Антироссийские санкции: выдержит ли «нефтяной потолок»?

    На самом деле ограничение цен на российскую нефть — это костыль, на который Запад решил опереться в своей санкционной политике, чтобы совсем не остаться без нефти.
    Аватар пользователя Олег Ладогин
    account_circleОлег Ладогинaccess_time07 дек 2022remove_red_eye12 163
    print 7 12 2022
     

    С 5 декабря вступило в силу ограничение для покупателей по цене на российскую нефть, которое согласовали страны G7 и ЕС. Шестой пакет санкций ЕС, в рамках которого вводилось эмбарго на российскую нефть, был принят ещё 3 июня, и поэтому у всех стороны было время подготовиться. На сайте Еврокомиссии в пресс-​релизе от 3 июня черным по белому указано, что «ЕС решил запретить покупку, импорт или передачу сырой нефти и некоторых нефтепродуктов из России». Эмбарго не касается российской нефти, которая поставляется в страны ЕС по нефтепроводу «Дружба», речь идет об эмбарго нефти, доставляемой морем.

    В ЕС решили запретить страхование и перестрахование морских перевозок нефти из России в третьи страны. Под угрозой санкций запрещается оказывать, прямо или косвенно, техническую помощь, брокерские услуги или финансирование, или финансовую помощь, связанную с перевозкой, в т.ч. путем передачи с судна на судно, в третьи страны сырой нефти или нефтепродуктов, происходящих или экспортируемых из России. Транзит нефти через территорию России под запрет не попадает.

    Проблема в том, что Великобритания является ведущим игроком, как в области страхования судов, так и ответственности судовладельцев. В Лондоне существует международная группа клубов взаимного страхования судовладельцев (International Group of P&I Clubs, или IG P&I), обеспечивающих покрытие 90% мировой судоходной отрасли. Без страхового покрытия, предоставленного одним из клубов IG P&I, танкерам может быть отказано в заходе в порты.

    Данная проблема проявит свои особенности только в январе 2023 года, так как до 5 декабря 2022 года страхование ещё производилось в общем порядке, и застрахованные танкеры пока идут в море к пунктам назначения.

    Как сообщал Bloomberg, Россия купила целый «теневой флот» для транспортировки своей нефти. Financial Times со ссылкой на опрошенных судовых брокеров и аналитиков написало, что Россия купила 109 танкеров для поставок нефти в Индию, Китай и Турцию. «России нужно более 240 танкеров, чтобы поддерживать текущие экспортные потоки», — заявил FT аналитик энергетической исследовательской фирмы Rystad Виктор Курилов.

    Решением вопроса страхования танкеров с российской нефтью займется структура, принадлежащая Центробанку — «Российская национальная перестраховочная компания». Хотя возможным выходом являются прямые гарантии со стороны государства или использование услуг «более мелких страховых рынков», пишет юридическая компания Reed Smith. Примерно эту схему страхования государственно-​частного партнерства использует Иран, который давно находится под санкциями Запада.

    Пока только на уровне слухов расходится информация, что Китай планирует заключить долгосрочные договора на поставку нефти с Саудовской Аравией за юани в ходе визита Си Цзиньпиня в эту страну. Одним из условий договора будет то, что страхование танкеров станет осуществлять отправитель с участием китайских фирм, и эта новая схема может сломать монополию Великобритании по страхованию судов.

    Однако, именно потому, что прямой запрет на страхование грозил убрать значительную долю России на нефтяном рынке, Западу и пришлось сейчас согласовать потолок цен на российскую нефть. «Это привело бы к риску изъятия миллионов баррелей российской нефти с мирового рынка и стало бы „чрезвычайно важным событием“ для цены на нефть», — пояснил Politico Клаудио Галимберти, старший вице-​президент по анализу в Rystad. Проще говоря, цена на нефть взлетела бы до небес.

    По данным Международного Энергетического Агентства, уже в этом году российский экспорт в ЕС резко сократился — на 1,5 миллиона баррелей в день, до 3,95 миллиона баррелей в день к октябрю. Большая часть европейских поставок была перенаправлена в Китай и Индию.

    Поэтому в американском Минфине пояснили, что уровень потолка цен на нефть достаточно высок, чтобы у Москвы был экономический стимул для продолжения поставок топлива на мировые рынки. «Россия может продавать на уровне или ниже ценового лимита и сохранять поток своей нефти на глобальные рынки по более низким ценам для импортеров с преимуществами первоклассных сервисов (страхования) G7. Или Россия может положиться на поставщиков услуг (страхования) вне G7, масштаб которых ограничен, более дорог и менее надежен». «Уровень потолка цены в 60 долларов за баррель установлен на достаточном уровне для поддержания понятного экономического стимула для продолжения продаж Россией нефти на глобальные рынки», — указали в Минфине США.

    Действительно, с учетом скидки в 20$ на российскую Urals, о которой в сентябре говорил Минфин России, с текущей ценой в 84$ за баррель марки Brent «ценовой потолок» очень близок к текущим российским контрактам на продажу нефти. Однако, задумка заключается в том, что если Россия согласится на «ценовой потолок» однажды, позже Запад может его снизить и навязать эту игру и по другим товарам.

    «ОПЕК понимает, если этот механизм окажется успешным, то его можно будет применить и в других случаях. Страны ОПЕК сами могут стать следующей мишенью». «Они недовольны этим механизмом. Они хотят, чтобы он провалился,» — пояснил Politico эксперт из Центра глобальной энергетической политики Колумбийского университета.

