Колумбия: О канунах и надеждах

    Есть ли у страны шанс освободиться от зависимости от США?
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time09 апр 2022remove_red_eye2 302
    print 9 4 2022
     

    Нет в Западном полушарии страны более политически зависимой от США, чем Колумбия. Даже во времена цикличных понижений интереса Вашингтона в Латинской Америки из-за конъюнктур и приоритетов в других регионах, контроль над властью в этой стране не ослабевал никогда.

    Причин для этого много. Во-первых, непревзойденное геополитическое расположение: выход к двум океанам (причем карибское побережье круглый год защищено от угрозы ураганов), граница с нефтяной Венесуэлой и полноценный доступ к Амазонии и Андам. Во-вторых, огромные природные богатства: горные, водные и лесные ресурсы, еще не полностью взятые под контроль корпорациями, в основном из-за проблем с коммуникационной инфраструктурой и хроническими гражданскими войнами на огромной территории. Еще Колумбия – первый в Латинской Америке ассоциированный член НАТО (c 2017 г.) с единственной в регионе армией с большим реальным опытом военных действий.

    В результате процессов мирового капиталистического распределения труда и ресурсов, Колумбии оказалось суждено стать основным производителем и поставщиком кокаина на рынок США. Причина этого, разумеется, не природной склонности колумбийцев к наркотрафику, а в идеальном климате для выращивания коки (она требует примерно тех же условий, что и кофе), огромных трудноконтролируемых территориях, крайней дешевизне рабочих рук крестьян постоянно на грани голода и географической близости территории США.

    Фактор наркотрафика крайне важен как повод для активного военного присутствия США в стране, где политические и военные элиты давно стали близкими партнерами местных и международных криминальных организаций, контролирующих этот бизнес. Из 1720 тонн кокаина, произведенного в 2018 г, 70% - колумбийского происхождения.

    Колумбийские власти и пресса традиционно обвиняли в наркотрафике левых партизан из ФАРК, был даже придуман для этого термин «наркокоммунисты». В 2016 году с партизанами был подписан мир, и они сложили оружие. С 2014 по 2018 гг. производство кокаина в Колумбии увеличилось вдвое. С 2018 по 2019 гг – еще на 8%, а с 2019 по 2020 гг – еще на 15%. Около 90% кокаина потребляемого в США – колумбийского происхождения.

    При этом международный рынок сбыта – еще пару десятков лет назад в основном американский – быстро диверсифицируется. По оценкам специалистов, около 31% колумбийского кокаина попадает в США, 28% в Европу, 15% в Азию и Океанию, 17% в Африку и 11% остается в Латинской Америке.

    Рентабельность остается высочайшей: по сравнению с ценами в стране-производителе, в США продукт стоит в 25, в Европе – в 47 и в Азии – в 79 раз дороже. Из разных неофициальных бесед в Колумбии – поскольку официальной статистики об этом нет – собеседники настаивали на том, что если раньше в стране оставалось около 7%-5% прибыли от наркотрафика, то сегодня – при активном подключению к этому мексиканских картелей, колумбийским криминальным структурам остается не более 4%-3%, львиная доля прибыли – у заказчиков и дистрибутеров в США. И поскольку нынешний иностранный потребитель крайне требователен к качеству, по мнению практически всех экспертов, этот уровень качества уже невозможно обеспечить без участия в бизнесе ведущих мировых лабораторий, обладающих соответствующими технологиями.

    Еще одна деталь – сегодня в Колумбии есть 112 «свободных экономических зон», обеспечивающих облегченную логистику экспорта.

    Ситуация колумбийских крестьян, выращивающих листья коки похожа на участь афганских производителей мака. Для них это единственный шанс свести концы с концами в условиях полного отсутствия государства, дорожной инфраструктуры для вывоза сельхозпродукции, и школ, и больниц на огромных территориях глубинки.

    Одним из важных пунктов договора о мире, подписанного между ФАРК и правительством, было создание колумбийским государством минимальных условий для добровольного перехода крестьян с выращивания коки на легальные сельскохозяйственные культуры. Государство не выполнило этих обязательств, крестьянских лидеров, требующих их выполнения, регулярно и при полном безразличии общества и прессы, отстреливают ультраправые боевики, связанные с наркотрафиком и военными. Впрочем, как и партизан, поверивших государству и сложивших оружие.

