США боятся амбиций Южной Кореи в ядерном вопросе

    Вопрос самостоятельного приобретения Южной Кореей ядерного оружия является поводом для анализа среди американских политиков.
    Аватар пользователя Олег Ладогин
    account_circleОлег Ладогинaccess_time09 июл 2023remove_red_eye90 189
    print 9 7 2023
     

    В преддверии апрельского визита лидера Южной Кореи Юн Сук Еля в США, аналитический центр RAND Corporation опубликовал материал, посвященный вопросу нуклеаризации Южной Кореи. Отвечающий за южнокорейское направление Эрик Мобранд пишет, что вопрос самостоятельного приобретения Южной Кореей ядерного оружия является поводом для анализа среди американских политиков.

    Однако, для начала, нужно напомнить, что США впервые разместили ядерное оружие в Южной Корее в 1958 году. В 1991 году всё американское ядерное оружие было выведено из этой страны. В 2004 году правительство Южной Кореи раскрыло Международному агентству по атомной энергии (МАГАТЭ) информацию о самостоятельной разработке ядерного оружия.

    МАГАТЭ назвало неспособность правительства Южной Кореи проинформировать международное сообщество о своей ядерной деятельности предметом «серьезной озабоченности», но признало, что в результате этих экспериментов никогда не изготавливалось ядерного материала в количестве, необходимом для создания оружия. МАГАТЭ решило не делать официального вывода о несоблюдении Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), и вопрос не был передан на рассмотрение Совета Безопасности ООН.

    В первом абзаце статьи политолог RAND Corporation указывает, что более двух третей опрошенных южнокорейцев сейчас поддерживают разработку своей страной ядерного оружия, и результатам этих опросов уделяется большое внимание. На самом деле, в опросе 2022 года, проведенном Институтом политических исследований Asan, 59% южнокорейцев поддержали развертывание американского ядерного оружия, в то время как 70,2% поддержали разработку собственного ядерного оружия.

    Далее автор пытается предостеречь южнокорейских политиков от действий, нацеленных на реализацию мнения своих сограждан. «Демократия — это не опросы» пишет он, респонденты не осознают катастрофичность экономических и дипломатических последствий реализации этой идеи.

    Эрик Мобранд считает, что американские эксперты должны понимать состояние дискуссии в Южной Корее по поводу приобретения ядерного оружия для того, чтобы они могли сформировать публичные нарративы США в возможной партийной или общественной борьбе в Южной Корее по этому вопросу, на фоне расширяющихся ядерных возможностей Северной Кореи. Трудно не заметить, что RAND Corporation не стесняется говорить о том, что США необходимо вмешиваться во внутреннюю политику Южной Кореи.

    Пока ни одна из двух крупнейших партий Южной Кореи не оформила официальной позиции по поводу самостоятельного приобретения ядерного оружия. Член Партии народной власти (ПНВ), к которой принадлежит президент Юн Сук Ель, Ким Ки Хен заявил в октябре 2022 года, что «обладание ядерным оружием повысило бы обороноспособность Республики Корея». Он критиковал ДНЯО заявив, что «это несправедливое соглашение .... Учитывая масштабы ядерного оружия Северной Кореи, в чрезвычайных условиях мы также можем выйти из Договора о нераспространении».

    Упомянутая несправедливость сформулирована в том, что нескольким мировым игрокам разрешено иметь ядерное оружие, в то время как другим — нет. Другой представитель ПНВ позже подтвердил, что Южная Корея может выйти из ДНЯО при чрезвычайных обстоятельствах.

    Мэр города Тэгу Хон Чжун Пе из ПНВ, заявил, что «если мы не изменим ядерный баланс на Корейском полуострове, то это приведет к ситуации, когда безопасность государства не может быть гарантирована». В заявлении поднимается вопрос о сдерживании, обеспечиваемом поддержкой США или с помощью южнокорейского ядерного арсенала, без каких-​либо разумных замечаний о различиях между этими вариантами, отмечает Эрик Мобранд.

    Президент Юн Сук Ель в январе 2023 года заявил на одном из политических собраний, что ядерное оружие, приобретенное самостоятельно или развернутое США, могло бы стать разумным ответом на угрозу со стороны Северной Кореи. Стоит отметить, что данное заявление получило широкий резонанс как внутри страны, так и за рубежом, поскольку южнокорейское руководство не поднимало эту тему в течение последних трех десятилетий.

    После того, как ряд деятелей ПНВ заявили, что страна может самостоятельно приобрести ядерное оружие, другие отказались от этой позиции, отмечая, что США «абсолютно не допустят» такого развития событий. Член ПНВ Юн Санхен в выступлении по радио заявил: «Я действительно хочу, чтобы у нас было наше собственное ядерное оружие. По правде говоря, самый простой вариант — ядерное оружие за ядерное оружие, око за око, зуб за зуб», имея ввиду Северную Корею. Тем не менее, из-за потери международного доверия, дипломатических и экономических последствий, выход из ДНЯО нецелесообразен, сказал законодатель. То же самое произошло после заявления президента Юн Сук Еля в январе 2023 года. Его офис немедленно дал пояснения, что у страны нет планов или намерения разработать собственное ядерное оружие.

    Представители Демократической партии (ДП), которая имеет большинство в Национальной ассамблее — законодательном органе Южной Кореи, высказывались по этому вопросу намного меньше. Эрик Мобранд считает, что члены ДП, более озабоченные безопасностью путем укрепления мира и диалога с Северной Кореей, могут выступить против размещения ядерного оружия на южнокорейской земле, независимо от того, находится ли оно под внутренним или американским контролем.

