Сможет ли Германия спасти Евросоюз от развала?

Аватар пользователя Админ
account_circleАдминaccess_time07 июл 2020remove_red_eye310

1. Оценка ситуации

Сценарии развития ситуации.

В начале 90-х, когда в Европе эйфория от создания ЕС была максимальной, более прагматичные американские эксперты полагали, что в ближайшие 20 лет возобладает одна из двух тенденций: или ЕС продолжит расширение, и трудно сказать, где на восточных границах оно закончится, или произойдет исчерпание импульса расширения и возникнет состояние пата.

Второй вариант, если он наступит, не только прервёт процесс установления континентального единства Европы, но и возобновит обратные процессы европейского дробления с возобновлением старого соперничества держав.

Такое дробление ослабит привязку Германии к её европейскому самоотождествлению и вызовет рост националистических толкований немецких национальных интересов. Так в американском политическом языке обозначалась угроза стремления Германии к суверенитету, что означает целенаправленное ослабление американского подчинения Германии и американского доминирования в ЕС.

Истекшее двадцатилетие показало, что второй сценарий оказался более реальным, чем первый. ЕС исчерпал энергию экспансии на Восток, и теперь Франция требует остановить разговоры о приёме новых членов до тех пор, пока Брюссель не оптимизирует механизм согласования интересов действующих членов.

В то же время внутри ЕС отчётливо формируется ядро экономически развитых государств (Германия, Франция, Италия, Бельгия, Голландия), формирующих 73,15% всей европейской экономики,  и периферия отсталых и дотационных (21 государство), дающих в целом 26%. Процессы консенсусного решения вопросов трансформируются в решения квалифицированным большинством.

ЕС в нынешнем виде не способен превратиться в единую политическую структуру и остаётся инструментом гегемонии США. Экономические аспекты в функционировании ЕС преобладают, но даже они существенно ослаблены выходом Британии и усилившимся кризисом из-за эпидемии коронавируса COVID-19.

Углубление кризиса и ухудшение отношений с США усиливают патовое состояние ЕС, стимулируют ослабление американского вектора влияния и усиливают китайско-российский тренд. Кроме того, американский прогноз о том, что в случае исчерпания интеграционного процесса Германия станет отдаляться от Европы, оказался ошибочным. Исчерпан американский сценарий формирования ЕС как вассальной зоны, интегрированной в единую проамериканскую коалицию. Ослабление американского влияния в ЕС и рост националистических трактовок германских интересов приводит не к отдалению Германии от Европы, а к усилению её стремления к европейскому доминированию.

Роль внутренних и внешних факторов 

Внешние факторы

Потенциал ЕС определяется следующими цифрами:

1. Численность населения

 Китай  - 1,38 млрд., Индия - 1,33 млрд., ЕС - 512 млн., США - 325 млн. Такая ситуация сохранится, согласно прогнозам, до 2050 года.

2. ВВП, рассчитанный по ППС

Китай - $21 159,1 млрд., ЕС - $20 982,9 млрд., США - $19 390,6 млрд.

ЕС - мировой лидер в области экспорта и инвестиций, обладатель второй мировой резервной свободно конвертируемой валюты. Рост субъектности ЕС означает рост конкуренции европейских держав за лидерство в этом процессе.

Обострение борьбы за ЕС между США, Россией и Китаем не только усиливает в ЕС понимание своей ценности и значения, но и определяет содержание основ мировой политики на текущее столетие. Высокий уровень жизни населения превращает ЕС в рынок, борьба за который может перерасти в глобальное столкновение сверхдержав.

Несмотря на спор между Германией и Францией по поводу общих вооружённых сил и общего министерства финансов, однозначно заблокирована попытка США объединить под своим контролем ядерные силы Франции и Великобритании. Ядерный козырь Франция приберегает для себя на будущее, когда снова вернётся тема политической интеграции ядра европейских доноров ЕС.

Суть глобальной конкуренции за позиции в ЕС лучше всего выражены соперничеством между БМР (Базель, Швейцария) и МВФ (Вашингтон, США). Изначально БМР создавался в 1930 году как клиринговый банк для учёта взимания и распределения репараций с Германии после Первой мировой войны.

Это был чисто европейский банк с участием Японии, США вошли туда уже позже, и свои акции они тут же продали первоначальным европейским держателям. Сегодня позиции США в БМР представлены группой банков Моргана и одним из федеральных резервных банков Нью-Йорка.

После Бреттон-Вудской конференции 1944 года США хотели ликвидировать БМР, мотивируя это созданием МВФ и МБРР (впоследствии ВБ). С трудом европейским банкирам удалось отстоять БМР и впоследствии даже усилить его полномочия в качестве банка центральных банков.

Теперь БМР определяет правила банкинга, а МВФ и ВБ распределяют валюту в целях подчинения экономик сырьевых стран. Так выглядит борьба американского и европейского банковского капитала за глобальный контроль над мировыми финансами, где роль Европы остаётся ключевой.

Внутренние факторы

Создание ЕС и зоны евро в этом контексте внешне выглядит локальной победой евроинтеграторов над атлантистами, но в зоне евро немедленно возникла борьба за субсидии, что раскололо европейское единство на доноров и пациентов.

Так внешний фактор соперничества БМР и МВФ превратился во внутренний – правила для ЕЦБ определяет БМР (Базель I, Базель II  и Базель III). Борьба Германии с Брюсселем по поводу выпуска еврооблигаций окончательно хоронит тему федерализации ЕС – Германия не желает платить, не получая взамен роста гегемонии в Европе.

