета на 2022 год (который AEI взял за точку отсчета) в виде: численность персонала - 29,7%, обучение и техническое обслуживание - 33,2%, материальное обеспечение - 37,1%. С учетом вышеуказанных пропорций, бюджет НОАК на 2022 год, составляющий $229 млрд, распределяется следующим образом: персонал - $68 млрд, обучение и техническое обслуживание - $76 млрд, материальное обеспечение - $85 млрд.

    AEI заявляет, что был проанализирован большой массив смежных и косвенных данных – например, из расчетов AEI следует, что стоимость содержания личного состава в Китае в 16 раз ниже, чем в США - и это позволило провести необходимые экономические коррективы для расчета паритета покупательной способности и затрат на рабочую силу.

    По данным Всемирного банка, при оценке ВВП коэффициент пересчета с поправкой на паритет покупательной способности составлял в 2022 году 3,99 юаня за доллар США – что заметно ниже среднерыночного обменного курса 6,74 юаня за доллар в том же периоде. Другими словами, покупательная способность юаня в случае военных расходов почти вдвое выше, чем доллара США. Подробных данных о зарплатах китайских военных и расходах на персонал не существует, однозначное сравнение затрат на оплату труда военнослужащих невозможно. Однако приблизительный показатель AEI считает возможным рассчитать, разделив среднюю заработную годовую плату государственного служащего США ($79 137 долларов) на среднюю заработную плату государственного служащего Китая ($18 341 долл.), чтобы создать коэффициент корректировки затрат на оплату труда, равный 4,31.

    Аналогичные методы AEI применяет и по другим статьям военных расходов. При учете паритета покупательной способности бюджет НОАК на оборудование увеличивается с $85 миллиардов до скорректированных $135 миллиардов, бюджет на обучение и техническое обслуживание увеличивается с $76 миллиардов до $121 миллиарда. Кадровая корректировка применяется к бюджету НОАК в $68 миллиардов, а фактическая покупательная способность увеличивается более чем в четыре раза и составляет $293 миллиарда.

    Эти корректировки создают новую структуру расходов НОАК за 2022 в $549 млрд – что более чем вдвое превышает номинальный оборонный бюджет, составляющий $229 млрд, а с учетом прочих корректировок реальный оборонный бюджет КНР вырастает до $742 млрд, исходя из фактической покупательной способности.

    Это очень плохая новость для США, планы которых – в том числе и на гипотетический конфликт с Китаем в районе Тайваня – строились из расчета на преимущество хотя бы в финансировании армии. Прочие показатели давно складываются не в пользу США, например подсчеты Управления разведки ВМС США (ONI) показывают, что судостроительная промышленность Китая в 232 раза превышает судостроительные мощности США. Кратный разрыв сохраняется и в ряде других технических сфер, прямо и косвенно связанных с военными вопросами, а значит за счет массового производства Китай сможет тратить каждый юань ещё более эффективно, чем США – доллары.

    Очевидно, что логика AEI с переоценкой китайского оборонного бюджета в полной мере работает и с Россией, у которой номинальный военный бюджет составляет $118 млрд. Оценить коэффициенты пересчета в данном случае ещё сложнее, но даже если брать условные коэффициенты вычисления покупательной способности, то номинал российского оборонного бюджета нужно умножать на коэффициент 2,5-5. Поскольку Россия и Китай сохраняют значительное государственное присутствие в оборонном секторе, без отдачи оборонного бюджета на откуп различным корпорациям и их лоббистам, из-за которых ВВС США платят по $90 000 за набор втулок, цена которого в магазине составляет $100. Фактор бесконтрольного подъема стоимости любых закупок – ещё один важный момент, на который в AEI не обратили внимание.

    Вывод: нельзя оценивать военный потенциал путём примитивного сравнения оборонного бюджета в долларах. Без осознания этого факта западные аналитики никогда не смогут понять, как, к примеру, КНДР может успешно развивать свою космическую программу и создавать гиперзвуковое оружие, недоступное США

    Средняя оценка: 4.2 (голоса: 5)