    В 2021 году было убито 145 общественных лидеров и правозащитников, а в 2022 году уже 43. С 2017 года киллерами убиты 285 бывших бойцов ФАРК. Всего с момента подписания мира между ФАРК и правительством в 2016 году и серединой марта 2022 г. число убитых общественных лидеров и бывших партизан в Колумбии составляет 1327 человек. Причем эта статистика не полная, речь только о проверенных и доказанных правозащитными организациями случаях. Разумеется, раскрываемость этих преступлений минимальна.

    Колумбия – страна самого активного военного присутствия США в Латинской Америке. Несмотря на официальную цифру 7 военных баз США в стране, эксперты настаивают на том, что под разными юридическим формулами и в результате множества неформальных соглашений, в Колумбии насчитывается от 40 до 50 военных объектов под руководством кадровых американских военных или наемников. Это и десятки военных радаров вдоль венесуэльской границы, по всему Карибскому побережью, в Амазонии и вблизи от эквадорской и панамской территорий, и так называемые «горноэнергетические и инфраструктурные батальоны», часто при активном участии американских офицеров и наемников из США и Израиля.

    В целом Вооруженные силы Колумбии, подчиняющие себе и полицейский корпус, являются одной из пяти наиболее быстро растущих армий в мире в последние 20 лет. Они насчитывают порядка полумиллиона личного состава, это сравнимо с численностью армии Бразилии, но население Бразилии при этом в 4-5 раз больше.

    Интересно, что колумбийские военные, так часто говорящие на патриотические темы, не вспоминают о роли США в отделении от страны Панамы в 1903 г. Именно военный флот США, в интересах «защиты контроля над каналом» вынудил колумбийское правительство признать восставших против него панамских сепаратистов и таких образом лишил Колумбию этой важной части территории.

    Еще любопытно учесть, что первой крупномасштабной международной операцией только что созданного ЦРУ был заговор с целью убийства популярного народного лидера и кандидата в президенты Колумбии Хорхе Эльесера Гайтана, которое случилось 9 апреля 1948 года. Именно убийство Гайтана стало детонатором мощнейшего социального взрыва, погрузившего страну в десятилетия кровавой гражданской войны, известной как «период виоленсии (насилия)».

    Виоленсия унесла больше 300 тысяч жизней и привела к созданию в сельской местности первых крестьянских партизанских армий, положив начало регулярному военному и экономическому участию США в «борьбе с коммунизмом» в Колумбии. Их первый экономический взнос в те годы составил $300 млн , а в 1999 уже под новыми знаменами «борьбы с наркотрафиком и терроризмом», США провозгласили создание «Плана Колумбия», на который было выделено изначально $1,6 млрд. План фактически легализовал постоянное и повсеместное присутствие американских военных и спецслужб в стране.

    Главной причиной множества кровопролитных гражданских конфликтов в течение практически всей истории Колумбии является до сих пор не решенный вопрос о земле. Это единственная страна Западного полушария где так никогда и не было проведено аграрной реформы и, обладая огромными земельными ресурсами, большим разнообразием природных зон и трудолюбивым крестьянством, она остается мировым антипримером вызывающего социального неравенства.

    В Колумбии сохранена система латифундий. Сегодня 52% земли принадлежит 1,5% ее населения. 1% крупнейших латифундий страны владеет 81% колумбийской земли, а оставшиеся 19% распределяются между остальными 99% владельцев. 0,1% богатейших из латифундий владеют 60% земли. При этом около миллиона колумбийских крестьянских семей обладают меньшими участками земли, чем территория для выпаса одной коровы.

    В результате почти 60 лет последней гражданской войны между левыми партизанами ФАРК, АНО, М-19 и других организаций с одной стороны и армии и различных ультраправых формирований с другой – со своей земли были согнаны миллионы крестьянских семей, в последние десятилетия около 2 миллионов из них нашли убежище в Венесуэле, почти миллион – в Эквадоре и на улицах колумбийских городов оказалось по официальным данным более 5 миллионов бывших крестьян, превращенных войной в нищих и бездомных.

