Человечеству грозит вымирание или перенаселение. Или не грозит

    Новый прогноз Римского Клуба вывал дебаты среди демографов.
    Аватар пользователя Владимир Тимаков
    account_circleВладимир Тимаковaccess_time07 Май 2023remove_red_eye1 738
    print 7 5 2023
     

    Римский клуб опубликовал сенсационный прогноз изменения численности населения Земли. Согласно одному из двух рассмотренных сценариев уже два десятилетия спустя рост количества землян прекратится, и к концу века на планете останется менее шести миллиардов человек – почти на треть меньше, чем сейчас. Более умеренный сценарий предполагает прекращение роста в середине века и убывание примерно до семи миллиардов к 2100 году.

    В новых расчётах предсказаны показатели, которые заметно ниже всех предыдущих. Если раньше поводом для волнений считалось грядущее перенаселение Земли, то теперь перед нами замаячила перспектива вымирания. Ряд визионеров обеспокоен такой перспективой. Например, Илон Маск постулировал, что «коллапс населения из-за низкого уровня рождаемости представляет собой гораздо больший риск для цивилизации, чем глобальное потепление».

    Кстати, численность населения – не просто некий количественный индекс, сумма человеческих душ – это ещё и признанный антропологами двигатель прогресса. Умножение числа разумных людей стимулирует темп открытий и изобретений в геометрической прогрессии – за счёт коллективной синергии, всеобщего обмена знаниями и достижениями. До сих пор увеличение населения на Земле совпадало с ускорением научно-технологического развития. Не станет ли демографический регресс прологом к интеллектуальному упадку?

    Правда, ставшие сенсацией прогнозы Римского Клуба куда более пессимистичны, чем, например, оценки ООН, Вашингтонского университета (публикация в журнале «Ланцет», 2022 г) или Австрийского центра демографии им. Витгенштейна. Все эти авторитетные коллективы сходятся в том, что на исходе XXI века планету будет населять больше людей, чем сейчас – число наших потомков по их расчётам составит от 9 до 10,5 миллиардов.

    Единственное уязвимое место всех прогнозов с положительной динамикой – последнее время их авторы регулярно пересматривают собственные оценки в сторону понижения. Так, в частности, Отдел народонаселения при ООН ещё в 2015 году предрекал, что численность землян к концу столетия составит 11,2 миллиарда, но уже в 2019 году ожидаемая цифра была понижена до 10,9 миллиарда, а в 2022 году (видимо, на фоне пандемии) – упала до 10,35 миллиарда.

    Не получается ли так, что эксперты Римского клуба просто дальновиднее экспертов ООН, и время работает в пользу минималистских прогнозов?

    При очевидной тенденции к снижению роста, всё же не будем спешить говорить об угрозе глобальной депопуляции, которая начнётся буквально при жизни нашего поколения. Команда футурологов, привлечённая Римским клубом, подошла к вопросу слишком технологично, выстраивая жёсткие математические зависимости между уровнем образования, качеством медицины и рождаемостью.

    По их мнению, преодоление детской смертности, распространение контрацептивов, а также эмансипация женщин через доступное образование и массовое трудоустройство автоматически приведут к торжеству малодетности. При этом выпали из поля зрения такие значимые субъективные факторы, как религиозные убеждения, этническая культура и политическая воля.

    Яркой иллюстрацией многомерности демографических перемен служат два полюса развитого мира: Южная Корея и Израиль. Две страны, достигшие одинаково высокой степени социальной модернизации и эмансипации женщин, демонстрируют совершенно разные показатели рождаемости.

    Так, в Республике Корея суммарный коэффициент рождаемости (число детей, приходящихся в течение жизни на одну женщину) спикировал до 0,84, упав в два с лишним раза ниже простого воспроизводства, а в Израиле за последние два десятилетия только увеличивался, превысив 3,10.

    Еврейский демографический ренессанс обеспечен расширенным воспроизводством фундаментальной религиозной общины, передающей традицию многодетности из поколения в поколение.

    Ещё один фактор нелинейности процесса: на рубеже XX и XXI столетий демографы обратили внимание, что страны, раньше других пережившие резкое падение рождаемости, словно оттолкнулись от «дна» и начали не слишком бурный, но заметный подъём.

    Так, СКР Дании с 1980 по 2010 год вырос с 1,55 до 1,75; Норвегии – с 1,72 до 1,95; Швеции – с 1,68 до 1,98; а во Франции, которая с начала девятнадцатого века выступала мировым демографическим аутсайдером, суммарный коэффициент рождаемости вырос с 1,64 до 2,03, практически восстановив воспроизводство населения.

    Принципиально отметить, что эти перемены не были обеспечены за счёт прибытия иммигрантов, но затронули прежде всего коренное население.

    Также способна принести свои плоды и активная демографическая политика. Например, в Чехии на её счёт можно отнести рост СКР с 1,20 до 1,70 в течение текущего столетия; в России политика «материнского капитала» позволила за одно десятилетие увеличить среднее число рождённых женщиной детей с примерно 1,30 до почти 1,80.

    Таким образом, выстраивать монофункциональные кривые падения, уходящие вниз вплоть до конца века – не слишком благодарное занятие.

    Вспомним, что тот же Римский клуб ровно пятьдесят лет назад, в 1972 году, опубликовал нашумевший доклад «Пределы роста», предрекавший глобальный апокалипсис из-за перенаселения, ожидаемый около 2030 года. Однако реальность скорректировала катастрофические прогнозы: численность землян не «улетела вверх» по экспоненте, пробив потолок планетарных возможностей, напротив – её рост стал естественным образом затухать.

    Очень вероятно, что при начавшейся депопуляции включатся иные механизмы социальной саморегуляции, которые не позволят человечеству вымирать.

    Средняя оценка: 5 (голоса: 6)