    Политолог RAND Corporation делает вывод, что выход Южной Кореи из ДНЯО может привести к санкциям, которые опустошат экономику страны, потребуется время и точный расчет стратегии по смягчению последующих издержек и адаптации к новой реальности. Кроме того, будет трудно объяснить коренной разворот в политике президента Южной Кореи Юн Сук Еля по денуклеаризации полуострова. Сеул оказался бы в неловком положении, отступая от этих обязательств.

    Ссылаясь на публичную дискуссию в СМИ, Эрик Мобранд пишет, что общество в Южной Корее ещё на нашло ответы на вопросы: «Сработает ли сдерживание Северной Кореи, если Южная Корея будет обладать собственными ядерным оружием, не полагаясь на возможности США? И является ли ядерное оружие единственным способом сдерживания ядерного оружия? Являются ли обычные вооружения южнокорейской и американской армии достаточным сдерживающим фактором для Северной Кореи?»

    Он указывает, что публикации в печатных изданиях и исследовательских институтов в США, могут стать источником информации в руках заинтересованных сторон в Южной Корее. Когда Washington Post будет публиковать комментарий по теме, «политический деятель в Сеуле увидит шанс.» Комментарии из США могут быть использованы для легитимизации позиции политиков в Южной Корее по вопросу ядерного оружия.

    В конце публикации сотрудник RAND Corporation ещё раз предупреждает, что некоторые южнокорейские политики публично заявляют о желании того, чтобы их страна обрела ядерное оружие, но эти заявления больше основаны на популизме, чем на какой-​либо достоверной почве, дающей представление, что этот шаг пойдет на пользу Южной Корее.

    Вполне очевидно, что Эрик Мобранд продвигает главный нарратив о том, что собственное ядерное оружие Южной Корее не нужно, и именно эту идею следует внедрять в южнокорейскую общественность и дискурс политиков.

    Стоит напомнить, что в мае 2022 года президент США Джо Байден подтвердил расширенные обязательства США перед Южной Кореей по сдерживанию Северной Кореи с использованием всего спектра оборонных возможностей США и обозначил принцип «ядерного ответа на ядерную угрозу».

    Усилия RAND Corporation не пропали даром, в ходе визита президента Южной Кореи Юн Сук Еля в США 26 апреля, Белый дом пообещал своему союзнику предоставить больше информации о планировании ядерного ответа в случае любого конфликта с Северной Кореей. В обмен на это Южная Корея дала обязательство не создавать собственное ядерное оружие. Однако, президент США Джо Байден упомянул, что ядерное оружие США не будет размещено на территории Южной Кореи.

    В июне этого года Юн Сук Ель заявил, что «альянс Южной Кореи и США теперь повышен до альянса, основанного на ядерном оружии». Президент Южной Кореи охарактеризовал свои договоренности с США, как соглашение об использовании ядерного оружия в случае ядерного нападения Северной Кореи.
    Всё же Сью Ми Терри из аналитического центра Wilson Center высказала мнение, что такого подхода может быть недостаточно для того, чтобы в Южной Корее окончательно отказались от идеи разработки собственного ядерного оружия.

    Если смотреть в перспективу, то новое размещение ядерного оружия США на территории Южной Кореи становится практически неизбежным. Дело в том, что предоставление «ядерного зонтика» — это единственный военный козырь США для своих союзников в Азии. По сути, если у этих союзников появится собственное ядерное оружие, то необходимость присутствия США в регионе будет практически нивелирована, США потеряют там свое влияние.

    Поэтому, со временем, США будут вынуждены пойти на уступки союзникам в этом плане. 27 февраля 2022 года бывший премьер-​министр Синдзо Абэ предлагал Японии рассмотреть соглашение о совместном использовании ядерного оружия США, по аналогии с тем, как это делают члены НАТО.

    Конечно, США хотели бы вообще расширить НАТО вплоть до стран Азии, но пока это мало вероятно, так как президент Франции Эмманюэль Макрон не поддержал предложение открыть офис НАТО в Японии. Поэтому, предоставление «ядерного зонтика» США союзникам в Азии, скорей всего, будет оформляться на двусторонней основе, а не в рамках альянса.

    Учитывая вероятность такого развития событий, в условиях распадающегося глобализированного мира, возможно переосмысление требований ДНЯО. Кому-​то эта мысль может показаться крамольной, однако, если посмотреть на пример Израиля, то согласно официального «Бюллетеня американских ученых-​атомщиков» Израиль работал над ядерной программой с 1960-х годов и теперь обладает 80 ядерными боеприпасами, однако МАГАТЭ официального разбирательства не вело.

    В 2010 году на Генеральной конференции МАГАТЭ в Вене был провален предложенный арабскими странами проект резолюции с требованием к Израилю вступить в ДНЯО. Будучи членом МАГАТЭ, Израиль не является участником ДНЯО и не допускает международных инспекторов на свои ядерные объекты.
    В таких обстоятельствах апеллировать к ДНЯО, как «столпу ядерной безопасности» бессмысленно. Необходимо пересмотреть оценки угрозы для мировой безопасности при наличии ядерного оружия США в Азии и обладании собственным ядерным оружием таких развитых стран, как Южная Корея и Япония.

    В одном варианте США могут применить ядерное оружие или осуществить провокации, исходя из собственных интересов, пренебрегая интересами союзников на другом континенте, в другом случае Азиатские страны будут сами оценивать риски применения ядерного оружия в регионе.
    Конечно, в связи с этим возрастут амбиции обладания ядерным оружием и других стран, таких как, например, Саудовская Аравия. Тут ещё раз стоит подчеркнуть, что в условиях распадающейся системы мирового порядка, дисфункциональности институтов ООН, этот процесс уже неизбежен.

    Средняя оценка: 5 (голоса: 2)