    Еще миллионы заняли бедные окраины городов, пополнив ряды неформального сектора экономики и преступности. В 2021 году перемещение людей, бегущих от насилия из одного региона страны в другой, возросло почти в два раза. ФАРК уже не являлся угрозой, но на территориях, оставленных партизанами, вместо обещанного присутствия государства, появились новые вооруженные организации и банды, часто мстившие крестьянам за поддержку партизан. В целом, в период правления демократических правительств в последние десятилетия каждый год в Колумбии гибло больше людей, чем за весь период правления всех военных диктатур Южного Конуса (Чили, Аргентина, Уругвай).

    Для анализа сегодняшних колумбийских реалий необходимо учесть один из наиболее динамичных и влиятельных факторов – церковь. Колумбия – одна из наиболее консервативных и религиозных стран региона. В последние десятилетия влияние традиционной Католической церкви все быстрее сокращается за счет стремительного роста евангелистских групп, именующих себя «христианами».

    Если католики являлись исторически сложившейся частью культурной идентичности страны, евангелисты, представляющие центры власти, менталитет и финансы США превращаются в наиболее радикальную ультраконсервативную опору ультраправых, не только разрушая сложившуюся исторически социальную ткань общества, но и всячески оправдывая насилие армии и парамилитарных групп в адрес любого «нарушителя» или носителя «вредных идей».

    Именно евангелистские церкви стали сейчас рупором крупной олигархии, осваивающих богатства страны транснациональных экономических групп и военных элит Колумбии. Их влияние на общество – особенно в сельской местности, где бедность выше, а уровень образования ниже, – огромно.

    В колумбийской модели образования места распределены заранее, с полным исключением нарушения классовых и расовых иерархий и социальных лифтов. Пока детям элит положено заканчивать обучение в Европе и США, большинство остается на уровне функциональной безграмотности, что удобно для форматирования при помощи СМИ удобных для системы работников и избирателей.

    Культура уже давно формируется телевизором, причем в самой американской его разновидности. А в качестве отрицательных героев для темных масс особенно досталось в Колумбии русским. Когда в годы «виоленсии» американские летчики бомбили в горах Маркеталии первых вооружившихся с целью самообороны крестьян, пресса называла этих партизан «москвичами». Потом церковь десятилетиями рассказывала запуганным крестьянам, что в СССР коммунисты «едят детей». После этого – уже в эпоху телевидения – множество американских боевиков о «плохих русских».

    Почему-то «русскими» надменно называют в сегодняшней Колумбии строительных рабочих, видимо это как-то предполагает неотесанность и любовь к физическому труду, вещи особенно презираемые элитами. Хотя сами элиты до сих пор частенько путают нынешнюю Россию с СССР, вполне в логике впитанного ими с материнским молоком пещерного антикоммунизма.

    С началом пандемии непростая экономическая ситуация колумбийцев резко ухудшилась. Если в 2019 году число бедных в стране с населением в примерно 50 млн человек составляло 17,4 млн и за чертой бедности 4,7 млн, то в 2020 эти цифры соответствовали уже 21 и 7,5 млн, что соответствует 42,5% населения. Понятие «бедность» подразумевает не «небогатую жизнь», на нехватку калорий в повседневном питании и голод. Еще около 30% населения живут в состоянии постоянного «риска бедности».

    Официальный уровень безработицы в январе 2021 г. составил 17,5% от всего трудоспособного населения, за первый год пандемии работу потеряли около 5,5 миллионов человек, оставшиеся, разумеется, без какой-либо помощи со стороны государства. Причем почти половина работающего населения (48%) занята в неформальном секторе экономики, т. е. это работающие без контрактов, без медицинских страховок, без права на пенсию и без какой-либо социальной защиты.

    В 2006 г. Колумбия заключила договор о Свободной торговле с США, что лишило страну права на защиту собственных производителей (впрочем, этим правом правительство и раньше не пользовалось) и привело к росту импорта сельскохозяйственной продукции, чем ускорило экономический кризис в собственной глубинке.

    Традиционные сельскохозяйственные продукты страны резко понизили конкурентоспособность и рентабельность для крестьян-производителей, что усилило обеднение колумбийской деревни. Листья коки оказались одним из немногих источников дохода сотен тысяч семей. В Колумбии мне рассказывали, что пока крестьяне из-за отсутствия дорог, электричества и транспорта не в состоянии вывезти на продажу собственную продукцию, рынки больших городов заполняются импортными кофе, яйцами и бананами.

