О возможном вооруженном конфликте между США и КНР

Аватар пользователя Админ
account_circleАдминaccess_time08 июн 2020remove_red_eye154

Оценка ситуации.

Текущее обострение отношений между США и Китаем на фоне пандемии коронавируса и экономического кризиса следует считать тактическим ходом Трампа в ходе предвыборной борьбы. К таким мероприятиям следует отнести внесённый в конгресс США законопроект о санкциях против КНР под названием «Об ответственности за COVID-19».

Это стандартная для Трампа реакция перекладывания ответственности и отвлечения внимания электората. Одновременно это – страховка от более чем вероятного обвинения демократов в сговоре с КНР, в которое легко зарифмовать нарастающую бюджетную катастрофу. Трамп пускает дымовую завесу:

«Как так вышло, что он не попал в другие районы Китая? Почему они помешали ему выйти за пределы Уханя, но они не помешали ему вырваться в остальной мир, в том числе в США... И почему они не пустили нас, чтобы мы помогли им решить эту проблему. Так что я очень разочарован в Китае».

Характерно, что официальный Пекин от ответных угроз воздерживается. Министр иностранных дел КНР Чжао Лицзянь лишь призвал США прекратить «клеветать на Китай и дискредитировать страну и играть в бессмысленную игру обвинений».

Гораздо серьёзнее традиционная для Трампа игра на повышение ставок, которая свидетельствует о готовности продолжать договорный процесс о разделе сфер глобального влияния. На данном этапе речь идёт о подготовке к заключению второй фазы «исторической торговой сделки» - разделе влияния в сфере IT, AI и генетических технологий.

В предполье этой сделки  13 мая были на год продлены американские санкции против компании Huawei. Напоминаем, эта компания является ключевым держателем технологий искусственного интеллекта. Именно эта сфера как инструмент контроля обозначенных сфер влияния США и Китая намечена как узловая во втором этапе торговой сделки.

У Китая остаётся мощное пространство для манёвра – контрсанкции против Apple, Qualcomm, Cisco и других. Очевидно, такой сценарий, который может привести к скачку цен на высокотехнологичную продукцию, для США крайне болезнен.

Пока же Китай не реагирует на удар по Huawei, чего нельзя сказать о фондовом рынке. Бумаги некоторых подрядчиков Huawei просели в среднем на 2,5%. Параллельно Сенат США обсуждает запрет китайским предприятиям размещать ценные бумаги на биржах США.

Но пока все эти телодвижения не выходят за рамки исключительно торговой войны. Скорее, они являются логичным продолжением процесса размежевания в рамках первого этапа торговой сделки.

Даже самый болезненный удар КНР по экономике США – угроза выставить на международные торги долговые обязательства США – укладывается в рамки доктрин обоих лидеров. Прежде всего, удар нанесён по нервному центру глубинного правительства.

Под него в первую очередь попадает действующая глобальная финансовая система. Здесь крайне интересно наблюдать за сценарием, который устроит и Трампа, и Си. Более чем вероятное отсутствие спроса на американские трежерис угрожает обрушить котировки и, как следствие может стать началом фатального процесса для доллара как мировой резервной валюты.

Это становится серьёзным индикатором стратегического плана: главной согласованной с КНР задачей Трампа после избрания станет введение двухконтурной финансовой системы. Это предрешит судьбу ФРС.  

Один из стратегических рычагов, который остаётся у Трампа в игре на повышение ставок – импорт редкоземельных металлов из Китая. Пентагон выдвинул законопроект, нацеленный на уменьшение зависимости Штатов от редкоземельных металлов из Китая. Альтернативным, но фрагментарным поставщиком, вероятнее всего, рассматривается Косово. КНДР остается в зоне полного контроля Пекина.

Прогноз.

Нынешний обмен «ударами» между США и КНР – не более чем игра на уровне риторики, которая вписывается в общий план президентской гонки в США. Это не только исключает вероятность военного столкновения между США и КНР, но, напротив, только убеждает в нацеленности на общий результат – смену глобальной финансово-политической модели.

Но при этом, в ходе приближения к финалу американской президентской гонки, можно ожидать локальных конфликтов по линии разграничения зон влияния. В частности, не исключен конфликт в районе Южно-Китайского моря, а также в «серой исламской зоне» - бывших советских среднеазиатских республиках, примыкающих к Китаю. Логика этой локализации – прерывание экспортных логистических цепочек Китая в секторе Нового Шелкового пути.

На этом фоне особую озабоченность вызывает более чем вероятная эскалация напряжения в европейской зоне разграничения сфер влияния. Прежде всего, завязывание проблемного узла вокруг Калининградской области РФ. Соответствующе заявление уже сделано – советник президента США по нацбезопасности О’Брайен назвал военную инфраструктуру Калининградской области «кинжалом в сердце Европы».

Характерно, что он заявил об этом в интервью немецкому еженедельнику «Бильд». Можно предположить, что Трамп втягивает в этот узел Германию, а также Польшу. Это существенно, поскольку вся инфраструктура снабжения Калининградской области (особенно средний и мелкий бизнес) логистически ориентирована на польские поставки.

Средняя оценка: 5 (голоса: 1)