Киевский режим осмелел и всё чаще бьет по территории России

    Украинским нацистам нельзя дать захватить инициативу даже в тактических вопросах
    Аватар пользователя Институт РУССТРАТ
    account_circleИнститут РУССТРАТaccess_time01 Май 2022remove_red_eye3 213
    print 1 5 2022
     

    Сводка Минобороны от 26 апреля содержит требующие внимания моменты, в том числе окончательно оформившийся тренд на увеличение числа сбитых украинских дронов за одни сутки. 26 апреля их было уничтожено 19, 25-го – 17, 24-го – 10, 23-го – 15. Сейчас дроны можно считать самым результативным инструментом в арсенале киевского режима, поэтому противодействие этой угрозе следует считать приоритетным направлением.

    По данным МО, по состоянию на вечер 26 апреля с начала проведения специальной военной операции были уничтожены 141 украинский самолет, 110 вертолетов, 589 беспилотных летательных аппаратов, 272 зенитных ракетных комплекса, 2588 танков и других боевых бронированных машин, 292 установки реактивных систем залпового огня, 1124 орудий полевой артиллерии и минометов, а также 2403 единицы специальной военной автомобильной техники.

    Больше всего в количественном отношении меняется графа сбитых дронов. Известно, что запасы украинских ударных дронов пополняются с трех сторон. Помимо собственного производства неизвестного объема, в украинские арсеналы продолжаются поставки турецких «Байрактаров», а также американских тактических барражирующих дронов Switchblade и специально разработанных в США для Украины дронов Phoenix Ghost. Они имеют разную дистанцию действия, но при грамотном применении способны нанести урон слабозащищенным целям, вроде приграничных нефтехранилищ и складов. Что, к сожалению, уже неоднократно подтверждалось.

    Есть все основания считать, что в ближайшем будущем украинская сторона сфокусируется на тактике диверсионных ударов в приграничных регионах России. По-видимому, это уже происходит.

    В ночь с 26 на 27 апреля на территории сразу трех приграничных с Украиной областей Российской Федерации произошли инциденты, связанные с вероятной агрессией украинской стороны. В Белгороде с 03:35 по московскому времени шла работа по перехвату воздушных целей, которые успели нанести определенный ущерб - в районе села Старая Нелидовка загорелся склад боеприпасов, по данным местных властей, разрушений жилых домов и пострадавших среди мирного населения нет.

    Система ПВО сработала ночью в Курской области, где пока что нет сообщений о каком-либо ущербе. В Воронеже системы ПВО сработали в районе аэродрома «Балтимор», известно о перехвате двух целей в воздухе.

    Тактика переноса боевых действий на территорию Российской Федерации явно продвигается западными кураторами киевского режима. Резонансным стало заявление британца Джеймса Хиппи – ряд СМИ причислил его к британскому минобороны, хотя его должность более соответствует главе парламентского комитета по обороне. Справедливости ради, первыми назначили Хиппи «министром обороны» (Defence minister) вместе с Беном Уоллесом в самой Британии – так Хиппи позиционировал «Хаффингтон Пост».

    Хиппи сообщил, что «много стран по всему миру используют вооружение, импортированное из других государств. И когда это оружие используется, вы должны обвинять не страну, которая его произвела, а страну, которая его использовала», поэтому лично он считает, что «необязательно будет проблемой», если Украина использует полученное из Лондона оружие для ударов по территории РФ.

    Среди прочего, Великобритания планирует передать Украине в ближайшие несколько недель (называется срок до 10 мая) современные авиационные ракеты Brimstone. Которые, не исключено, будут пригодны для применения с дронов.

    На это заявление отреагировали в Минобороны. Российское оборонное ведомство подчеркнуло, что прямое провоцирование Лондоном киевского режима на подобные действия, в случае попытки их реализации, немедленно приведут к пропорциональному ответу.

    Вооруженные Силы находятся в круглосуточной готовности к нанесению ответных ударов высокоточным оружием большой дальности по центрам принятия соответствующих решений в Киеве.

    «Находящиеся в украинских центрах принятия решений в Киеве советники из числа подданных одной из западных стран, «не обязательно будут проблемой» при принятии Россией решений на ответные действия», - так звучал прозрачный намек МО РФ.

    Вне зависимости от публичной риторики, следует признать очевидное: не имея поводов для радости от военных побед – Мариуполь взят, изменившаяся тактика российских войск уже не дает украинским и западным пропагандистам красивых «картинок» с разбитыми на марше колоннами и пленными – киевский режим будет концентрироваться на более успешной тактике ударов по невоенным объектам на территории России. У Киева уже есть определенная «история успеха» по этому вектору, и украинское руководство, которое явно вошло во вкус, не имеет причин эти успехи не развивать.

    Позволить противнику взять инициативу даже в тактических вопросах, таких как ночные диверсионные удары, недопустимо. Поскольку это не только наносит определенный урон российской инфраструктуре, но и вдохновляет врага, мотивируя к сопротивлению.

    Следует признать, что приграничные регионы России – от Курска до Крыма – являются потенциально уязвимыми. Более чем вероятная линия поведения киевского режима требует соответствующей реакции как от властей российских регионов, для которых ночные удары могут стать постоянным явлением вплоть до зачистки приграничных украинских территорий, так и от центров планирования СВО. Очевидно, что было бы целесообразным выделение необходимых средств для усиления контроля воздушного пространства Сумской, Харьковской и Черниговской областей Украины.

    Назревшей и перезревшей необходимостью стало серьезное отношение к ПВО стратегических объектов, которые могут быть повреждены, особенно в тех случаях, когда нанесенный ущерб может привести к заметным социально-экономическим последствиям. ВФУ Украины неоднократно доказывали, что у них нет моральных ограничений в плане ударов по скоплениям людей, станциям водоснабжения и т.д.

    Говорить о введении военного положения или других радикальных мер на границе с Украиной пока преждевременно. Однако без повышения градуса серьезности к реальным угрозам могут возникнуть неприятные последствия, в том числе затягивание СВО дольше первоначального плана.

    Средняя оценка: 4.4 (голоса: 11)