    В разгар пандемии, в конце апреля 2021 года, когда в стране росли голод и пандемия, правительство Колумбии, следуя рекомендациям МВФ, попыталось решить проблемы дефицита бюджета путем налоговой реформы, налагая НДС на продукты первой необходимости, воду, электроэнергию, газ и телефонную связь.

    Одновременно с этим началась реформа здравоохранения и пенсионной системы, углубляющая неолиберальные приватизационные механизмы социальной системы. Ответом на это стала общенациональная забастовка, переросшая в настоящее гражданское восстание, в котором участвовали миллионы граждан.

    Столкновения происходили почти три месяца во всех крупных городах, часто кроме полиции и армии в подавлении протестов участвовали традиционно подчиненные силовым структурам банды ультраправых боевиков. Цифры десятков или сотен погибших и «пропавших без вести» до сих пор являются темой расследований правозащитных организаций, зарегистрировавших сотни случаев пыток, похищений и изнасилований протестовавших представителями сил правопорядка.

    Десятки свидетельств об убийствах протестовавших полицией и армией, снятых их товарищами на мобильные телефоны, немедленно удалялись службами цензуры youtube. Пока мировая пресса привычно игнорировала драматические события в Колумбии, местные СМИ традиционно искали причины протестов в коммунистическом заговоре или агентуре недобитых партизан.

    В эти же месяцы произошло еще одно событие, важность и масштаб которого сначала были мало кому заметны. В условиях глубочайшей конспирации мало кому известный тогда молодой колумбийских журналист, писатель и юрист Даниэль Мендоса снял разоблачительный документальный сериал, который рассказывает о жизни и деятельности Альваро Урибе – экс-президента Колумбии, считающегося победителем ФАРК, одним из создателей армии ультраправых боевиков «парамилитарес» связанного с коррумпированными наркоторговцами и политиками в Колумбии и за границей.

    Урибе – один из наиболее страшных персонажей колумбийской истории и в то же время – один из популярнейших президентов. Сериал назывался Matarife – «Мясник». Этот фильм начал циркулировать в социальных сетях 22 мая 2021 года и через несколько дней после презентации первой части, его смотрели уже миллионы. Смертельно рискующий автор скрывается сегодня во Франции. Это интереснейший и редкий случай того, как независимая отлученная от крупных СМИ журналистика при помощи минимального бюджета и искренней убежденности и личного мужества участников, превращается в социальный феномен, способный влиять на историю. При желании - серии Matarife с переводом на английский легко найти в интернете.

    13 марта 2022 года в Колумбии прошли выборы в Конгресс, результат которых стал неожиданностью практически для всех. Главная прогрессивная сила страны Исторический пакт, выдвигающая на президентские выборы 29 мая кандидатуру левоцентриста Густаво Петро, получила в два раза больше голосов, чем на прошлых выборах и превратились в крупнейшую парламентскую фракцию с 19 сенаторами. Строго говоря с 21, поскольку еще двое сенаторов, избранных от индейских движений тоже политически принадлежат к Историческому пакту.

    Одновременно с этим правая партия Альваро Урибе («Матарифе») Демократический Центр перестали быть главной фракцией сената, изменив количество депутатов с 19 до 13, превратившись таким образом в пятую политическую силу страны. Условно левые (точнее было бы назвать их прогрессистами) не стали парламентским большинством, но ни разу в истории Колумбии не представляли такой парламентской силы: Исторический пакт 19 + 2, партия ФАРК Комунес 5, Альянс Зеленых – Центра Надежды 13, всего 39 из 107 сенаторов. Остальные силы правых и правого центра тоже неоднородны, и, позволив себе немного оптимизма, можно считать что половина нового колумбийского Сената окажется под контролем сторонников социальных перемен.

    Альваро Урибе и другой бывший президент Колумбии Андрес Пастрана поспешили выступить с заявлением о «фальсификации» выборов и «непризнанием их результатов». Учитывая серьёзное влияние Урибе на командование вооруженных сил, можно предположить подобные настроения и в силовых структурах. Альваро Урибе возмущенно заявил, что Исторический пакт победил «почему-то» на главных территориях наркотрафика, любой разбирающийся в роли экс-президента в создании и финансировании парамилитаризма, понимает весь сюрреализм этого утверждения.