Одновременно в ЕС началась структурная перестройка энергетики, что усиливает энергетический и ценовой внутренний дисбаланс и ведёт к обособлению интересов Германии от других стран ядра ЕС, а с проамериканской восточно-европейской периферией возникает долгосрочный конфликт.

2. Постановка проблемы

Основной конфликт в ЕС структурируется в треугольнике Германия - Франция - Польша. Именно Германия выхолостила и заблокировала инициативы Макрона по созданию институтов единого централизованного и по сути федеративного устройства ЕС, так как опасалась перехвата Францией доминирования в таком союзе. Франция рассчитывала использовать ядерный потенциал для наращивания политического веса в ЕС, но Германия заблокировала это стремление.

Польша стремится стать основным вассалом США в ЕС в пику Германии, не подчинившейся США в газовом вопросе.  В настоящее время в ЕС карта конфликта выглядит следующим образом:

1. Заказчик конфликта – США.

2. Стороны конфликта – Польша (активный участник), Германия (пассивный участник) и Франция (пассивный участник).

3. Провокаторы конфликта – Италия, Греция, Австрия.

4. Союзники – Франция, Италия, Германия (партия суверенитета ЕС) и Венгрия, Румыния, Хорватия, Бельгия, Прибалтика (пятая колонна США в ЕС).

5. Сочувствующие – Чехия, Словакия (прогерманская партия), Швеция, Дания, Норвегия (проамериканская партия).

6. Наблюдатели – Британия, Испания, Португалия, Сербия, Россия, Китай.  

Особая роль у Австрии, активизировавшейся в Белоруссии и на Украине, в зоне интересов Германии. В отношении распределения дотаций Австрия выступает против планов Франции и Германии и блокируется с Голландией, Данией и Норвегией. Германия остаётся в особом состоянии, похожем на изоляцию, осложнённую конкуренцией с Францией за европейское лидерство.

В ЕС наблюдается преобладание конфликта интересов над их единством. В политике основных европейских стран усиливаются позиции евроскептиков и стремление эгоистически отделить свои интересы от общих. И хотя разговоры о грядущем распаде ЕС относятся к маргинальному сегменту аналитики,  можно утверждать, что евроинтеграция остановилась на рубежах Хорватии и Сербии, увязнув в спорах об экономических регламентах и перераспределении привилегий внутри ЕС.

Демографическая ситуация в ЕС характеризуется сокращением коренного населения. Рост численности происходит за счёт иммигрантов, что меняет цивилизационную идентичность европейцев. Эта замещающая компенсация касается развитых стран ЕС с высоким уровнем социальной защиты, прежде всего Франции и Ирландии. Самая низкая рождаемость в Италии, Испании и Греции. Убыль опережает рост в Болгарии, Хорватии, Латвии и Румынии, вплоть до угрозы экономическому развитию в будущем.

Падение жизненного уровня, структурный и духовный кризисы в ЕС приводят к росту перспектив усиления правоконсервативных и неонацистских партий. Сейчас электорат голосует за умеренных центристов, но учитывая, что 10 лет назад они голосовали за либералов, тенденция смещения общих настроений вправо налицо, и приход к власти правых можно назвать вопросом времени.

Кризис на рынке труда радикализирует молодёжь. «Лига Севера» и «Движение пяти звёзд» в Италии, «Альтернатива для Германии» и «Пиратская партия» в ФРГ, а также «Золотая заря» в Греции из маргиналов превратились в популярные и солидные и даже системные партии.

Популисты и евроскептики изначально были более популярны в Центральной Европе, но сейчас темпы радикализации периферии ЕС выше, чем в центре. Сокращение доходов и социальных расходов наряду с ростом налогов – вот главные триггеры кризисных тенденций в ЕС, носящих долгосрочный характер в связи с системным кризисом, из которого нет выхода для сложившихся европейских партий в их традиционной либеральной парадигме.

3. Выводы

1. ЕС исчерпал потенциал к экстенсивному расширению, и даже через членство в НАТО в ЕС не будут приниматься новые члены, такие как Украина и Белоруссия.

2. Процесс расширения НАТО на восток впервые разошёлся с процессом расширения ЕС. Это прецедент несоответствия границ торговых и военно-политических блоков в Европе, чего не было с окончания Второй мировой войны.

3. Особая позиция ЕС по вопросу новых членов, особенно марионеток США, означает достижение предела готовности ядра ЕС идти в фарватере политики США.

4. ЕС не переходит в политический союз из-за распрей внутри его ядра.

5. Начинают набирать обороты процессы региональной обособленности старых и новых членов ЕС. Кризис эпидемии коронавируса показал эфемерность единства в ЕС даже ядра его стран-основательниц.

6. Центробежные силы не смогут полностью разрушить ЕС, но они уже заблокировали процесс его политической консолидации, Брексит стал прецедентом дезинтеграции ЕС.

7. Элиты ЕС расколоты на суверенные и компрадорские. Первые ищут путей сближения с Россией и Китаем, вторые препятствуют этому и тянут Европу в орбиту США.

8. До 2025 года в среднесрочной перспективе в ЕС продолжится борьба двух направлений, где выражены интересы разных групп европейской буржуазии – глобалистской и национальной. Ни одна из этих групп не сможет добиться победы, создавая неопределённость и турбулентности в европейской политике.

9. Для России и Китая расширяется спектр возможных инструментов воздействия на интересы разных политических групп ЕС в целях продвижения своих национальных интересов.

10. Ситуация свидетельствует о сокращении возможностей США монопольно определять политику ЕС. Кризис в США становится катализатором кризиса ЕС.

11. Долгосрочный характер кризиса требует от России разработки адекватных политических инструментов защиты и продвижения своих стратегических целей.

Средняя оценка: 5 (голоса: 5)