    Зампред правительства России Александр Новак разъяснил эту ситуацию следующим образом: «Это может коснуться не только нефти, но и других продуктов. Коснуться не только России, но и других стран. Поэтому мы будем продавать нефть и нефтепродукты в те страны, которые будут работать с нами на рыночных условиях, даже если нам придётся несколько сократить добычу. Мы прорабатываем механизмы запрета на применение „потолка цен“ вне зависимости от того, какой уровень будет установлен».

    «Да, будут меняться механизмы, логистические цепочки. Тем не менее, мы не видим в этом трагедии, коммерческие компании найдут между собой механизмы взаимодействия для реализации соответствующей продукции» — заявил Новак. «Европа зависит от России в импорте дизельного топлива: 60 процентов приходится на Россию. Легких альтернатив нет», — сказал он. — В середине зимы в Европе может возникнуть потенциальная нехватка дизельного топлива. Дизельное топливо используется почти везде в Европе — от автомобилей до промышленности и отопления«.

    Однако, по мнению того же старшего вице-​президента по анализу в Rystad Клаудио Галимберти, запрет ЕС на «нефтепродукты» из России, вступающий в силу 5 февраля 2023 года, несет куда большие риски и является «самым важным».

    В отличие от нефти, Китай и Индия не будут брать на себя долю Европы по российским нефтепродуктам. «Они бы предпочли покупать нефть и перерабатывать ее. Это всегда было стратегией Китая и Индии. Независимо от цены, они перерабатывают её у себя». — пояснил Галимберти.

    Россия, возможно, сможет продавать часть своего бывшего европейского экспорта нефтепродуктов в Северную Африку и Турцию, но не в тех же объемах. «Это означает, что они сократят собственную добычу нефти, — сказал Галимберти. — Сырую нефть необходимо перерабатывать в нефтепродукты. Если вы не находите рынок сбыта для нефтепродуктов, вы либо потребляете их сами, либо храните». Однако, по мнению Галимберти, у России нет мощностей для значительного хранения нефтепродуктов.

    «Если с рынка уйдет около 1 миллиона баррелей в день, это то что, по нашему мнению, Россия потеряет в результате запрета на экспорт нефтепродуктов, это будет иметь большое значение. Около 1% от общего объема рынка. Это звучит не так уж и много, но все на нефтяном рынке основано на маргинальной экономике. Требуется небольшая сумма, чтобы склонить чашу весов и добиться гораздо более высоких цен, что, как мы ожидаем, произойдет в феврале». — заявил Галимберти.

    В ноябре, перед введением эмбарго ЕС, Россия увеличила добычу нефти примерно на 2% — почти до 1,49 млн тонн в сутки ( примерно 10,8 млн баррелей). При сохранении текущего уровня производства показатель может приблизиться к 535 миллионам тонн по итогам года (в 2021 году он был 524 миллиона тонн). По мнению отечественных аналитиков, производство в 1 квартале 2023 года может упасть на 500 тыс. баррелей (68 тыс. тонн в сутки). Наиболее уязвимыми для санкций станут арктические месторождения, ориентированные на экспорт.

    МЭА также прогнозирует в своем ежемесячном нефтяном отчете за ноябрь, что добыча нефти в России может упасть на 1,4 миллиона баррелей в день в 2023 году, что потенциально приведет к росту мировых цен. «Диапазон неопределенности никогда не был таким большим», — говорится в докладе. В октябре Новак заявлял, что добыча нефти в России составляет 9,9 миллиона баррелей в сутки.

    Однако аналитики прогнозируют, что цена на нефть вырастет в 2023 году в основном из-за китайского спроса, после облегчения антикоронавирусных ограничений промышленность Китая пойдет в рост. Goldman Sachs прогнозирует, что нефть в 2023 году будет стоить 110$ за баррель, но признает неопределенность перспектив. JP Morgan прогнозирует, что нефть в 2023 году будет стоить 90$, что ниже его предыдущего прогноза в 98 долларов, «на том основании, что добыча в России полностью нормализуется до довоенного уровня к середине 2023 года».

    Нефть марки Brent с поставкой в августе следующего года с вероятностью 46% окажется более чем на 20$ выше своей текущей цены, отмечает The Wall Street Journal. Отложенный спрос со стороны Китая будет огромным. «Это может привести к колебанию спроса как минимум на миллион баррелей в день, и это может легко повлиять на разницу между прогнозируемой ценой на нефть в 95-105$ против 120-130$», — сказала WSJ Амрита Сен, директор по исследованиям фирмы Energy Aspects.

    Таким образом, сама складывающаяся ситуация в мировой экономике и продавцы нефти играть на руку Запада с его «потолком цен» на нефть, никак не будут. Китайское государственное издание Global Times пишет, что альянс ОПЕК+ может вообще прийти к консенсусу по умеренному сокращению добычи для поддержания стабильности на мировом рынке нефти, и тогда потолок цен на российское сырье вообще не даст желаемого эффекта.

    По итогу можно сказать, что сейчас не 70-е годы 20-го века, и Запад не является приоритетным покупателем нефти, его «нефтяной потолок» цен точно не сработает, так как это было задумано.

    Подписывайтесь на Телеграм-каналы Института РУССТРАТ и его директора Елены Паниной

    Средняя оценка: 4.9 (голоса: 11)