    Каковы возможные пути «непризнания» результатов выборов? Военный переворот, кажется маловероятным, несмотря на отвлечение мировых СМИ на Украину и, возможно, вскоре на Тайвань; среди значительной части нового поколения колумбийских военных тоже растет неприязнь к Урибе, в ходе грязной войны с партизанами превратившего армию в преступную организацию. 

    И главный вопрос – к президентским выборам 29 мая 2022 года. Несмотря на то, что на них зарегистрированы восемь кандидатов, в реальности их двое: представитель Исторического альянса и прогрессивных сил Густаво Петро и кандидат Команды за Колумбию, а точнее олигархии и урибизма Федерико Гутьеррес. Никогда еще в истории страны колумбийские левые не были так близки к победе.

    62-летний экономист Густаво Петро был мэром столицы страны Боготы (2012 – 2015 гг), уже дважды (в 2010 и 2018 гг) выставлялся кандидатом на пост президента и в настоящий момент является сенатором.

    В 17 лет Петро, будучи студентом, вступил в леворадикальную партизанскую группировку Движение 19 апреля (M-19), возникшую в знак протеста против фальсификации выборов. Был городским партизаном и важным политическим руководителем движения. В 1985 году его расестовали за нелегальное владение оружием и осудили на 18 месяцев. После вооружённого захвата Дворца правосудия в Боготе членами M-19 он использовал своё влияние для мирных переговоров с правительством и был одним из инициаторов прекращения вооруженной борьбы и разоружения М-19 в 1990 году. После амнистии участвовал в формировании политической партии Демократический альянс M-19 (AD M-19).

    После этого он учился на экономическом факультете Университета Экстернадо Колумбии, затем изучал государственное управление в Высшей школе государственного администрирования. Учился в Папском университете Боготы, где получил степень магистра экономики. Продолжил обучение в Бельгии в Левенском католическом университете и Университете Саламанки в Испании. Является левым католиком, последователем идей Теологии Освобождения, заключающихся в необходимости единства христиан и марксистов.

    В 2010 году Петро был кандидатом на президентских выборах, на которых получил 9% голосов и занял четвертое место. В 2011 году Петро был избран мэром Боготы на трёхлетний срок с 2012 по 2015 год. Но в декабре 2013 года генеральный прокурор Колумбии принял решение о его отставке, из-за решения мэра Петро лишить частные фирмы права вывозить мусор. Это было всем очевидное политическое решение.

    Несмотря на то, что в марте 2014 года он покинул мэрию, 23 апреля президент Хуан Мануэль Сантос по постановлению суда и Межамериканской комиссии по правам человека восстановил его на посту мэра.

    Будучи мэром, он запретил в колумбийской столице ношение оружия и этим – вместе с рядом мер по социальной политике – добился сокращения уровня убийств до минимального за два десятилетия показателя. Кроме того, он ввел ряд мер по реабилитации наркозависимых и по борьбе с глобальным потеплением, но его планы по строительству в колумбийской столице метро были отменены его преемником, Энрике Пеньялосой.

    В марте 2018 года Петро стал кандидатом на президентских выборах от блока «Человечная Колумбия». В первом туре получил 25% голосов и вышел во второй тур, где, набрал 42% голосов и проиграл кандидату от правых сил Ивану Дуке, нынешнему президенту страны. Если бы Петро удалось тогда стать президентом – был бы спасён договор о мире между ФАРК и правительством, выполнение которого был откровенно сорвано Иваном Дуке.

    Вот главные элементы программы правительства Густаво Петро:

    - Превращение здравоохранения и образования, ставших сегодня частным бизнесом во всеобщее гражданское право. Создание общенациональной бесплатной и общедоступной системы медицины, с особым вниманием к превентивным профилактическим мерам. Необходимость бесплатного, общедоступного, и качественного государственного образования.

    - Государственная поддержка и льготы для мелкого и среднего бизнеса. Государственная поддержка крестьян с целью достижения продовольственного суверенитета, как одного из приоритетов внутренней политики.

    - Поиск и развитие новых научных и технологических достижений, чтобы поставить их на службу социального прогресса и общественного развития.

    - Борьба с последствиями мировых климатических изменений, защита экосистем и приоритет в развитии чистых технологий.

    - Строительство метро в Боготе и сети пригородных поездов вокруг столицы.

    - Ужесточение уголовного преследования за коррупцию.

    - Участие в правительстве организаций и представителей гражданского общества, постоянная обратная связь и поддержка гражданских инициатив. Прекращение политических преследований в стране и расследование политических преступлений.

    - Защита материнства и детства.

    - Продолжение мирного процесса и выполнение всех подписанных колумбийским государством обязательств.

    Вице президентом в фомуле правительства Петро станет Франсия Маркес – известная в стране правозащитница и экологист с титулом адвоката. Франсия – представительница афроколумбийской части населения. В последние годы она боролась против нелегальной горной добычи, находящейся под контролем ультраправых боевиков и политических элит, и получила множество угроз жизни.

    В глазах многих колумбийцев она является символом самой дискриминированной части страны – женщина, негритянка, из бедной семьи и общественный лидер. Человеческие симпатии к ней очень велики, и наверняка это отразится в результатах голосования. С другой стороны, необходимо учесть, что при всей искренности Франсии, ее политический опыт крайне органичен и явная нехватка общего образования не может не привести к серьезным проблемам и политическим ошибкам, тем более в борьбе с таким сильным и опытным противником.

    Главный и единственный реальный оппонент Густаво Петро на этих выборах – представитель урибизма строительный инженер и бывший мэр второго города страны Медельина (2016-2019 гг), 47-летний Федерико Гутьеррес. Гутьеррес представляет не просто правые силы, а наиболее радикальную их часть, стремящуюся к защите олигархической системы без каких бы то ни было уступок обществу, физическое уничтожение несогласных, отказ от выполнения мирного договора с ФАРК и полную внешнеполитческую ориентацию на США. Политические силы большинства евангелистских церквей уже заявили о поддержке его кандидатуры.

    Интересен и показателен департамент Колумбии, который представляет Гутьеррес – Антиокия. Антиокия – наиболее экономически привилегированная часть страны, а ее столица Медельин – самый богатый город Колумбии, исторический центр расизма, олигархии, наркотрафика и парамилитаризма, который родился именно здесь.

    Часть местного менталитета – крайний консерватизм, двойные стандарты и самая любезная из масок для туристов и инвесторов. Предприниматели именно Антиокии подчинили себе большую часть экономики страны и стали главным связующим звеном между внешним глобализированным миром и Колумбией, став главными представителями банков и корпораций.

    Логично и показательно, что один из самый страшных персонажей недавней колумбийской истории Пабло Эскобар был из Медельина. В это же время Антиокия была долгое время одним из главных центров партизанской борьбы и сегодня департамент с одним из самых высоких показателей повседневных убийств социальных лидеров. Альваро Урибе – «Мясник»-Matarife – один из ярчайших представителей этой медельинской олигархической культуры и Федерико Гутьеррес – политический продукт именно этой истории.

    В правительственной программе Гутьерреса на первом месте – борьба с преступностью и коррупцией, усиление силовых структур и расширение их полномочий, строительство дорог, создание новых возможностей для бизнеса, борьба с государственной бюрократией, гарантия трехразового бесплатного питания для самых бедных, денежные субсидии для семей за чертой бедности, строительство жилья, обеспечение водопроводом, канализациями и интернетом жителей районов, лишенных элементарных благ цивилизации, и все это при полном сохранении нынешней экономической и политической системы.

    Интересны названия партий и коалиций двух противостоящих сторон: Петро – партия Человечная Колумбия в составе Исторического пакта и Гутьеррес – партия Демократический Центр (крайне недемократический и совершенно ультраправый) внутри блока с популистским футбольным названием «Команда за Колумбию».

    Согласно усредненным результатам множества последних опросов, на первом туре президентских выборов, которые состоятся 29 мая, Густаво Петро должен набрать порядка 37% голосов избирателей, что на 10% выше, чем два месяца назад. Федерико Гутьеррес при этом набирает порядка 19% и его уровень поддержки тоже быстро растет. На третьем месте – «пустой бюллетень»; не определились с предпочтениями или определились, но против всех 16% опрошенных в эти дни.

    Во многих внешних оценках расклада политических сил в Колумбии часто встречается много грубых неточностей. Так многие правые политики, наподобие Серхио Гахардо, представляются как «левые» или «левоцентристские» кандидаты, в последний момент «отказывающиеся от объединения прогрессивных сил», обрекая эти силы на очередной проигрыш.

    На самом деле, происходит следующее (причем эта тенденция не только колумбийская, а вообще латиноамериканская): большинство населения достаточно малообразованно, аполитично и легко манипулируемо властью, сохраняющей контроль над СМИ. Большинство традиционных правых партий связаны в сознании людей с экономическими элитами и коррупцией и поэтому слишком одиозны и не могут обеспечить электоральную победу ни одному из кандидатов.

    Поэтому возникло множество «новых» партий и движений с «прогрессивными» названиями, позиционирующие себя как «центр» или «левый центр» или «демократические левые», включающие модную правозащитную или экологическую повестку дня, но в реальных политических процессах всегда принимающих сторону олигархии и политических элит. Это часто приводит к еще большей дезориентации и деполитизации населения.

    При этом интересно, что некоторые традиционные консерваторы из традиционных правых политических партий, нередко ведут себя прогрессивнее и честнее, чем представители этих «новых левых». Например, очень интересна фигура Умберто де ла Калье – традиционного правого политика, представителя образованных аристократических элит. Он был главой правительственной делегации на переговорах с ФАРК о мире. Сегодня он является одним из самых последовательных в стране борцов за мир и необходимые социальные реформы, причем весьма уважаемым разными политическими лагерями.

    Учитывая вышесказанное и политические результаты выборов в сенат, несмотря на все успехи левых, у Петро нет шанса победить в первом туре президентской гонки, где необходимо набрать больше 50% голосов. Это возможно только при участии ныне активной части избирателей. Очевидно, что большинство псевдоцентристов и псевдолевоцентристов поддержат урибизм, чтобы заблокировать любую возможность серьезных перемен. Перед вторым туром логично ожидать объединения большинства политических сил вокруг кандидатуры Федерико Гутьерреса.

    Но на недавних выборах в конгресс, позволяющих нам делать эти политические проекции, участвовало чуть больше 47% избирателей. Если прогрессивные силы сумеют убедить политически пассивную часть населения перед первым или хотя бы вторым туром (как недавно в Чили перед избранием политически близкого к Густаво Петро Габриэля Борича) поддержать их кандидатуру – победа вполне реальна.

    Именно поэтому сейчас правая пресса Колумбии (а другой альтернативной прессы в стране практически нет) пытается создать у левых шапкозакидательские настроения и иллюзию легкой победы в первом туре, тем временем как Гутьеррес быстро наращивает уровень поддержки и к пропаганде его кандидатуры подключаются все новые силы и персонажи.

    Сегодня ничто не предрешено, но у левых есть действительно самый большой в истории Колумбии шанс выиграть выборы.

    К каким изменениям могла бы привести победа Петро на выборах при самом идеальном раскладе успехов его правительства?

    Снизился бы уровень бедности и у большей части колумбийцев появилось бы больше социальной защиты и шансов на полноценное образование. В обществе снизились бы преступность и насилие, прекратились бы массовые убийства общественных лидеров, заработали бы механизмы мирного процесса договора с ФАРК, а крестьяне получили бы шанс жить не за счет выращивания листьев коки.

    То есть реальный проект правительства Петро скорее социал-демократический, который должен смягчить ныне действующую модель, но не изменяя ее в корне. Ни о какой социалистической революции речь, конечно же, не идет. И вряд ли Колумбия смогла бы покончить с зависимостью от США только в результате победы Петро.

    Улучшения в отношениях с Россией были бы несомненно. Если нынешнее урибистское правительство первым и одним из немногих в Латинской Америке присоединилось к антироссийским санкциям, правительство Петро – однозначно осуждая любую войну, как способ решения конфликтов (и из колумбийского опыта это особенно понятно), по всей вероятности отказался бы от политики санкций и искал бы взаимовыгодных связей, как это делают идеологически близкие ему коллеги в регионе – от Мексики до Боливии, Аргентины и Чили. 

    А единственный вариант освобождения Колумбии от зависимости от США в ближайшие годы возможен, пожалуй, только в случае продолжения ослабления экономических возможностей США и их способности финансировать колумбийскую военную машину с одной стороны и роста экономических связей Колумбии с Китаем - с другой.

    Средняя оценка: 4.6 (голоса: 8)